Контрольная закупка, или 5 открытий детской литературы

Текст: Вера Ерофеева

Две недели прошло с момента окончания главного книжного смотра страны — ярмарки интеллектуальной литературы Non/fictio№ 17. Все книги были с трудом донесены до дома и беспристрастно рассмотрены, многое уже прочитано, а о лучшем — даже написано.



Азбучные истины / Сост. М. К. Голованивская. — М.: Клевер-Медиа-Групп, 2016. — 136 с.
«Азбучные истины» — это натуральная азбука, где «А» — это «авторитет», а «Я» — «Ясность», и одновременно литературно-философский альманах главных лиц русской словесности (за некоторым исключением). Свежая мысль — предложить большим людям составить азбуку для тех, кому по маркировке издательства больше одиннадцати, для тех, кто уже вырос из азбуки и требует истины, — посетила писателя, переводчика и филолога Марию Голованивскую. Компания, которую она собрала для делегирования истины, неожиданная, нестройная, но удивительная и удивляющая: здесь классики Андрей Битов и Сергей Гандлевский, медийные звезды Борис Акунин и Татьяна Толстая, великий колумнист Евгения Пищикова и — внезапно — Борис Гребенщиков (видимо, по прямой ассоциации со словом «истины»), апостол отечественного дизайна Игорь Гурович и русская Винтур Алена Долецкая. Всего 33 автора по числу букв в русском алфавите. Эти уважаемые люди пишут эссе на заданную тему, причем каждый на ту, в которой особенно силен: Андрей Родионов предсказуемо пишет о «Е» — ерунде, Долецкая — о красоте, Пищикова — о нужде, Андрей Бильжо — о юморе. Авторитеты стараются объяснить детям смысл выбранного понятия, кто-то апеллирует к семантике, кто-то стихотворит, кто-то травит байки, но объединяет их откровенный и единственно верный тон в диалоге с подростком.

Маша Рольникайте. Я должна рассказать. — М.: Самокат, 2016. — 192 с.
Вильнюсская еврейка Маша Рольникайте встретила войну четырнадцатилетней девочкой. Внезапно ее прежняя детская жизнь — с мамой и папой, школой, подружками, стихами, французским — закончилась, и началась другая — не жизнь, а пытка. Пять лет до освобождения весной 1945-го она мытарствовала по гетто и концентрационным лагерям, терпела голод, побои и издевательства нацистов, ежечасный страх смерти, теряла родных, хоронила знакомых и вела дневник, который заучивала наизусть. Именно он, впервые изданный в 1963 году, и является основой книги. Простой, честный, лишенный рефлексии детский текст с характерной иронией и одновременно максимализмом подростка фиксирует особенности устройства гетто и жизни в нем, проводимые оккупантами «акции», потом — лагерные порядки, работу, подробности пыток и казней. Он поставит множество вопросов перед юным читателем, к которому и обращена эта книга, и один — перед читателем взрослым: должна ли книга попасть в руки конкретного, его ребенка, и если да, то когда и как?

Юлия Яковлева. Дети ворона. 1938 год. — М.: Самокат, 2016. — 264 с.
Много лет назад Юлия Яковлева вела колонку в журнале «Афиша», и несмотря на то, что писала она для широкого круга о теме узкоспециальной — о балете, не читать ее было невозможно. Потом она рассказывала о детской литературе для портала Colta.ru, а теперь выпустила свой дебютный роман. Книга «Дети ворона» поддерживает множество современных трендов. Обращение к 30-м годам прошлого века, репрессиям и теме детства на фоне специфического исторического материала отсылают к нашумевшему «Сахарному ребенку» Ольги Громовой, «Девочке перед дверью» Марьяны Козыревой и той же «Я должна рассказать» Маши Рольникайте. Традиционна здесь и фантазийность повествования — ведь в глазах семилетнего героя неизвестная и непонятная взрослая реальность обретает сказочные черты. С другой стороны, эта книга — пример редкой большой литературы для детей с наследием в виде зыбкого Петербурга-Ленинграда «Медного Всадника» и «Белых ночей», с очень точной фонетикой диалогов, с богатством метафор. Юлия Яковлева собирает и выращивает эти метафоры до размеров самостоятельных сюжетов: воронок в преломлении детского сознания превращается в черного ворона, что по ночам уносит детей и взрослых в свое гнездо, постоянная слежка оборачивается глазами и ушами-лопухами, внезапно вырастающими из стен, казенная овсянка становится пищей забвения. Роман построен на напряженном балансировании между правдой и вымыслом, детским и взрослым, причем взрослые видят в нем пугающие картины времен террора, а дети — сказку, страшную и волшебную, какой и полагается быть хорошей истории.

Людмила Петрушевская. Приключения поросенка Петра. — М.: Розовый жираф, 2015.
Трилогия про поросенка Петра — настоящая культовая книжка тех, кто родился или родил в начале нового тысячелетия. Первая книжка-картинка впервые увидела свет в уже далеком 2002 году, когда современного рынка детской литературы попросту не существовало, а книжные полки в основном занимали переиздания советской классики и поделки дорвавшихся до фотошопа доморощенных иллюстраторов. Книжка про Петра, оформленная известным современным художником и музейным дизайнером Александром Райхштейном, выглядела на их фоне не просто вызывающе — это была пощечина общественному вкусу, плевок в сутеевскую классику, настоящий разрыв шаблона литературы для малышей. Несколько лет спустя Петр прочно обосновался в Рунете. Он превратился в популярный мем, стал героем матерных стихов и песен, потом — символом эмиграции из немытой России (аллегорией стало его путешествие на тракторе), а сама книга породила массу фанфиков («Поросенок Петр отправляется в Ад», «Поросенок Петр в Сайлэнт Хилле») и была растащена на цитаты. Познакомив лишь с некоторыми из них своего двухлетку («Извините, я на тракторе!» или «Командир, мне надо в кусты срочно!»), вы снабдите ребенка почти универсальным коммуникативным ломом, против которого, как известно, приема нет.

Лоранс Кантен и Катрин Рейсер. Мир в ХIII веке. — М.: Пешком в историю, 2016. — 74 с.
«Мир в ХIII веке» — иллюстрированный энциклопедический атлас, придуманный двумя французскими путешественницами, писательницами и художницами. Он знакомит читателей с основными действующими лицами той эпохи: от Фридриха Второго Штауфена, Людовика Девятого и Марко Поло до Синчи Рока, второго Инка, правителя Куско, султана Египта Бейбарса и Китайского императора Хубилай-хана, — и рисует обширную панораму жизни в Средневековье. На страницах атласа можно найти ответы на вопросы: как мылись, что ели и во что играли средневековые люди, что такое «крестовые походы», откуда берутся рабы, как жилось евреям по всему миру, как была устроена жизнь в Париже, Венеции или гареме Хубилая 800 лет назад. «Мир в ХIII веке» — это флагман целой серии книг издательства «Пешком в историю», в которую входят роман известной голландской писательницы Теа Бекман «Крестовый поход в джинсах», иллюстрированная повесть Анке Бер «Андрес, сын купца» и интерактивная тетрадь «Средневековый лабиринт», которая предлагает сделать витраж, вырастить магический кристалл или пройти путь Марко Поло с фишками и кубиком. Серия целиком способна как увлечь шестилетку, так и разнообразить школьную программу по истории шестиклассника.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Азбучные истиныВера ЕрофееваДети воронаКатрин РейсерКлевер-Медиа-ГруппЛоранс КантенЛюдмила ПетрушевскаяМария ГолованивскаяМаша РольникайтеМир в ХIII векеПешком в историюПриключения поросенка ПетраСамокатЮлия ЯковлеваЯ должна рассказать