6 книг, которые странно читать летом

Текст: Елена Васильева, Надежда Сергеева

Когда за окном кружит метель, а снежные хлопья танцуют «Вальс цветов», многие достают с полок книги Гофмана, Диккенса, Андерсена и О. Генри, однако читать одно и то же из года в год — привычка так себе. Гораздо полезнее экспериментировать, пополняя домашнюю библиотеку новыми находками. «Прочтение» выбрало шесть книг, которые странно читать летом. Длинные каникулы позволят вам познакомиться с каждой.



Линор Горалик «Агата возвращается домой»
От небольшого рассказа Линор Горалик кидает то в жар, то в холод подобно тому, как маленькая Агата прислоняется сначала к раскаленной батарее, а потом — к ледяному окну. Это отнюдь не славная святочная история, а поучительная сказка для взрослых о том, что игры с нечистой силой не приводят ни к чему хорошему: бесовское наваждение исчезает и остается лишь болезненная лихорадка. Диву даешься, как Горалик умудряется создавать атмосферу волшебного хоррора и рождественского саспенса.

«Агате так невыносимо одиноко, что она не может ступить ни шагу. Ей кажется, что только что она была в сказочном дворце, — опасном, но полном волшебства, мрачном, но роскошном, волнующем, полном обещаний, — а сейчас она просто стоит одна в чащобе, пижамные штаны пропитались снегом до колена».

Елена Катишонок «Против часовой стрелки»
Во второй части семейной саги писательницы действие не случайно происходит зимой: испокон веков это время года ассоциируется с последним этапом человеческой жизни. Парадоксально, но изображенная Еленой Катишонок старость не пугает, а, наоборот, притягивает, поскольку этот период жизни поворачивает время назад. Старики понимают: они отставляют этот мир, уступая новую весну следующим поколениям. Так забытье оборачивается легкостью человеческого бытия.

«Пришел Новый год, и был праздничный стол у Левочки и, конечно же, «Голубой огонек». Похорошевшая Алла Пугачева громко пела и трясла красиво растрепанной шевелюрой, держа микрофон, похожий на эскимо. И были подарки «от Деда Мороза», которые вручала Милочка...
Не было рядом сестры.
Нас только я».


Фэнни Флэгг «Жареные зеленые помидоры в кафе „Полустанок“»
Зима — самое лучшее время для того, чтобы подвести итоги и начать жизнь с чистого листа. Книга Фэнни Флэгг рассказывает о женщине, которая смогла преодолеть «сезонную» депрессию. Она слышит истории об убийстве, нетрадиционной любви и других странных вещах, о которых ей, приличной американке, и не подобало бы знать. Роман намекает на то, что переосмыслить вечные ценности никогда не поздно и не бесполезно. Это книга о бунтарстве, на которое каждому стоит найти время.

«Живешь, стараешься, а потом, после стольких лет жизни, выясняется, что вовсе не так и важно, хорошо ты себя вела или плохо. Девочки из колледжа, которые прошли огонь, воду и медные трубы, отнюдь не закончили свои дни на задворках общества, и никто их не презирал, как предполагала Эвелин».


Юрий Буйда «Синяя кровь»
Роман Юрия Буйды представляет собой причудливое собрание сказочных героев всех времен и народов, порой напоминающее безудержную фантазию сумасшедшего кинорежиссера. Героиня — Спящая красавица — руководит фантасмагорическим действом, в результате которого чудо становится сильнее реальности. Она превращает неприглядную обыденность в выдуманный мир, в котором только и возможно существование. В общем, леденящая воображение сказка, которая длится круглый год.

«Благодаря Иде, благодаря ее историям маленький скучный городок оживал, его образ приобретал глубину, а его история, наполнявшаяся людьми и событиями, — драматизм. <...> Страсти бушевали, кровь лилась, свершались подвиги святости — такой была настоящая жизнь Чудова, по версии Иды...»



Милорад Павич «Пейзаж, нарисованный чаем»
Полные любовного томления эротические сцены, неотличимые друг от друга метафоры, намеренная афористичность и форма романа-кроссворда — «Пейзаж, нарисованный чаем» расставляет сети, в которых увязает воображение. Перед глазами возникает средневековая таверна, темная, шумная и порой даже опасная. Разбираться в сюжетных перипетиях, связанных с судьбой главного героя, — все равно что пытаться уследить за разворачивающимся во время долгого зимнего чаепития разговором: запомнить многое все равно не удастся, зато на душе хорошо.

«— Нельзя верить каждому слову буквально. <...> Песня — она и есть песня: как вода, никогда не стоит на месте и, подобно воде, идет от уст к устам. Не стоит думать, что она способна всегда утолить ту же жажду и погасить тот же огонь. Нам говорят, что мы видим звезды, которых давно нет, но не знают того, что и вода, которую мы пьем, давно выпита».

Александр Григоренко «Мэбэт»
Герой романа «Мэбэт» — сверхчеловек из древнего таежного племени. Он не только охотится на медведей, покрывает свой чум оленьими шкурами и ездит на нартах, но и отправляется в далекое путешествие по потустороннему миру, в котором его поджидает немыслимое количество испытаний. Прочувствовать все тяготы жизни в тайге удастся в полной мере в период, когда сугробы и метель не просто декорация.

«Засвистело что-то — сначала далеко и тонко, будто пурга выводит злую песню на дырявых ровдугах, покрывающих бедные чумы, — потом нестерпимо пронзительно, так что Мэбэт, бросив пальму, скорчился и зажал обеими ладонями уши. Свист двоился, троился, множился — и вместе с ним назревала в небе чернота. Раздробившись на бесчисленные точки, она бросилась на любимца божьего».

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Агата возвращается домойАлександр ГригоренкоЕлена КатишонокЖареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»Линор ГораликМилорад ПавичМэбэтПейзаж, нарисованный чаемПротив часовой стрелкиСиняя кровьФэнни ФлэггЮрий Буйда