Шимон Гибсон. Последние дни Иисуса. Археологические свидетельства

Введение к книге

Кто был Иисус, и что может рассказать о нем археология? Уверен, что многие хотят это знать. Теологи и историки занимались этим — тому свидетельство тысячи книг, но что может добавить к знаниям о реальном историческом Иисусе археология? Дает ли она просто иллюстративный материал к контексту и фону евангельских рассказов, своего рода «гарнир» к сфокусированному историческому взгляду? Или она может снабдить нас уникальной ценной информацией, способной существенно изменить наше представление об Иисусе и его последних днях в Иерусалиме, как о них рассказано в Евангелиях?

Я уверен, что археология является недооцененным и недостаточно используемым источником богатых данных об историческом Иисусе и надеюсь показать это на страницах книги. Голос археологии должен звучать так же громко, как и те идеи, которые основаны на исторической экзегезе Евангелий. У каждого из этих средств есть свои проблемы: археологические находки могут быть слишком фрагментарными и неправильно интерпретироваться, текстовые источники — сильно поврежденными при передаче или полными ошибок, допущенных переписчиками. Поэтому археологию следует использовать надлежащим образом — не для того, чтобы подкрепить рассказ о пребывании Иисуса в Иерусалиме, и не для отрицания и опровержения исторической достоверности этого рассказа. Археология должна быть независимым средством «испытания» подлинности евангельских описаний в сравнении и сопоставлении с историческими исследованиями. Археология может дать структурные объяснения и интерпретации конкретных событий — таких как суд над Иисусом, — и они впоследствии должны быть проверены и встроены в историческую перспективу.

Археологические памятники многослойны, как и текстовые описания, — и те и другие для прояснения многих «действительных фактов» прошлого требуют осторожности и критического подхода. Надо признать, что задача эта трудна и сложна. Существенно важно здесь понимание топографии Иерусалима и его плана. Необходимо также хорошее знание еврейской материальной культуры первого века. Очень полезны артефакты с надписями: важнейшей находкой и настоящим благом для науки является найденный в Кесарии камень с именем и точным титулом Понтия Пилата. Еще одним важнейшим археологическим открытием, бросающим свет на евангельскую историю, является гробница с именем Каиафы на одном из найденных там оссуариев. Другие надписи, как, например, на оссуарии «Иакова», имеют сомнительную достоверность, так как поступили из коллекций торговцев антиквариатом, а не найдены во время научных раскопок. Но и они не должны снижать значение археологии в прояснении евангельских рассказов.

Необходимость больше знать о местах, где Иисус провел свои последние, роковые дни, возникла давно. Об этом говорит нескончаемый поток христианских пилигримов в Святую Землю и особенно в Иерусалим, что начался в IV веке и продолжающийся и сегодня. Больше всего богомольцы желают видеть своими глазами главные достопримечательности, связанные с евангельскими историями: комнату Тайной Вечери на горе Сион, вековые масличные деревья в Гефсимане на горе Елеонской, помост Габбата, с которого Понтий Пилат вершил суд, Скорбный Путь, которым Иисус пронес свой крест, скалистый холм Голгофу или Кальвари, куда для совершения распятия был доставлен Иисус, и шатровый навес над остатками Гроба Иисуса.

Паломники и туристы неизбежно повторяют одни и те же вопросы: это действительно те самые места? Насколько уверены мы можем быть, что в Храме Гроба Господня находится подлинное захоронение Иисуса? В XIX веке гиды и местные священники показывали многие альтернативные места с второстепенными святынями, и это порождало у приехавших в Иерусалим путаницу и подозрения. Дискомфорт, который испытывали путешественники и пилигримы, чувствуется, когда обнаруживаешь в некоторых из оставленных ими записок домыслы.

В начале XX века приезжие столкнулись с существованием альтернативного захоронения Христа в «Гробнице в саду» на северной стороне города, что еще более усилило путаницу. Сегодня христианские паломники гораздо более требовательны и проницательны и нуждаются в путеводителях, которые содержат «научные» объяснения относительно «традиционных» евангельских достопримечательностей. Но это не значит, что их желания бывают удовлетворены.

Откуда люди берут информацию о последних днях Иисуса? Визуальные реконструкции то и дело появляются на экране и на сцене. Конечно, в первую очередь приходит в голову великолепный мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса «Иисус Христос — суперзвезда». Что касается кинематографических версий, имеются чудесный черно-белый фильм Пьера Паоло Пазолини и более новая картина «Последнее искушение Христа», вызвавшая немалый фурор. Совсем недавно я посмотрел фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы» о последних днях Иисуса и почувствовал, будто меня вымазали искусственной голливудской кровью. Фильм не показывали в Иерусалиме, поскольку прокатчики сочли сюжет «неинтересным» для широкого израильского зрителя, и я посмотрел пиратскую копию с субтитрами на арабском и английском в старомодной гостиной Английской археологической школы в Восточном Иерусалиме.

Об Иисусе, пророке и целителе, были написаны тысячи научных работ: о его ранней деятельности в окрестностях Галилейского моря; о его идеях, изречениях и эсхатологических пророчествах; о его встрече с Иоанном Крестителем на реке Иордан. Ученые согласны в том, что ни одно из Евангелий не содержит живых свидетельств описываемых событий, поскольку все они были написаны почти сорок или шестьдесят лет спустя после смерти Иисуса. Так что в лучшем случае синоптические Евангелия (от Марка, Матфея и Луки) могут рассматриваться как носители устной традиции, подвергшейся в какой-то мере литературному украшательству и преувеличениям. В четвертом Евангелии (от Иоанна), несомненно, были использованы многие исторические данные, которые не были доступны трем другим авторам. Возможно, лучшим способом какого-то приближения к истинному знанию того, что реально произошло, является тшательный исторический и литературный анализ Евангелий и их источников. Однако достаточно много может предложить археология — гораздо больше того, что она осуществила до сих пор.

В этой книге я сосредоточился на последних днях Иисуса в пасхальную неделю в Иерусалиме в 30 г. н. э. Начав с маршрута, избранного Иисусом для входа в Иерусалим, и его пребывания в Вифании, я исследую деяния Иисуса в Иерусалиме, особенно в иудейском Храме и в примыкающих к нему купели в Вифезде и Силоамской купальне. Исследована сцена суда и впервые публикуются свежие археологические открытия. Зная, как выглядело место совершения суда, можно представить себе весь ход процесса, что невозможно было раньше. Также рассматривается вопрос о точном месте распятия и захоронения Иисуса и представлены вновь найденные археологические данные. Найденная в Иерусалиме плащаница, датируемая первым веком, сравнивается со знаменитой Туринской плащаницей. Мои собственные исследования путей, пройденных историческим Иисусом, стали источником новых идей и объяснений. Некоторые из них могут удивить читателя.

«Так вы что-то вроде Индианы Джонса?» — спросил меня любознательный хозяин книжного магазина, узнав, что я профессиональный археолог. Он окинул меня взглядом с ног до головы, пытаясь понять, соответствую ли я такому званию, и, кажется, не был впечатлен.

Я ничем не похож на этого вымышленного киногероя, по крайней мере, в той сцене, когда он убегает от огромного каменного шара, несущегося вниз по узкому подземному туннелю где-то в глубине джунглей. Но я испытал немало опасностей и нервотрепки, работая на Ближнем Востоке. Археология доставляет большое удовольствие, но она требует и педантичной детективной работы со скучной писаниной и долгих часов в пыльных библиотеках. Но вам достаются и волнующие моменты открытий, когда внезапно ваши руки коснутся извлеченного из земли уникального предмета — надписи, головы статуи или клада монет. Вы испытаете чувство взволнованного ожидания, открывая дверь подземного помещения и оказавшись первым за тысячи лет человеком, вступающим в его пространство. В такие минуты вас охватывает радостное возбуждение и кровь приливает к голове при мысли о том, что может ожидать вас впереди. Но бывает и опасно. Я полз по частично обрушившимся туннелям глубоко под землей; некоторые из них были очень узкими, где можно было едва повернуться, и воздух мог вот-вот иссякнуть, а потолок внезапно обвалиться. Проблемой были также дикие животные и насекомые. Я помню, как за мной гнался разъяренный кабан, а в другой раз — рой жалящих ос, но обычно это были змеи и скорпионы. Дополнительные опасности существуют при работе в местностях, где после военных действий остались неразорвавшиеся снаряды и другие смертельные игрушки, заставляющие вас быть начеку. Но по большей части археология состоит из продолжительных периодов изнурительного копания в земле, ведения тщательных записей, совещаний по результатам раскопок и дней, проводимых в научных библиотеках в попытках свести вместе имеющиеся свидетельства.

На мой взгляд, Иерусалим представляет собой одну из самых захватывающих археологических территорий с удивительным количеством спрятанных под землей древних остатков. Мне повезло с возможностью провести несколько лет, зарываясь вглубь этого удивительного города в поисках памятников его прошлого и в стремлении соединить вместе историю и археологию. Я копал возле дворца Ирода Великого, где состоялся суд над Иисусом, и в Храме Гроба Господня неподалеку от захоронения Иисуса. Также я провел детальное археологическое изучение подземных пустот под Храмовой горой и новое обследование купальни в Вифезде. Теперь я веду раскопки в Верхнем городе, недалеко от мест, где, согласно византийской традиции, находился дом Каиафы. Говорят, что, стоит вонзить в землю лопату, как она неизбежно принесет богатую информацию о прошлом Иерусалима, и мой опыт это подтверждает. Пока же все-таки в нашем знании о древнем Иерусалиме имеются значительные лакуны и неопределенности, но, как увидим, недавние научные археологические раскопки смогли разрешить достаточно большое число щекотливых исторических затруднений. Проблема в том, что чем больше мы знаем, тем больше нуждаемся в еще большем знании, и вопросы, проистекающие из новых археологических данных, множатся. И значит, продолжаются попытки извлечения из земли новых знаний. Многие археологические открытия фундаментально изменили представления о том, как выглядел город, в котором провел свои последние дни Иисус.

Смысл того, почему я взялся за эту книгу, состоял в желании раз и навсегда распутать тайны, окружающие последние дни Иисуса в Иерусалиме, — зачем он отправился туда, почему подвергся аресту, суду и распятию и где находилось место его погребения. Это первая книга, в которой последние дни Иисуса рассматриваются с использованием полного набора археологических данных. Какие-то из моих выводов относительно Иисуса и Иерусалима могут быть противоречивыми, но читателю следует помнить наставление мастера сыска Шерлока Холмса: «Отбросьте все невозможное, и перед вами, при всей невероятности, останется единственно правильный ответ». Если читатель дойдет до последней страницы и закроет книгу с чувством, что она помогла прояснить историю последних дней Иисуса в Иерусалиме, значит, я преуспел в осуществлении своего замысла.

О книге Шимона Гибсона «Последние дни Иисуса. Археологические свидетельства»

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Издательство «Эксмо»Шимон Гибсон