Все свободны

Текст: Иван Шипнигов

  • «Джанго освобожденный». Реж. Квентин Тарантино. США, 2012

«Джанго освобожденный» — три часа хорошего, годного Тарантино, как мы любим. Все очень бодро, звонко, сочно. Много ружей, и все стреляют, реки нежно-алой крови щедро заливают черные поля американского Юга. Кристоф Вальц, полюбившийся российскому зрителю в роли полковника Ганса Ланды из «Бесславных ублюдков», блещет и в новом фильме Тарантино — лапочка и очаровашка, не оторваться. Как и в «Ублюдках», его персонаж, немецкий эмигрант доктор Щульц, начинает фильм с игры в языки: «Извините, ваш язык не является для меня родным». Ну и мочит, конечно, врагов, как без этого. Ди Каприо убедительно и остроумно играет классического тарантинного мерзавца, утонченного извращенца, у которого, кажется, чересчур нежные отношения с красавицей сестрой. Из его ухоженных, с маникюром, зверских лап нужно вызволять жену Джанго, рабыню-негритянку по имени Брунгильда — вот, а давайте еще раз с языками. В конце, конечно, все взрывается, и спасенная чернокожим Зигфридом Брунгильда хлопает ручками, радуясь массовой и страшной гибели угнетателей. Ну вот все, говорю, как мы любим, у нас примерно так же было: рабы обрели достоинство и свободу и с удовольствием укокошили господ, ибо нефиг. В «Джанго» даже лошадей освобождают от сбруи, чтобы красиво, под былинный тарантиновский саундтрек, скакать по прериям, держась за гриву. Музычка, да, доставляет.

Но по-моему, это сознательная, отвязная и веселая автопародия, которую Тарантино, большой и тонкий художник, замутил, почувствовав, как много и напряженно ждет от него мировая общественность и в том числе немытая Россия. Обыгрываются штампы, где Тарантино обыгрывает штампы. Сам он появляется в эпизодической роли и погибает от взрыва привязанного к поясу динамита, оставляя после себя дымящуюся воронку: вот вам, мол, Тарантино, пустое место. Доказательством пародийности фильма мне кажется то, что в «Джанго» при всей его чувственности и телесности нет ни одной женской ножки, крупного плана и эстетской сцены с туфелькой и стопой — режиссер не пустил туда свою главную фирменную деталь, личную визитку, виньетку, винрарно-винтажный фетиш.

Так что фанатам смотреть обязательно: «Тарантино уже не тот», Тарантино смеется сам над собой, еще больше Тарантино за те же деньги. И еще рекомендую сходить в кинотеатр тем, кто любит жесткий стеб над, мягко говоря, поднадоевшей западной политкорректностью: ни в одном фильме я раньше не встречал такой плотности употребления слова «нигер» на один час художественного полотна. Я свободный человек в свободной стране, я могу говорить разные слова, сколько захочу: нигер, нигер, нигер, нигер. «Нигеракл» — изрекает очаровательный и мерзкий старый раб-негр-расист, презирающий «этих черножопых», и это тоже так по-тарантиновски, игра в слова, бисер перед белыми свиньями. Очень жестокое, веселое и издевательское кино. Полюбите нас черненькими. Солнце еще высоко. Во время съемок фильма ни один негр не пострадал.

Дата публикации:
Категория: Кино
Теги: Квентин Тарантино