Роальд Даль. Матильда

Текст: Вера Ерофеева

  • Роальд Даль. Матильда. — М. : Самокат, 2013. — 272 с.

Московское издательство «Самокат» совершило подвиг — взялось за британского классика Роальда Даля. Даль для англоязычных детей, что наш Чуковский: его книги зачитаны до дыр, растащены на цитаты, в большинстве своем экранизированы («Чарли и шоколадная фабрика», «Ведьмы», «Джеймс и гигантский персик», «BFG»), а его именем названы фонды и премии. Его и взрослые любят: блестящий рассказчик, смелый, дерзкий, ироничный, по-настоящему смешной, он написал десятки новелл и эротических романов, прожил долгую авантюрную жизнь, воевал, работал в кино, был женат на голливудской диве, вырастил пятерых детей, ни в чем себе не отказывал и щедро с читателем делился.

Впервые в России его издали с теми самыми «родными» иллюстрациями Квентина Блейка, за которые тот в свое время получил премию Андерсена — «Оскар» детской литературы, и в новом переводе Елены Суриц. Российскому читателю доступны теперь «Изумительный мистер Фокс», «Джеймс и чудо-персик» и «Огромный крокодил». На подходе остальное. Теперь вот очередь дошла до «Матильды».

«Матильда» вышла пятнадцать лет назад, была признана детской книгой года, экранизирована Дени ДеВито и горячо любима на Западе до сих пор. Эта история жизни гениальной девочки, волею судьбы рожденной в семье «никчемных» и «бестолковых» мистера и миссис Мухомор. В свои четыре она читает Диккенса и Бронте, Остин и Харди, Уэллса и Фолкнера, Стейнбека и Пристли, Грина и Оруэлла и немного спотыкается на Хэмингуэе. Еще Матильда умножает в уме трехзначные числа и обладает другими, просто чудесными, способностями, но не имеет никакой поддержки дома («Книжку? — удивился мистер Мухомор. — Это еще зачем? Чем тебе телик не угодил? Совсем ты у нас избаловалась, дочка.»). Больше того, родители относятся к ней как к «болячке», и считают «треплом, невеждой и дурой». И тогда в голове Матильды рождается революционная с точки зрения педагогики мысль, что родителей и, вообще, взрослых (например, директрису школы жуткую мисс Таррабах), можно наказывать. Отсюда череда смешных и страшных приключений героини.

Вот это сочетание смешного и страшного, сочетание концентрированное, притягательное и всегда рискованное, — проверенный рецепт успеха Роальда Даля у детей. Матильда, своеобразный протагонист автора, сама сетует на то, что в книгах мистера Льюиса и мистера Толкиена мало смешных мест, а ведь дети не такие серьезные люди, как взрослые, и любят смеяться. Автор постоянно тормошит маленького читателя, пугает директрисой, садисткой и чудовищем, школьным карцером, сплошь утыканным гвоздями и осколками стекла, рассказывает про ядовитый порошок из змеиных зубов, от которого по телу язвы величиной с орех, иронизирует над родителями, воспевающими «изумительные качества своего противного отпрыска», — «Скорей несите тазик! Нас сейчас стошнит!», язвит, провоцирует и ничего не прячет. «Мы — крестоносцы, отважная армия, мы боремся не на жизнь, а на смерть, почти безоружные, а Таррамбабиха — это Князь Тьмы, это Свирепый Дракон, и оружия у нее — навалом. Суровая жизнь», — говорит его школьница, а Даль беспощадно подтверждает.

Здесь все без скидки, без купюр, не адаптировано для детского уха. И ироничные высказывания европейца об Америке 80-х: неслучайно отвратительные Мухоморы — типичная американская семейка — ушлый продавец подержанных автомобилей и фанатка бинго, повернутые на внешности («сильные здоровые волосы залог сильных и здоровых мозгов»), успехе, фастфуде, двенадцатидюймовом телике и мыльных операх. И забавные литературоведческие выпады («Пакость», — сказал мистер Мухомор про Джона Стейнбека. «Если американский писатель, значит — уж точно пакость. Они только про пакость и пишут».) И цитаты из Эдварда Лира и Китса. И рекомендации к прочтению Хэмингуэя («Ты не волнуйся насчет того, что не поняла. Сиди себе, и пусть слова плещутся вокруг, как музыка»).

И ведь дети любят, когда к ним относятся, как к взрослым.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Роальд Даль