Пьер Паоло Пазолини. Шпана (Ragazzi di vita)

Текст: Виталий Грушко

  • Перевод с итал. И. Заславской
  • М.: Глагол, 2006
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-87532-066-4
  • Тираж 3000 экз.

Это была одна из первых итальянских книг, тираж которой превысил 100 000 экземпляров. Это было первое произведение Пазолини, за которое против него возбудили судебное дело (автора обвинили в порнографии). Сегодня роман «Шпана» вряд ли кого-то шокирует. Значит ли это, что в 1955 году в обществе царило больше ханжества? Или, наоборот, сегодня мир забыл о морали?

Между тем Пазолини преследовал совсем другие цели. 50-е годы в Италии были временем неореализма, наиболее ярко проявившегося в кино. Пазолини написал неореалистическую книгу.

Автор слегка сгустил краски, но это никак не повлияло на поставленные задачи. Послевоенная нищая Италия заняла все пространство книги. А специфическая социальная прослойка, которой Пазолини дал меткое определение «шпана», предстала перед читателями во всей своей безобразной красе.

У романа нет строгого сюжета; скорее, это просто набор зарисовок. Но каждый эпизод написан мастерски — к концу романа мы узнаем о героях все. Отличительная черта ребят, населяющих окрестности Рима и представленных в романе, — патологическое нежелание работать. Они готовы голодать по несколько дней, неизвестно где ночевать, впустую слоняться по улицам, но работать никогда не будут. Работать просто нет смысла — зачем работать, если нет будущего? А в том, что будущего нет, никто из них не сомневается. (Впоследствии Пазолини разовьет эту тему в фильмах «Аккатоне» и «Мама Рома».)

Будни шпаны, которые рисует автор, наполнены сладким бездельем, омрачаемым ощущением безысходности. Большую часть времени ребята проводят на пляже, где загорают, купаются, играют в карты. Естественно, они озабочены вопросом, где бы раздобыть денег. Деньги можно украсть у друга, а можно отправиться «на охоту» в Рим. Деньги можно выклянчить у богатого синьора, а можно и просто отобрать. Воровать, разумеется, проще всего.

У шпаны нет никаких моральных установок и принципов. Они даже не живут по понятиям. С их языка постоянно срываются проклятия, адресованные товарищам по несчастью. Подобная беспринципность — еще одна отличительная черта итальянских люмпенов, воспетых Пазолини.

Да, да, именно воспетых. Сквозь описания жестоких игр, криминальных разборок и грязных помыслов угадывается любовь автора к своим героям. Характерен один эпизод. Персонаж по прозвищу Кудрявый во время катания на лодке (еще один способ убить время) замечает на воде тонущую ласточку. И этот парень, способный обворовать, а может быть даже и убить, спасает птицу, не обращая внимания на насмешки со стороны остальной шпаны.

Что хотел показать Пазолини этим эпизодом? Вряд ли он желал продемонстрировать, что его герой иногда бывает сентиментален. Тут дело совсем в другом. Кудрявый, как и его товарищи, никогда не загадывает наперед, что может с ними произойти. Они живут настроением — сегодня могут совершить добрый поступок, а завтра учинить какую-нибудь мерзость. Кудрявый не знает, что с ним случится в следующую минуту. Он не питает иллюзий насчет будущего, и, наверное, в этом заключается особая мудрость, которая помогает выжить в жестоком мире шпаны.

Роман Пазолини изобилует жаргоном, с помощью которого изъясняются герои. Перед переводчиком — Ириной Заславской — стояла очень трудная задача: адекватно передать все жаргонизмы и сделать их доступными для русского читателя. В итоге перевод вышел замечательным, и теперь мы можем по достоинству оценить Пазолини-писателя. А Пазолини-режиссер уже давно считается классиком.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «Глагол»Пьер Паоло Пазолини