Борис Херсонский. Месса во времена войны

  • Борис Херсонский. MISSA IN TEMPORE BELLI / Месса во времена войны. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2014. — 96 с.

    По-пророчески седовласый Борис Херсонский в одном из интервью, ссылаясь на знакомого, сказал, что «стихи нужно уметь ловить». Над лучшими из них поэту не приходится работать, они появляются сразу. «Месса во времена войны» – сборник именно таких стихов. Лучших, тех, в которых слышно первое дыхание. Произнесенные вслух выразительные строки врезаются в память и всплывают в голове как печальное свидетельство времени. «В начале было Слово и больше не надо слов», – пишет Херсонский. Едва ли кто-то скажет точнее.

    * * *
    Первыми механизмами были машины войны:
    стенобитные бревна с медными головами баранов,
    катапульты и прочая хрень были сотворены,
    чтоб убивать людей, выполняя волю тиранов.
    Первыми сооружениями, которые знаем мы,
    были гробницы владык, сохранявшие их останки.
    С тех пор над военной техникой немало трудились умы.
    Броня крепка и поворотливы танки.
    И стоят гробницы тиранов посреди площадей.
    И мумии их лежат, излучая загробную силу.
    Когда-то в их склепы клали женщин и лошадей.
    Сегодня они за собою народы сводят в могилу.


    * * *
    В массовое движение
    вступаешь, как в воды Крещения.
    Но — входишь одним, выходишь другим:
    замаранным ложью, безумным, нагим.
    Не голубь, а ворон сидит на плече,
    и кровь запеклась на небесном луче.
    Человек, нет тебе прощения....


    * * *
    На черной площади жечь черные автопокрышки.
    Глотать черный дым — до одышки или отрыжки.
    Но жить под ярмом — ни за какие коврижки,
    ни за какие денежки, ни за какие льготы,
    ни за посулы хорошей жизни и легкой работы,
    ни за чиновное кресло, ни за долю в неправом деле.
    Сейчас мы это видим, но куда мы раньше глядели?
    А раньше мы не глядели, все думали — обойдется,
    даже кошка на доброе слово ведется,
    трется о ногу тирана, выгибает спину,
    мурлычет себе под нос: Боже, храни Украину!
    А он бы хранил, ничто не трудно для Бога,
    да жаль, что Бог — один, а мы ему — не подмога.


    * * *
    Восходит Солнце Истории. Люди кричат: «Виват!»
    Ты тоже кричишь «Виват», а значит — не виноват.
    Холод тебя не возьмет, пламя не опалит,
    поскольку ты командир и есть у тебя замполит.
    И есть у тебя рядовые — шлем к шлему и щит к щиту.
    И есть у тебя приказ — отстоять-защитить тщету.
    И Солнце Истории светит, и дело идет на лад,
    и снайпер на крыше к плечу прилаживает приклад.


    * * *
    Значит, кто-то должен стоять на морозе под небом,
    а с неба
    не дождешься ни белого голубя, ни просто белого снега,
    который бы освятил и немного согрел
    всю темень и холод, весь страх и надежды стоящих
    вплотную тел,
    все молитвы стоящих вплотную душ,
    попавших под артобстрел.
    Значит, кто-то должен стоять за себя и за нас, по стойке
    «вольно», поскольку «вольному воля» способствует
    стройке
    баррикад, что костью в горле у тирании торчат,
    кто-то должен глотать костров свободы угарный чад,
    не надеясь на благодарность от детей и внучат.
    Трудно увидеть, что над ними, как и над их отцами,
    летают ангелы с мученическими венцами,
    для венцов найдется немало лихих, неповинных голов.
    Апостолы-рыбари! Вот идет косяком улов.
    В начале было Слово и больше не надо слов.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: MISSA IN TEMPORE BELLI Борис Херсонский Издательство Ивана ЛимбахаМесса во времена войныПоэзия