Черная орхидея (The Black Dahlia)

Текст: Иван Денисов

  • Германия, США, 2006
  • Режиссер: Брайан Де Пальма
  • В ролях Джош Хартнетт, Скарлетт Йоханссон, Хилари Суонк, Аарон Экхарт
  • Дублированный, 121 мин.

«Черная орхидея» — лучше перечитать книгу

Роман Джеймса Эллроя «Черная орхидея» (1987) искусно соединял каноны «нуара» середины века с непривычной для того времени мрачностью, жестокостью и извращенной сексуальностью. К тому же писатель придал книге эпический размах, не забывая о психологически точных портретах героев. Режиссер Брайан Де Пальма казался почти идеальным кандидатом для экранизации книги. Именно он должен был составить достойную конкуренцию Кертису Хенсону, автору лучшей на сегодня киноадаптации Эллроя, «Секретов Лос-Анджелеса».

Де Пальма уже доказал свое умение перефразировать классические киножанры на современный, жесткий лад: например, это удалось в «Неприкасаемых», отсылавших зрителя к классике гангстерского кино 1930-х. Жестокость, больная сексуальность также присутствует в фильмах режиссера («Подставное тело»). По части психологизма же ладилось не все , да и техническая сторона зачастую преобладала над связностью истории. Поэтому «почти идеальный кандидат».

Эллрой, посмотрев рабочую версию «Орхидеи», остался очень доволен, даже согласился участвовать в рекламной кампании фильма, что совсем не в его духе. Окончательный вариант, сокращенный на час, заставил «демонического пса» поумерить энтузиазм. Эллрой счел двухчасовую версию скомканной и малопонятной, особенно для тех, кто не читал книгу.

Посмотрим, что получилось. Сюжет практически не изменился: детективы Блайкерт и Бланчард участвуют в расследовании знаменитого «дела Черной орхидеи», становясь одержимы им и раскрывая много секретов, в том числе друг о друге. Однако киноверсия отсекает или подает скороговоркой все детали фона, тщательно воссозданные Эллроем: тайные пружины полицейской работы, взаимосвязь секс-индустрии с преступностью и Голливудом, прочие элементы мрачно-порочного «Лос-Анджелеса с изнанки». Эпический размах Эллроя не попадает на экран. Зритель получает лишь более-менее добротный детектив с неровным ритмом: действие то замедляется, то несется вскачь. Создается впечатление, что Де Пальма больше озабочен стилизацией под «нуар» середины прошлого века, под фильмы Фуллера или Турнера. Это получается безукоризненно: картинка «Черной орхидеи» точно воспроизводит времена сыщиков в темных дождевиках и шляпах или красавиц с прическами под Веронику Лейк и Риту Хэйуорт. Но для сильного кинопроизведения одной картинки мало. А эротические и кровавые сцены (немыслимые для 40—50-х, как уже говорилось) кажутся лишь дополнительными киноаттракционами. Умением Эллроя дополнять и усиливать правила «нуар» своим индивидуальным талантом Де Пальма не может похвастаться.

На техническую сторону (благо, в помощниках режиссера такие профессионалы, как оператор Вилмош Жигмонд и композитор Марк Ишэм) режиссер уповает при создании атмосферы психологического напряжения и одержимости, охватывающей героев. Увы, одной техники для этого мало. Потому из относительно удачных приемов упомяну лишь эпизод незадолго до финала, дающий понять, что от кошмара «Черной орхидеи» Блайкерту не избавиться до конца жизни. Эпизод можно было бы назвать эффектным, если бы это не была самоцитата. Подобной сценой заканчивался превосходный фильм Де Пальмы «Кэрри» (между прочим, тоже экранизация, Стивена Кинга).

С подбором актеров Де Пальма справился не худшим образом. Дуэт Джош Хартнетт — Аарон Экхарт (Блайкерт — Бланчард) пусть и уступает трио Кевин Спейси — Рассел Кроу — Гай Пирс из «Секретов Лос-Анджелеса», но работают оба исполнителя на хорошем уровне. Хуже с актрисами. В романе Эллрой искусно обыгрывает типажи «подружка героя» и «роковая женщина» (Кей и Мадлен соответственно), делая первую персонажем куда более сложным и интересным, чем принято в криминальных книгах. В фильме ее роль досталась перехваленной Скарлетт Йоханссен. Актриса с ролью просто не справляется, потому Кей в ее трактовке выглядит не страдающей женщиной, а старшеклассницей, плохо притворяющейся героиней кино 50-х. Напротив, замечательная актриса Хилари Суонк (Мадлен) заполняет экран очарованием и сексуальностью, но получает непростительно мало экранного времени.

В итоге следующее. Умный многоплановый роман Эллроя стал поводом для неплохой стилизации под жанровую киноклассику прошлого. Для удачного фильма этого слишком мало. Да и сравнение с «Секретами Лос-Анджелеса» будет не в пользу фильма Де Пальмы. Работа Хенсона, пусть и не достигая уровня первоисточника, все же больше сохранила дух и ритм Эллроя. В «Лос-Анджелесской тетралогии» остались не перенесенными на экран два, по-моему, самых сильных романа: «Город греха» и «Белый джаз». Рискнет ли кто-нибудь взяться за них?

Дата публикации:
Категория: Кино
Теги: АмерикаЭкранизацияЭллрой