Ремарки

Подсказки о сказках

В последнее время мне все чаще приходится слышать о том, что сказки, которые мы читали в детстве, никак не подходят для гуманистического воспитания добрых и великодушных людей. И действительно, дети боятся Бабу-Ягу, Бармалея и Карабаса-Барабаса. А народные сказки бывают просто удивительно жестокими…

Искусство игры в ящик

Эта книга — экскурс в мир искусства казни, она содержит много полезной информации о том, как переломить шею, задушить, удавить, удушить, обезглавить и убить электрическим током.

Национализм сегодня

Разумеется, «бедный еврей» в наше время — персонаж едва ли не антикварных анекдотов советской эпохи. Эпохи, которая, словно мертвец из бессчетного сиквела, умирает, но не сдается,— а то и возрождается, возвращается и развращает гнилостным ароматом былого, вымышленного великолепия.

Захар Прилепин. Грех

Роман в рассказах — так охарактеризовал Захар Прилепин жанровую принадлежность своей новой книги. Поначалу это определение может показаться чересчур смелым: это каким же «единым духом» надо обладать, чтобы развоплощать идею не в главах, а в отдельных рассказах, в то же время добиваясь от них романной целостности?

Денис Гуцко. Покемонов день

Один из рассказов в книге называется «Осенний человек». На самом деле, не только герой этого рассказа, но и вся книга в целом — осенняя. В «Покемоновом дне» события разворачиваются именно в это время года, и герои ведут себя как раз «по сезону»…

Некоторые любят погорячее (Андрей Россомахин, Денис Хрусталев. Русская Медведица)

Теперь я уверена — Екатерина II была очень харизматичной фигурой. А очарование настоящего харизматика определенно переживает своего владельца — и вот в 2007 году в Санкт-Петербурге двум авторам не дает покоя поруганная в 1791 году честь прекрасной дамы.

Ася Шнейдерман. Другой. Валерий Мишин. Улитка ползет по склону

Этих книг, книг стихов без тиража и ISBN, будто не существует. Не существует для реальности книжного бизнеса, не существует для крупных книжных торговых сетей, не существует для мифического «массового читателя».

«Пью вино архаизмов…»

Настоящая поэзия, та, которой, в частности, занимался Кривулин, обязательно предполагает, что нам удается дистанцироваться от всего свежего, но в то же время примитивного материала, уйти в развилку, где мы смотрим в окно, где мы позволяем себе иным образом культивировать структурированное бытие, устроенное не по принципу линейного времени, а по принципу прорастающего дерева, ветвей, цветов…

Придуманная судьба

Биография написана не только со всей научной добросовестностью и объективностью, но и в полемике с живыми до сих пор мифами о Есенине, в чем авторы и признаются на последних страницах. Это, при всей подчеркнутой сухости изложения, питает его скрытым пафосом.

Я сухим огнем горю

«Прочтение» продолжает разговор о поэзии, начатый в двух предыдущих номерах. Предыдущие статьи были посвящены вопросам «Почему не читают?», «Почему пишут?». Свои отзывы вы можете присылать по электронной почте. Редакция заинтересована в ваших мнениях, потому что должны же мы наконец разобраться, отворачивается от нас поэт или готов посмотреть нам в глаза.

Лев Данилкин. Круговые объезды по кишкам нищего. Русская литература 2006 г.

После пронзившей многие сердца «Парфянской стрелы», предыдущего «взгляда на русскую литературу» Льва Данилкина, это обозрение, скомпилированное из регулярных обзоров в «Афише», убойной силой и точностью стрельбы не поражает.

Павел Крусанов. Триада

Как сказано в аннотации, «в это издание вошли три культовых романа известного петербургского писателя» (амфоровскому редактору на заметку — либо известный, либо культовый, определитесь): «Укус ангела», «Бом-бом» и «Американская дырка».

Оксана Робски. Casual-2: пляска головой и ногами

Очередная иллюстрация давно известного: можно продать текст по баснословной цене, но вдохновение, фантазию, талант, уважение к тому, что делаешь, честность, наконец, по отношению к читателю — на эти деньги все равно не купишь.

О радикальном реализме

2 октября 2007 года была вручена премия «Ясная Поляна», присуждаемая «талантливым авторам, произведения которых несут в себе идеалы человеколюбия, милосердия и нравственности, воспетые в творчестве Л. Н. Толстого». В номинации «XXI век» победил роман Захара Прилепина «Санькя».

Круглый стол на тему «Неформатная фантастика: ловушка для автора в Доме книги на Невском, 28»

Санкт-Петербургский Дом книги (Невский, 28), издательство «Астрель-СПб» и журнал «FANтастика» представляют: 25 октября в 19.00 «круглый стол» на тему: «НЕФОРМАТНАЯ ФАНТАСТИКА»: ЛОВУШКА ДЛЯ АВТОРА? «Неформатом» в российской издательской практике называют любое произведение, которое по той или иной причине не укладывается в существующие книжные серии и не соответствует редакционной политике.

Встреча с Дмитрием Вересовым в Петербурге

24 октября в 19.00 Дом книги (Невский, 28) и издательство «Астрель-СПб» приглашают на встречу с Дмитрием Вересовым, который представит свою новую книгу «Летописец» Дмитрий Вересов – автор более 20 романов, напечатанных пятимиллионным тиражом, в том числе и популярного цикла «Черный ворон» (по которому снят одноименный телесериал).

Пресволочнейшая штуковина

Закат ХХ века войдет в историю русской поэзии как время невероятного, почти фантастического многообразия поэтических имен, школ, направлений. Владимир Величанский, Евгений Хорват, Евгений Шешолин, Виктор Кривулин, Владимир Уфлянд, Геннадий Айги, Борис Рыжий, Дмитрий Пригов — это не две строки из мартиролога, это восемь разных путей движения русского стиха. Скажете, книг не видели, не читали, на прилавках нет? А кто ж из достойных книгочеев ходит по книжным фастфудам?

Проснуться знаменитым никто не мечтает

После полутора веков царствования поэзии, когда читающая публика чуть ли не изъяснялась стихами, превращение поэзии в частное дело и корпоративное развлечение воспринимается как аномальное. Вряд ли это так.

Евгений Мякишев. Морская

Мякишев — не просто залихватский поэт про бухло—баб—галлюциногенные грибы—травку, как может показаться на первый взгляд. Сквозь стихи про пьянку, сквозь галлюциногенный поганочный бред, сквозь образ поэта-хулигана проглядывает, если присмотреться, подлинный трагизм, который и является отправной точкой мякишевских стихов. Перед тем как писать про «Морскую», я просмотрел еще раз все вышедшие книги Мякишева, и вот что вырисовалось…

Наталья Романова. ZAEBLO

Если бы на обложке этой книги значилось другое имя, а не Натальи Романовой (допустим, она издала ее под псевдонимом), то никому бы и в голову не пришло приплетать сюда какую-то филологию и выяснять, какое у автора образование. Идентификация автора здесь один в один совпадает с тем, как он сам себя позиционирует, потому что “ZAEBLO”, с одной стороны, простая и понятная книга, а с другой — искренняя и бесхитростная.

Время и Слово. Литературная студия Дворца пионеров

Нужно ли учиться писать стихи и прозу? Может, и не нужно. Может, иной гений, проводя целые недели в праздности, вдруг в один прекрасный день соберется, сядет за стол, выдернет из стопки чистый лист бумаги и за пять минут сделает набросок очередного шедевра, нисколько не задумываясь о том, что для других литература — тяжкий и неблагодарный труд. Что же это? Правило или исключение из правил?

Илья Бояшов. Путь Мури

Роман попал в шорт-лист «Национального бестселлера», и из всех книг списка, быть может, только он может с полным правом претендовать на первое место. В коротком списке есть романы для снобов, эстетов и умников. Но Путь Мури» — роман для всех: и для профессора, и для домашней хозяйки, и даже для котов, если только они только притворяются, что не умеют читать.

Разговор о поэзии I

Прежде чем начать разговаривать собственно о стихах, давайте попробуем разобраться в общей картине. Пролистываешь сборник за сборником — голова кружится от пестроты, и никаких тенденций не прорисовывается. Поэтому лучше уж сначала общий план. Пойдем постепенно: почему не читают? почему пишут? что пишут?

Автор эпохи Возрождения. Элитная версия

Вот уже пару лет российский книгоиздательский бизнес переживает нашествие книг, написанных медийными персонажами — будь то звезды шоу-бизнеса, спорта или политики.