Стивен Фрай: коллекция рецензий

«Миф. Греческие мифы в пересказе» Стивена Фрая кто-то называет «выдающейся наглостью» и «не менее выдающейся изобретательностью», кто-то — «захватывающим языковым приключением». Что же это на самом деле, поможет узнать коллекция рецензий «Прочтения».

 

Константин Мильчин / Известия

Фрай показывает тот момент, когда сюжет мифа, в котором, несмотря на чудеса и превращения, речь идет о понятных всем вещах (безумной страсти, смертельной обиде, черной зависти, всепожирающей ревности, ярости матери, которая потеряла сыновей), превращающихся из чувств в нечто вечное. Ведь как обычно мы воспринимаем античность? Были персонажи, любили и страдали, их то трагическая, то счастливая история наконец подошла к концу, и вдруг они становятся мраморными статуями из музея, которые нам показывает бездушный и уставший экскурсовод.

Михаил Визель / Год литературы

Издатели обещают, что знаменитый актер, писатель и борец за права меньшинств сделает это как-то «по-взрослому». Но не обольщайтесь; скабрезностей в его пересказе не меньше, но и не больше, чем в любом изложении древнего мифа, от библейского до индийского, где все герои без конца друг от друга зачинают и несут, невзирая на родство и пол. Чем отличается книга Фрая — фирменной авторской иронией и такой же фирменной, хотя и не так бросающейся в глаза, глубиной.

Полина Бояркина / Прочтение

Эта книга — детское удовольствие, возведенное в квадрат. Во-первых, из-за перечитывания любимых тогда и затем на всю жизнь текстов — вступления на абсолютную terra cognita, если можно так выразиться, территорию покоя, знакомый ландшафт, где с закрытыми глазами можно пройти и ни обо что не споткнуться. А во-вторых — из-за возможности вернуться в то самое предсознательное состояние, когда мир еще познается не собственным волевым усилием, а с милостивой подачи старшего, готового поделиться заветными преданиями. Все это вместе вводит читателя в состояние роскошной иллюзии, которую практически невозможно позволить себе после этих пресловутых шестнадцати лет, обозначенных на обложке.

Галина Юзефович / Meduza 

Но главным козырем Стивена Фрая, конечно, остается его особая, обаятельная и остроумная, манера рассказчика. Боги, полубоги, нимфы и герои в его изложении выясняют отношения, интригуют, занимаются сексом («Миф», в отличие от других изложений греческих мифов, определенно не предназначен для детского чтения), едят, дерутся и мирятся, как вполне реальные — более того, вполне современные — люди. Модернизируя и очеловечивая античные сюжеты, Фрай ухитряется удержаться в рамках хорошего вкуса — ни модернизация, ни очеловечивание, ни, тем более, юмор в его исполнении не выглядят ни нарочито, ни искусственно.

Шаши Мартынова / Додо Пресс 

Структура книги предсказуемо похожа на фикус, если смотреть на него от горшка вверх. Сначала тугая розетка — возникновение мира из Хаоса, первое поколение божеств, начало всемирной истории. Дальше стебли начинают слегка расходиться, но по-прежнему тянутся более-менее в одну сторону — божества плодятся, время развертывается, жизнь развивается. Следом стебли разметываются в разные стороны — появляется человечество и творение взрывается фейерверком цветов и листьев, и тут повествование перестает быть линейным и дробится на темы, группируется по объединяющим признакам — гордыня, метаморфозы, спровоцированные в людях богами, любовные похождения, желания, которых стоит опасаться, и пр.

Фотография на обложке: Bafta Film Awards

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Год литературыСтивен ФрайФантом ПрессДодо ПрессMeduzaМиф. Греческие мифы в пересказеИзвестияЛитературно