Наконец-то национальный

Текст: Елена Васильева

В субботу, 26 мая, когда школьники продолжали праздновать последний звонок, бизнесмены разъезжались после экономического форума, а петербуржцы собирались, чтобы послушать «Классику на Дворцовой», на Новой сцене Александринского театра в восемнадцатый раз вручали премию «Национальный бестселлер». «Нацбест», избравший одним из основных своих принципов открытость, придерживается этого параметра во всем — так, церемония транслируется в Youtube, а жюри премии со сцены дает самые смелые оценки буквально всему. «Прочтение» в нескольких словах рассказывает, как прошло награждение, — для тех, кто не хочет смотреть полуторачасовое видео.

Интересная тенденция: в этом году многие гости премии — критики, писатели и просто любопытные читатели — в ответ на вопрос «за кого болеете?» пожимали плечами либо говорили что-то про Алексея Сальникова. Казалось, что собравшиеся на Новой сцене Александринки делятся на тех, кто болеет за роман «Петровы в гриппе и вокруг него», и на тех, кто не болеет ни за кого. Странность шорт-листа этого года была многими отмечена и со сцены: особенно рьяно его ругали почетный председатель жюри, глава совета директоров «СМП банка» Артем Оболенский и писательница Анна Козлова, получившая «Нацбест-2017». Оболенский рассказал о своих неоправдавшихся надеждах, что, читая шорт-лист, он надеялся насладиться «хорошей, интересной, современной русской прозой». В ответ в зале послышались смешки. «В принципе каждую книгу можно сравнить с бутылкой вина. Уксус уксусом, коллеги», — добавил Оболенский.

Не менее метафорична оказалась и речь Анны Козловой. «Как читатель я нахожусь в глубоком недоумении. Дело в том, что финал „Нацбеста-2018“ я бы хотела сравнить с Чемпионатом мира по футболу, который на нас надвигается. И непопадание в короткий список целого ряда, на мой вкус, очень хороших книг из длинного списка, к сожалению, обеспечивает ситуацию, в которой сборная Пакистана борется со сборной Бурунди, а Бразилия, Аргентина, Германия и Испания просто не приехали. Но, тем не менее, играть-то надо», — высказалась Козлова и проголосовала за книгу Дмитрия Петровского «Дорогая, я дома». За эту же книгу отдал голос и музыкальный критик Борис Барабанов, в последний момент заменивший в составе жюри актера Петра Семака. По словам Барабанова, это единственная книга, в которой нет движения по кругу и можно найти выход в будущее. Профессор Сорбонны Элен Мела (которая, говорят организаторы, является первым иностранным представителем в жюри российских литературных премий) отдала голос роману «Сука» Марии Лабыч. Мела рассказала, что каждая книга проассоциировались у нее с определенным цветом (надо отметить, что одета она была в сиреневый кардиган, и блокнот, который держала в руках, совпадал с кардиганом по цвету буквально тон в тон). Так, роман Василия Аксенова «Была бы дочь Анастасия» стал для нее белым, роман Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» — желтым, книга Анны Старобинец «Посмотри на него» — красной, роман Дмитрия Петровского «Дорогая, я дома» — серым с черным отливом (здесь Мела элегантно шутила про то, что в этой книге оттенков серого больше, чем пятьдесят), а роман Марии Лабыч «Сука» — черным с красным отливом.

Как ни удивительно, но наименее яркими оказались выступления тех членов жюри, которые проголосовали за роман-победитель. Рэпер Хаски в видеообращении похвалил первую главу романа, заявил, что дальше было хуже, но, тем не менее, для него эта книга оказалась лучшей в списке (впрочем, два из пяти романов он и вовсе не смог прочесть). Художник Татьяна Ахметгалиева отметила в этом романе туман и странные переплетения. Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов заявил, что это единственная книга, при чтении которой он смог представить себя на месте героев.

Сам Сальников шутил лучше тех, благодаря кому получил премию. Принимая сувенирную тарелку Ломоносовского фарфорового завода (такие тарелки достаются всем финалистам с прошлого года), он сказал, что такой подарок пригодится в хозяйстве. Выступая с ответным словом победителя, сообщил, что планирует денежным вознаграждением «Нацбеста» (а это один миллион рублей) закрыть ипотеку. В общем, выглядел и вел себя в духе своих героев.

После церемонии гости обсуждали произошедшее опять же по двум направлениям. Говорили либо о наконец восторжествовавшей справедливости (ранее Сальников не получил ни «Большой книги», ни «Носа», хотя был буквально в шаге от победы), либо о разочаровании выбором жюри. Таких бесед за столами после «Нацбеста» не бывало уже давно. Как, впрочем, и хорошей погоды, установившейся в Петербурге впервые за много лет.

Фото на обложке: Всеволод Ровинский

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: НацбестАлексей СальниковПетровы в гриппе и вокруг него