Книга в дорогу. Часть 6

Текст: Валерий Отяковский Дарья Облинова Полина Бояркина Анастасия Сопикова Анна Гулявцева Виктория Кравцова

В рубрике «Книга в дорогу» вновь путешествия по России. Теперь мы отправляемся в Карелию, на Алтай и к озеру Байкал, чтобы насладиться красотами родной природы. «Калевала» в пересказе Павла Крусанова, легенда Шаманского края о принцессе Укоко и другие истории — в подборке «Прочтения».

 

Карелия

Москва — Петрозаводск
АВИА — 1 час 40 минут

  • Майкл Каннингем. Дикий лебедь и другие сказки / Пер. с англ. Д. Карельского. — М.: АСТ: Corpus, 2016. — 192 с.

С легкой руки читателей, давно знакомых с творчеством Майкла Каннингема, к его последнему произведению — сборнику «Дикий лебедь и другие сказки» — приклеился ярлык чего-то несущественного и проходного: «мелко» по сравнению с «Плотью и кровью», «безделка» рядом с «Часами». Даже если это и справедливо, новые книги Каннингем выпускает не так часто, чтобы просто отмахнуться от одной из них. Этот сборник — череда сказок, переделанных на новый лад. Автор растягивает, трансформирует сказочные правила, пытаясь ответить на вопросы, где именно заканчивается волшебство и начинается обыденность и так ли они несовместимы на самом деле. Вроде бы идея проста и сто лет как избита, но Каннингем умудряется колдовать над вечными темами, ни на шаг не отходя от собственного стиля, чистого и прозрачного, как хрусталь.

 

  • Саймон Кричли. Боуи / Пер. с англ. Т. Лукониной. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2017. — 88 с.

«Боуи» Саймона Кричли — небольшая книжка или довольно обширное эссе, название которого заранее раскрывает все карты. Его автор — британский философ и преподаватель Саймон Кричли, к счастью, смотрит на Боуи совсем не по-университетски: чопорной научной отстраненности на страницах вы не найдете. Голова ученого должна оставаться холодной (недопустимо привязываться к объекту исследования и уж тем более влюбляться!), а вот Кричли — настоящий фанат. Вот и получился текст субъективным и даже капельку лиричным: обзор развития творчества Дэвида Боуи и интерпретация его песен идут рука об руку со становлением личности самого автора книги.

 

 

Москва — Петрозаводск 
Ж/Д — 11 часов 53 минуты

  • Павел Крусанов. Калевала: Эпос (Карело-финский эпос в пересказе Павла Крусанова). — СПб.: Лимбус Пресс, 2017. — 304 с.

Представления современного человека о традиционном эпосе, будь то «Калевала», «Махабхарата» или «Старшая Эдда», напоминают впечатления школьников от классицистов: долго, нудно, ничего не понятно, можно было бы сказать и проще. Не то чтобы Павел Крусанов говорит проще, но хотя бы на одном с нами языке: в своем переложении «Калевалы» он почтительно оберегает сюжет, отходя от специфической формы рунических песен. Пересказ — результат давнего увлечения Крусанова карело-финским эпосом — впервые был опубликован еще в конце 90-х, но переиздается до сих пор.

 

 

  • Ханна Арендт. Vitaactiva, или О деятельной жизни / Пер. с нем. и англ. В. В. Бибихина. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2017. — 416 с.

Ханна Арендт — к сожалению, не Делез, не Фуко, не Бодрийяр и даже не Хайдеггер; иными словами, в набор модных философов молодого интеллектуала она обычно не вмещается. Или не вмещалась. До переиздания, вероятно, самой значительной ее работы «Vitaactiva, или О деятельной жизни», в которой категории труда, создания и поступка оказываются тождественны жизненным процессам. Будем надеяться, что волшебство минималистичного оформления «Ад Маргинем Пресс» сумеет восстановить справедливость и привлечет к Ханне Арендт новых поклонников.

 

 

 

СПб — Петрозаводск 
Ж/Д — 5 часов

  • Робин Слоун. Аякс Пенумбра 1969 / Пер. с англ. В. Бойко. — М.: Livebook, 2017. — 160 с.

«Аякс Пенумбра 1969» Робина Слоуна — предыстория «Круглосуточного книжного мистера Пенумбры», который в свое время пришелся по душе людям со всего света. Разве могла не понравиться настоящему братству читателей книжка о вымышленном братстве читателей? Слишком много точек соприкосновения — она была обречена на успех. Но если к «Круглосуточному книжному» можно было приступать без какой-либо подготовки, «Аякс Пенумбра 1969» такой роскоши не позволит. Фанатам первой книги обязательно к прочтению!

 

 

  • Мишель Пастуро. Черный. История цвета / Пер. с фр. Н. Кулиш. — М.: Новое литературное обозрение, 2017. — 168 с.

Мишель Пастуро — французский медиевист, профессор парижской Практической школы высших исследований, вице-президент французского общества геральдики, лауреат бесчисленных премий. Круг его научных интересов очень широк, но по воле случая известность к нему пришла после его исследований о семантике цвета: синего, красного, зеленого, черного... На русском пока вышли только две, и последняя, «Черный. История цвета» — о самом универсальном из них и всегда актуальном. Бесконечно фокусироваться на столь узкой теме исследований, не захватывая более широкого контекста, невозможно. Поэтому на книгу можно смотреть и как на экстравагантную версию томика всеобщей истории.

 

 

Алтай

Москва — Горно-Алтайск
АВИА — 4 часа 15 минут

  • Изабель Отисье. И вдруг никого не стало. — М.: Фантом Пресс, 2017. — 224 с.

Изабель Отисье не только плавала в одиночку вокруг света, но и терпела крушения — тоже совсем одна. Так что об изоляции и о том, как суровые испытания могут изменить восприятие действительности, автор знает не понаслышке. И если вы сочувствовали Робинзону Крузо только потому, что на острове он много лет был одинок, этот роман заставит вас подумать еще раз. Книга отвечает на любопытный вопрос: что будет со счастливой парой, если кругом вдруг не останется ни привычного быта, ни развлечений, ни друзей и родственников, ни даже еды и средств гигиены? Что будет, если «голые» люди столкнутся с вечной и безжалостной природой и, что еще страшнее, — друг с другом? Отисье рассказывает об этом лаконично — так, что слова «познать себя» начинают звучать как страшилка. Единство авторского стиля — холодного, очень сдержанного — и порой пугающего сюжета поможет подготовиться к встрече с алтайской природой, тоже чем-то напоминающей величественный остров.

 

  • Оссиан Уорд. Искусство смотреть. Как воспринимать современное искусство. — М.: Ад Маргинем, 2017. — 176 с.

«Современное искусство» — термин почти ругательный, и художественный критик Оссиан Уорд знает почему. Причина, как это часто бывает, кроется в неправильном подходе к непростому явлению. В этой небольшой, но очень полезной книге собраны ключевые принципы, благодаря которым даже самые странные произведения обретают смысл. Есть еще одна причина, по которой Уорда приятно читать: автор не знает, что такое снобизм или менторский тон. Собственное видение и мнение провозглашается им как то, на что имеет право каждый — главное, запастись терпением, включить ассоциативное мышление и провести неспешный анализ увиденного произведения. А если не получится с первого раза, можно пробовать еще и еще. Искусство здесь не повод для нервных споров, но способ получить удовольствие, своеобразная медитация, шутка или даже конфронтация с художником. Интерпретаций может быть бесчисленное множество. Но самое интересное то, что менять их можно постоянно.

 

 

Москва — Бийск 
Ж/Д — 60 часов 25 минут

  • Марк Z. Данилевский. Дом листьев / Пер. с англ. Дмитрия Быкова, Анны Логиновой, Максима Леоновича. — М.: Гонзо, 2016. — 750 с.

Если вам кажется, что вы знаете, что такое «головокружительная литература», но вы не знакомы с «Домом листьев» — вам только кажется. Книга Данилевского не пытается вскружить голову какими-то фабульными искривлениями или эпическим размахом, вместо этого автор в прямом смысле заставляет кружиться вокруг книги, разбирая бесконечно усложненную внешнюю композицию. На страницах романа сталкиваются шрифты, способы набора, направления печати; буквы разбегаются в разные стороны и выстраиваются в отдельные блоки. Роман представляет собой модель для сборки, где читателю дают набор деталей, разбросанных по столу, а он должен что-то из этого всего сделать. Таким образом автор хитро снимает вопрос сюжета и смысла достаточно объемного текста, очаровывая сложной организацией: превращать все это в осмысленный текст остается читателю. Точно так же читателю остается решать — перед ним шедевр постмодернизма или обыкновенный детектив с головоломкой, начинающейся уже на уровне верстки.

 

  • Борис Мессерер. Промельк Беллы. Романтическая хроника. — М.: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. — 848 с.

Шестидесятые сейчас в тренде. Именно из того как бы благостного времени россияне черпают образ великолепного советского государства, когда и мороженое было вкуснее, и поэты — громче. Пока этот тренд живет, «эстрадники» будут привлекать все большее внимание. Хорошо, если оно сосредоточится на лучших поэтах из плеяды — Окуджаве и Ахмадуллиной. У Окуджавы не было одаренного мужа, а у Ахмадуллиной был — Борис Мессерер, и он написал внушительный том воспоминаний о жене. Ее биография хороша именно тем, что поэтесса была вхожа в самые разные круги: тут режиссеры и художники, поэты и диссиденты, Высоцкий и Пригов. Мессерер сочетает личный пласт жизни с Беллой и ее общественную деятельность, общение интимное и в кругу друзей. В этом он повторяет то соединение поэтического «я» с народным «мы», из-за которого поэты-шестидесятники так полюбились читателям.

 

 

Санкт-Петербург — Бийск 
Ж/Д— 66 часов 45 минут (с 1 пересадкой)

  • Ирина Богатырева. Кадын. — М.: Эксмо, 2015. — 544 с.

Роман Ирины Богатыревой — вариация на тему древней алтайской легенды о принцессе Укока (второе ее имя — Ак-Кадын), которая являлась хранительницей покоя и стояла на страже врат подземного мира, не допуская проникновения зла на поверхность. Книга состоит из трех частей, в первых двух повествование ведется от лица одной из воинства Луноликой матери дев — обычной девочки, которую духи сначала отобрали в этот самый отряд «амазонок», а затем провозгласили царицей. Сюжет можно назвать аллегорией обряда инициации: девочка взрослеет, проходит настоящие ритуалы посвящения, но не только в них дело, весь путь Ал-Аштары есть проверка на прочность, история становления личности. Самоопределение, первая любовь, борьба с таинственными духами и вполне реальными кочевниками — все это описано сказовым языком, который льется, как Золотая река. Богатырева взялась за этот эпос после поездки автостопом по Алтаю, потом было многолетнее изучение письменных источников по археологии и мифологии — отсюда полное погружение в атмосферу шаманского края.

  • История тела: В 3 т. — М.: Новое литературное обозрение, 2016–2017. — 1328 с.

С течением времени меняется отношение ко всему: к морали, религии, быту. Человеческое тело не могло стать исключением. Французские, британские и американские антропологи и историки культуры собрали и проанализировали «телесную» историю европейской цивилизации. Первый том рассказывает о становлении «современного» (в отличие от средневекового) взгляда на тело и охватывает период от Ренессанса до эпохи Просвещения. Во втором — медицинские открытия и достижения искусства XIX века, стремительное развитие спорта и зарождение сексологии. Третий том — взрывной XX век, с постепенным сексуальным раскрепощением и созданием культа тела. Этот трактат (включая вклейки с любопытными иллюстрациями) должен помочь осознать, как сложилось наше сегодняшнее восприятие физиологии, а заодно дать повод вздохнуть с облегчением: насколько свободным сегодня стало наше тело и отношение к нему, в отличие от минувших веков.

 

Байкал

Санкт-Петербург — Иркутск 
АВИА — 8 часов

  • Павел Крусанов. Железный пар. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016. — 288 с.

Последний роман Крусанова интересен во многих отношениях: это и узнаваемая авторская манера, и преломление в тексте ницшеанской идеи «сверхчеловека», и вынесенная за пределы романа кульминация. Перед читателем разворачивается история братьев-близнецов, один из которых — безымянный — мечтает сделать мир подобным тому, который изображен в замятинском романе «Мы». Другой же, по имени Руслан, пытаясь исправить ошибки молодости и искупить вину перед братом, исполняет его просьбу, не ведая, к каким последствиям это может привести. Любителям Крусанова новая книга, несомненно, придется по вкусу, хотя и не окажет ошеломительного эффекта «Укуса ангела». Для тех же, кто еще не знаком с творчеством одного из крупнейших современных петербургских прозаиков, это отличный повод с ним познакомиться. За время перелета вы успеете еще и поразмыслить над особенно неоднозначными эпизодами романа, благо открытым финалом автор недвусмысленно приглашает читателя к сотворчеству.

 

  • Джозеф Мазур. Игра случая. Математика и мифология совпадения / Пер. с англ. Максима Исакова. — М.: Альпина нон-фикшн, 2017. — 292 с.

Джозеф Мазур — американский математик, автор нескольких научно-популярных книг, получивших широкую известность и признание. Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что происходящие с нами случайности не так уж и случайны? Если взглянуть на них с математической точки зрения, то выяснится, что у многих из них вероятность произойти была гораздо выше, чем мы могли подумать. Люди любят совпадения: ведь истории о них доказывают важность связей между нами, часто хоть немного разъясняют смысл жизни и подкрепляют наше желание быть неповторимыми. Вообще, если существует хотя бы малейшая вероятность наступления какого-то события, то рано или поздно оно обязательно произойдет. Любое отдельное событие — это результат совершения многих других. У случайностей всегда есть причины, просто чаще всего они находятся за пределами нашего понимания, а отследить их можно, только когда событие уже произошло и, кажется, не могло не произойти. Так что если в поездке с вами произойдут приятные неожиданности — не забудьте им удивиться.

 

Москва — Иркутск 
Ж/Д — 80 часов 42 минуты

  • Мариам Петросян. Дом, в котором... — М.: Livebook, 2017. — 976 с.

История публикации «Дома, в котором...» могла бы стать отличным сюжетом для книги с элементами детектива: Мариам Петросян, художница-мультипликатор из Армении, работала над романом почти десять лет, даже не думая о возможности его напечатать, пока однажды рукопись не попала к одному правильному человеку, а от него — к другому... и так далее, пока через несколько лет не оказалась на столе у издателя, которому пришлось проделать обратный путь к автору безымянного текста. Кажется, такую череду случайностей принято называть судьбой. Книга эта странная — никак не укладывается в общепринятые формы и вообще ведет себя как непоседливый ребенок, поэтому от краткого пересказа сюжета толка будет мало. Спусковым крючком становится одно-единственное событие: парня, которого все зовут Курильщиком, переводят из одной группы в интернате для детей с ограниченными возможностями в другую. А дальше — мешается все: прошлое и будущее, реальность и вымысел, галлюцинации и настоящее волшебство.  

 

  • Йохан Хейзинга. Осень Средневековья / Пер. с нидерл. Д.В. Сильвестрова. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2016. — 768 с.

«Осень Средневековья» — уже давно ставшее классикой научное исследование Йохана Хейзинги, к которому наверняка хотя бы раз в жизни приходилось обращаться каждому человеку, связавшему свою жизнь с гуманитарными науками. Впервые книга была опубликована в далеком 1919 году, но актуальной остается и сегодня. Поэтому новое издание, исправленное и уточненное по оригинальному тексту, появилось весьма кстати. Его подзаголовок — «Исследование форм жизненного уклада и форм мышления в XIV и XV веках во Франции и Нидерландах» — кратко, но емко описывает объект исследования. Книга, заключенная в довольно узкие хронологические рамки, несет на себе печать еще одной эпохи — декаданса, а принципы научного творчества Хейзинги во многом совпадают с установками модернистов: он отрицал рационалистический взгляд на историю, считая, что на нее не распространяются всеобщие законы и правила и в ней есть свой живой процесс, который однажды мог пойти совершенно иначе.

 

 

Санкт-Петербург — Северобайкальск 
Ж/Д — 94 часа 5 минут

  • Захар Прилепин. Обитель. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2014. — 746 с.

Роман «Обитель» — фундаментальный труд Захара Прилепина как историка и поэта. Сложно себе представить какие-либо хроники, документы, переписки, которые не были бы изучены писателем. Действие разворачивается в первом советском концентрационном лагере на Соловецких островах. Прототипами многих персонажей стали реальные люди. Например, Федор Иванович Эйхманс — первый комендант Соловецкого лагеря особого назначения, Галина — Галина Кучеренко, любовница Эйхманса (ее дневник приведен в приложении к роману), а Митя Щелкачов — Дмитрий Лихачев. Тема двойственности — одна из ключевых в книге. Она проявляется уже в названии. Обитель в нашем традиционном понимании — приют для тех, кто ищет покоя и спасения. А какая жизнь воцарилась на благословенной земле Соловецких островов в середине 1920-х — в трапезной бывшего монастыря расположились нары с убийцами, ворами и палачами. Лагерь — место, где человеческий облик стирается. Кажется, будто все изменилось и не осталось ничего святого. Но так ли это на самом деле?

  • Марк Бент. Я весь — литература. — СПб: Издательство Сергея Ходова: Крига, 2013. — 720 с.

Это сборник статей известного филолога-германиста и любимого многими студентами преподавателя — Марка Бента. Как и многие незаурядные ученые, он был отчислен со второго курса филологического факультета за «антисоветские высказывания», но его однокурсники успели заметить в нем не только литературоведческий, но и литературный дар. Спустя пятьдесят лет о нем скажут: «Учился недолго. Запомнился всем». Бент любил зарубежную литературу и останется верным ей: много лет спустя он будет ее преподавать — все: от антички до второй половины XX века. В это издание вошли и актуальные рецензии, и публикации из литературных журналов, и публицистические заметки, и, конечно, литературоведческие труды разных лет. Даже о самых сложных и порой необъяснимых вещах Марк Бент пишет так, что легко представить себя в одном кругу с зарубежными авторами. Это уникальная возможность очутиться на остроумных и увлекательных лекциях одного из самых почитаемых профессоров XX века в России.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Книга в дорогу