100 книг раздора. Почему списки любимых книг в Англии составляют футболисты?

Текст: Елизавета Зенова

17 января Министерство образования и науки РФ опубликовало на своем сайте перечень ста книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному прочтению. Одного автора у списка нет: изначально был объявлен тендер, выиграл который Санкт-Петербургский государственный университет. А весной 2012 года, после проведения опросов и составления на их основе списка из 5 тысяч предложенных книг, была организована группа экспертов, представителей Российской академии наук, Российской академии образования, Минкультуры, Минрегиона России, представителей СМИ, общественных и религиозных организаций, а также учителей. Но уже с уверенностью можно сказать, что довольных этим списком не найти ни в академической среде, ни в школе, ни в сети: либералы критикуют список за косность, охранители и пуритане нападают на Пелевина и Улицкую. В одном и том же перечне одни усматривают пропаганду авторитаризма, другие — гомосексуализма. Из-за жарких споров, традиционно переходящих в оскорбления оппонентов, список планируют отправить на доработку.

«Прочтение» и студентка филфака СПБГУ Елизавета Зенова решили собрать и проанализировать мнения студентов о пресловутом списке. А также поразмышлять, способно ли составление списков книг увеличить число их читающих. И почему списки любимых книг в Англии составляют футболисты.

Из отзывов студентов филфака: «Полагаю, больше внимания стоит уделить мировой литературе, потому что отечественные шедевры изучаются в рамках школьной программы, в то время как зарубежная литература, к прискорбию, остается без должного внимания» (Гайдукова Юлия).

«Школьная программа, увы, не вмещает и сотой доли того, что следовало бы, часто обходит зарубежную литературу вообще, и те, кто поступили не на гуманитарную специальность, часто даже не знают, что им вообще читать. Это грустно. Идея составить список каких-то важных книг не плоха, главное, чтобы это все вызвало интерес к чтению. Хотя сама по себе публикация какого бы то ни было списка не поднимет общий культурный уровень и ничего не решит» (Анастасия Павлова).

«На мой взгляд, список сомнителен. Политкорректность — это хорошо, но в таких масштабах — уже слишком. Эпос малых народов — не то, без чего не проживет современный школьник» (Александра Пахомова).

«Если этот список действительно будет прочитан интересующимися школьниками не насильно и с интересом в каком-нибудь кружке, то идея меня только радует. Тем более, большую часть этого списка я прочла в свои школьные годы и все произведения пришлись мне по душе. Хотелось бы видеть больше имён, больше современных поэтов (например, Веру Полозкову). Думается, не так просто будет найти „Олонхо“ я, например, в сети не нашла, хотя мне даже стало интересно, что это за зверь и с чем его едят. С другой стороны, многие из этих книг и впрямь хороши, почему бы их не почитать на досуге школьнику» (Дина Филин).

Сайт проекта «100 книг» открывается словами: «наша нация всегда была читающей нацией». Похоже, что именно «была». Из статистики, довольно печальной, следует, что постоянные читатели книг составляют сегодня четвертую часть взрослого населения страны (23%), а тех, кто вообще не читает книг почти десять процентов. Но можно ли заинтересовать чтением с помощью составление списков книг? Или, может, лучше вспомнить традиции изготовления плакатов, библиотечных афиш, распространения книжных почтовых марок и штемпелей: «Пролетарий, вооружайся книгой!». Или: «Знайте, товарищ, девиз наших дней — книжная полка и книги на ней!». А может, лучше: «Молодежь построит жизнь иную, книга должна заменить пивную!»

Во всем мире на эти вопросы отвечают по-разному. Во Франции, например, национальная политика по продвижению чтения развивается в пользу децентрализации, что означает полную ответственность за это направление каждого отдельно взятого города. Крайне важно и то, что французские списки рекомендованной к прочтению литературы составляются на основе опроса общественного мнения каждого региона отдельно. А в Англии пропаганду чтения ведут национальные кумиры — футболисты премьер-лиги: известные спортсмены составляли списки книг, которые с их точки зрения должен прочесть каждый. Благодаря этому проекту британцы узнали, что читают их кумиры, а чтение книг превратилось в модное занятие не только среди академической молодежи.

Всемирную известность получили литературные рейтинги и списки лучших книг от BBC, газет и журналов: The Observer, Guardian, Newsweek.

Особая история — рейтинги, которые составляют сами писатели. Так, «Список книг, которые должен прочесть каждый» Бродского говорит нам не только о предпочтениях автора, но и предлагает ключ для расшифровки его собственной поэтики. Ну а кому: «История упадка и разрушения Римской империи» Гиббона из этого списка пока не по зубам, может проштудировать рекомендации мультяшного персонажа Mr. Freeman.

Одно можно утверждать наверняка: наиболее действенными оказываются именно авторские списки любимых книг. Читатель во всем мире сегодня больше доверяет рейтингам, составленным влиятельными газетами, сайтами и отдельными персонами (от футболистов до нобелевских лауреатов), чем официальным институциями и университетами. И списки «50 книг» от Виктора Пелевина, «10 книг» от Юрия Башмета и даже «2,5 книги» от Стаса Михайлова, равно как и книжные топ-листы от Сергея Шнурова, Григория Перельмана, да хоть бы и бара «Мишка», были бы в 100 раз эффективней для поддержания интереса к чтению, чем списки безымянных профессоров и чиновников. Потому что чтение — дело слишком личное, и не терпит официоза. А еще потому, что рекомендации кумира, футбольного или литературного, позволяют прикоснуться к его приватной, самой главной стороне жизни, — ведь что характеризует человека точнее, чем та книга, которая лежит у него на столе?

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Список Путина