Борис Акунин. Смерть на брудершафт: роман-кино. Летающий слон: фильма третья. Дети Луны: фильма четвертая

Текст: Андрей Степанов

В книгах про разведку Б. А. гениально ставит задачи. Ну, например: весной 1941 г. Германия сосредоточила на границе СССР 6 млн. солдат. Задача разведке: заставить Сталина поверить, что Гитлер не нападет. Это делает корветтенкапитан фон Теофельс в «Шпионском романе». А в «Летающем слоне» его папа, Зепп, выполняет задание чуть попроще: заставить Россию отказаться от производства суперсамолета «Илья Муромец», который может решить исход Первой мировой войны. Задачи явно не имеют решения, но Теофельсы (Фандорины тож) щелкают их, как орехи. А автор, между прочим, объясняет этим необъяснимые странности истории. «Фильмовая» серия — это, конечно, не «Пелагия» с ее подтекстами, здесь все на поверхности: одномерные персонажи, стремительное действие. Но нельзя сказать, что это сценарии, многого снять нельзя: предысторий героев, внутренних монологов. Главное же — «немой фильме» нужен антураж, аура, чтобы читателя захватило, втянуло, чтобы он залюбовался чем-нибудь - да чем угодно. Можно сделать конфетку из воздушного боя «этажерок» Первой мировой, а можно - из декадентского либертинажа. Кстати, декаденты Акунину раньше не удавались: «Любовница смерти» была единственным провальным романом фандоринской серии. В «Детях Луны» больше юмора, больше действия, больше реальности (героиня — законченная наркоманка). Зачем Акунин стал писать «роман-кино»? Симптом близкой катастрофы: визуальный ряд потихоньку пожирает культуру книги, через десять лет будут читать только то, что было на экране. А Злой Человек уже подстелил соломки.

для верных

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Борис АкунинИздательство «АСТ»