Литературные кубики

Текст: Виталий Грушко

  • Альманах «Литературные кубики», №№ 1, 2 (2006)

Суд над «Кубиками»

Издавать в наше время художественно-публицистический альманах — дело непростое и отчасти неблагодарное. Могут не заметить, не оценить или же раскритиковать в пух и прах. Вот почему авторам альманаха так необходимы энтузиазм и кураж. Если работа спорится, на остальное можно не обращать внимания. Первые два выпуска «Литературных кубиков» свидетельствуют о том, что с куражом у авторов все в порядке и что за дело взялись они серьезно, то есть с шутками и прибаутками. В итоге № 1 получился просто веселым, а № 2 — уже концептуальным. Интересно, каким будет третий.

Первый плюс, который я отмечаю, перелистывая страницы альманаха, — возможность диалога с читателем. Читатель может выйти в Интернет и оставить свое мнение на сайте www.litkubiki.ru. Диалог с читателем подразумевает совершенно иной уровень прочтения текста, и если сами авторы готовы поддерживать этот диалог, им можно выразить только крайнюю благодарность.

Прежде чем перейти к анализу произведений, хотелось бы сказать кое-что об оформлении и структуре альманаха. Альманах оформлен так, словно он вышел лет десять, а то и двадцать назад. Нарочито-небрежный шрифт на обложке и титульном листе (словно кто-то писал от руки), корявые рисунки (в первом номере их на порядок больше, чем во втором — вопрос к авторам: почему?) Подобный стиль оформления я бы назвал хармсовским. И это второй плюс, который я здесь увидел. Обращение к стилю ретро — не просто дань моде, но заявка на связь альманаха со старыми «самиздатовскими» временами.

Что касается структуры вышедших номеров, то здесь опять-таки обнаруживается претензия авторов на нечто из ряда вон выходящее. Вместо привычных разделов «Проза», «Поэзия», «Публицистика» находим «Аперитив», «Реальное чтиво», «Игры разума» и, наконец, рубрику «Страшный суд с Виктором Топоровым». Есть еще и «Судилища» — короткие критические статьи для каждого крупного произведения альманаха. Любое произведение дополняется двумя рецензиями — положительной и отрицательной. А «Страшный суд с Виктором Топоровым», помещенный в конец альманаха, — рецензия на номер в целом, где достается всем: как признанным авторам (Александр Кушнер), так и малоизвестным.

Конечно, можно было бы сказать, что подобная структура альманаха — не более чем желание выделиться и покрасоваться перед читателем. Но мне во всем этом видится какой-то юношеский задор, да и чтение альманаха, в котором есть и «аперитив», и «страшный суд» — занятие куда более веселое, нежели чтение традиционного толстого журнала.

Правда, многое зависит и от произведений, которые публикуются в альманахе.

В первом номере я обратил внимание на повесть (почему повесть? Там нет ничего от повести!) Владимира Рекшана «Философские подружки». Это довольно-таки скрупулезное исследование отношений мужчины и женщины, начиная от древних времен и заканчивая нашими. Автор демонстрирует хорошую эрудицию и ищет пропавшую любовь. Читается «повесть» на одном дыхании.

Еще понравился рассказ Андрея Лещинского «Чертова коробочка». Я давно не встречал отечественного авантюрного рассказа с элементами мистики, да еще и написанного на основе современного материала.

Что касается второго номера, то здесь все немного сложнее. Номер этот концептуален, и посвящен он религии. И, тем не менее, от него не веет скукой и унылыми разглагольствованиями. Здесь есть из чего выбрать.

Повесть-страшилка Алексея Смирнова «Сибирский послушник» задумывалась, вероятно, как пародия на фильм Никиты Михалкова «Сибирский цирюльник». Пародии не получилось, зато получилась повесть. История о закрытом учебном заведении в сибирской глуши, где юношам преподают и французский, и фехтование, и Закон Божий, и где помимо прочего происходят малопонятные церковные обряды, рассказана интересно и слегка цинично. На мой взгляд, эта повесть — лучшее, что есть в альманахе (не считая эссе Павла Крусанова о Викторе Цое, взятого из книги «Беспокойники города Питера»), а посему, не пересказывая содержания, намекну только, что такими сюжетами впору пугать чересчур восприимчивых обывателей.

Рассказ Славы Фурты «Кто там идет?» посвящен последним дням жизни Пушкина — начиная с дуэли и заканчивая смертью поэта. Фантазий на тему личных переживаний великих людей в литературе великое множество, и Фурта решил тоже сказать свое слово. Автор дошел до того, что реконструировал исповедь Пушкина перед смертью, произнесенную поэтом в бреду. Вернее, не реконструировал, а попросту выдумал, не забыв при этом похвалить себя самого. «Браво! Это одно из лучших твоих произведений», — говорит после исповеди Пушкину бес, подстроивший дуэль. Выходит, что Фурта в своем рассказе написал нечто, что превосходит сочинения самого Пушкина.

Ну и, разумеется, в альманахе не обошлось без философских штудий. Спор начал Иван Меркурьев, заявив в своей статье, что все беды в России идут от православной церкви. С ним категорически не согласился Андрей Митрофанов. Далее следует целый ряд статей, где ученые мужи размышляют о роли церкви в сегодняшнем мире.

После дискуссии читателю предлагается статья Александра Секацкого «Третья ступень». Авторы альманаха предупреждают, что этот текст придется читателю скорее всего не по зубам и предлагают два метода его прочтения: элегантный и агрессивный.

Вот так с шутками и прибаутками авторы добираются до конца альманаха, где их уже ждет «Страшный суд с Виктором Топровым».

Что ж, пока все идет хорошо. В меру любопытных произведений, в меру интересных статей. Пожелаем же «Кубикам», чтобы второй номер не стал для них последним. А когда номера альманаха перевалят за десяток, можно будет сказать о нем что-нибудь более внятное.

Дата публикации:
Категория: Ремарки
Теги: Алексей СмирновВиктор ТопоровЛитературные кубикиНикита Михалков