Хороший мусульманин

Текст: Полина Фомина

Хороший мусульманин

Можно быть одновременно и хорошим мусульманином и хорошим европейцем
Tariq Ramadan

Тарика Рамадана называют «мусульманским Мартином Лютером Кингом». Журнал Time в 2000 году внес его имя в список 100 выдающихся новаторов XXI века. В 2006-м он получил титул «европеец года» в категории граждан неевропейской национальности. Некоторые считают его интеллектуальным лидером для 15 миллионов мусульман Европы и превозносят как проповедника «евроислама». Другие клеймят как скрытого идеолога терроризма, лицемера и опасного исламиста.

Для западного мира, зашуганного страшилками о терроризме, монополизированном мусульманами, 46-летний Тарик Рамадан — харизматичный интеллектуал в белоснежной рубашечке без галстука — настоящий подарок.

Мусульманин египетских кровей, родился в Швейцарии, преподает в Оксфорде, пишет книги, является советником правительства Британии по вопросам радикализма и политики в отношении мусульманской молодежи.

На хорошем английском со сладким французским акцентом Тарик рассказывает в вечернем телешоу о том, как модернизировать ислам, вывести мусульман из загонов национальных меньшинств и превратить в полноценных европейских граждан, чтобы их не боялись и они не пугались.

«Да, можно сказать, что я проповедую „вестернизацию“. Но я не отступаю от универсальных принципов своей религии. Я всего лишь стараюсь не смешивать ислам с традициями мусульманских стран».

Дедом Тарика Рамадана был знаменитый египтянин шейх Хасан аль-Банн, основатель реформистского движения «Братья-мусульмане» (1928), которое мечтало построить новый мир на постулатах шариата и, само того не желая, стало «матрицей» для современных исламских фундаменталистских течений. Отсюда вышли и «Аль-Каида» и ХАМАС.

Отец Тарика Рамадана Саид Рамадан занимался созданием исламских центров в Европе. Когда дед Тарика был убит (1949), а «Братья-мусульмане» запрещены в Египте (организацию обвинили в покушении на президента Насера), то отец Рамадана, заочно приговоренный к трем пожизненным заключениям по обвинению в измене родине, эмигрировал в Швейцарию. В 1962 году в Женеве родился Тарик.

Младший из шести детей в семье, Тарик был назван в честь арабского военачальника Тарика-ибн-Зияда, завоевавшего Испанию в 711 году. При этом сам Тарик Рамадан неоднократно отказывался от любого соотношения своего имени с деятельностью движения «Братьев-мусульман», хотя память деда чтит и пользуется его именем для установления контактов в исламском мире.

Самое удивительное, что при такой вовлеченности отца в политические исламские движения Тарику дали светское образование. Он учился в обыкновенной швейцарской школе, поступил в Женевский университет, где изучал философию, литературу и социологию. Параллельно много путешествовал: Латинская Америка, Индия, Африка, он даже провел один месяц с тибетским Далай-ламой. Прочитал полное собрание сочинений Достоевского и написал диплом о человеке, который сказал, что Бог умер, — о Фридрихе Ницше.

В интервью Рамадан часто рассказывает, что быть мусульманином в Европе во времена его молодости было тяжело.

«Чтобы оставаться „хорошим“ мусульманином в Европе, требовалось держаться за свои пакистанские или североафриканские корни. Для меня это представлялось большой сложностью».

С одной стороны национализм, с другой стороны неприятие диаспорой. В 24 года он женился на швейцарской учительнице Изабель, с тех пор у них родилось четверо детей.

Жена приняла ислам, и семья переехала в Египет, где Тарик изучал философию в одном из самых древних и авторитетных исламских университетов мира Аль-Ажар в Каире. Тут-то Тарик и осознал, что ислам — его философия, но культурой он европеец. С тех пор, подобно дервишу, Рамадан кочует по всему миру, пропагандируя идею «вестернизации» ислама.

В своей книге «Мусульмане Запада и будущее ислама» (2004) Рамадан пишет, что светские ценности Европы согласуются с исламом: «свобода, к которой призывает европейская светская идеология, как принцип уже много веков назад утверждена в исламе», поэтому европейские мусульмане не должны замыкаться в своих гетто. Рожденные в Европе мусульмане должны получать европейское образование и участвовать в европейской общественно-политической жизни, чтобы содействовать распространению ислама. Несмотря на то что подобная открытость может привести к смешению культур, необходимо отличать историческую национальную культуру от вечной религии. Например, в Коране не сказано, что женщина должна молчать в тряпочку, просто так, к сожалению, принято в арабской традиционной культуре. Женщинам надо дать свободу и наложить мораторий на применение предусмотренных шариатом телесных наказаний.

«Арабская культура — это еще не культура ислама. Не бойтесь перестать быть арабами, бойтесь перестать быть мусульманами!»

Агентство Financial Times признало его книгу «Посланник: смысл и значения жизни Мухаммада» лучшей книгой 2007 года. В ней Рамадан описывает Мухаммада как доброго и мудрого человека, просветителя, прекрасного отца и мужа. Человека не меча, но мысли. То есть пытается донести до читателя, что если Мухаммад — символ ислама, то ислам — это религия любви и здравого смысла, а не войны и террора.

Вообще читать труды Рамадана не просто (он написал более 30 книг). Не просто потому, что бороться с зевотой нужно уже на десятой странице переливания из пустого в порожнее. Веселее смотреть его телепрепирания на youtube.com с президентом Николя Саркози. В целом, риторика Рамадана выглядит вполне безобидно, тем более удивляет количество его врагов.

В 1995-м Тарику Рамадану отказали во въезде во Францию (потом, правда, разрешили). Самыми жесткими противниками Рамадана на Западе являются как раз французские секуляристы, стремящиеся ограничить возрастающее влияние мусульман в стране. (Франции в ближайшее время грозит стать первой по численности мусульман европейской страной.) Его обвиняли в связях с «Аль-Каидой». Журналистка Каролин Фурест написала злобную книгу об исламской угрозе под названием «Брат Тарик».

В 2003-м году Рамадана обвинили в антисемитизме, после того как он опубликовал в газете «Ле Монд» статью, где осуждал французских интеллектуалов за поддержку политики государства по отношению к Ираку и Израилю. На его беду, все перечисленные французские интеллектуалы оказались евреями.

При этом именно к Франции Рамадан дышит особенно неровно. С конца 90-х он собирал в неблагополучных пригородах Лиона (а национальные гетто во Франции образуются именно в пригородах) молодых мусульман на дискуссии-проповеди и конференции, убеждая быть ближе к европейской культуре. В Лионе находится исламское издательство, где он напечатал свои книги и выпустил большинство аудио-проповедей (поскольку Тарик Рамадан считается духовным лидером, то подобно многим имамам распространяет кассеты со своими выступлениями, они очень популярны во Франции и бывших французских колониях в Африке).

«Меня считают опасным во Франции, потому что я говорю людям: „Будьте гражданами этой страны!“ К мусульманам до сих пор относятся как к инопланетянам, я им говорю: „Идите и голосуйте на выборах!“»

Его называют двуликим Янусом, обвиняя его в том, что к Западу он поворачивается модернистским лицом, а к Востоку — реакционным. Противники ислама утверждают, что его истинная цель вовсе не европеизация мусульман, а исламизация Европы. С другой стороны, многие мусульмане недовольны его деятельностью, обвиняя в предательстве взглядов дедушки. С третьей стороны «мусульманские модернисты», стремящиеся «адаптировать» ислам к нынешним условиям, считают Рамадана «слишком консервативным». Сам же Рамадан сокрушается, что он слишком «европейский» для мусульман и слишком «исламский» для Запада.

В любом случае его подход предлагает мирную альтернативу, что для Европы (и не только для нее), где проблема иммиграции рассматривается как угроза, очень актуально. Поскольку многие из иммигрантов исповедуют ислам, то ощущение угрозы переносится на религию.

«Против нас ведется „психологическая война“. Нам задают одни и те же провокационные вопросы: про джихад, про отношение ислама к женщинам, про демократию — и мы вынуждены говорить, что террор это не ислам, диктатура — это не ислам, угнетение женщин — тоже не ислам. От нас все время требуют объяснений, и в результате мы говорим много о том, чем ислам не является. Надо рассказывать людям, чем он является, а не наоборот».

В 2004-м Тарика Рамадана не впустили в США (не дали визу, несмотря на то что он был приглашен на год преподавать в университет Нотр-Дам штата Индиана). Запрет на въезд в США не снят до сих пор из-за подозрений его связей с ХАМАСом (которые так и не доказаны). Впрочем, также Рамадану запрещен въезд в Тунис, Саудовскую Аравию и на землю его предков — в Египет, ибо для многих мусульман он — предатель ислама

Дата публикации:
Категория: Общество
Теги: Вал исламаИсламНицше