Кони и лани

Текст: Николай Паклин, журналист и еврофил

Полвека назад Европа решила объединиться. Страны, перевоевавшие друг с другом по пять раз, дерзнули создать общее политическое пространство. Эдакая Империя снизу: никто никого не завоевывает, все сами решают жить вместе. Восемь лет назад появилась общая европейская валюта. Но что будет еще через несколько лет? Проблем у Евросоюза оказалось больше, чем можно было предвидеть

2000 год, конец января, Амстердам. На улице сыро и холодно, и так приятно (и для здоровья полезно!) согревать организм дженевером (он же енейвер), местным крепким питьем из можжевельника. Вкус у этого напитка, что называется, «специфический», но на второй день привыкаешь. Да и стоит порция дженевера куда дешевле, чем коньяк или виски, — всего 1 евро.

Месяц назад он стоил три гульдена (гильдена, как говорят голландцы). Или два с половиной, или четыре, в зависимости от заведения. Дженевер с тех пор не поменялся, поменялась валюта.

Впрочем, пока и старые деньги в ходу.

На часах двадцать три сорок пять. Сергей, инженер из Тюмени, запускает крутиться по столу монетку. 1 гульден.

— Ходит, — флегматично сообщает Сергей.

— Крутится? — уточняет Аглая, менеджер из Пензы.

— Ходит, — повторяет Сергей. — Пока еще имеет хождение.

В полночь гульден превратится — не в тыкву, но в металлический кругляшок, в сувенир. А сейчас на него еще можно купить стакан воды.

У меня в кармане десять монеток евро, полученных на сдачу в здешних магазинах, реверс у всех — голландский. Но пройдет несколько месяцев, и в такой пригоршне попадется как минимум две немецкие оборотки, одна испанская и одна греческая. Мелочь перемещается, европейцы перевозят ее в своих карманах через границы... блестящий символ новой единой Европы.

Новой — да. Но единой ли?

Прекраснодушные планы по созданию едва ли не общего государства еще, конечно, не разбились вдребезги, но теперь, спустя несколько лет, явно поставлены под сомнение.

Любой ученый знает, что в больших системах сложнее управляемость, а Евросоюз после принятия в свои ряды целой толпы небольших государств стал системой не просто огромной, но и бестолковой.

Помню, в какой-то день 2004 года, когда туда вступило одновременно десять стран, для присоединившихся граждан объявили бесплатный вход во все музеи Берлина — просто по паспорту. Я со своим русским сходил в три, и нигде вахтеры не усомнились, что мне можно. А ведь Россия страна, как бы сказать, известная. Про нее точно можно бы знать, что она никуда не вступала.

С музеем анекдот, конечно, вышел, зато добрый.

А вот не анекдоты.

Польша поссорилась с Россией из-за ограничения поставок польского мяса и отказалась ратифицировать договор между ЕС и РФ: документ, без которого затормозились многие не только политические, но и экономические процессы.

Литва подумывает предъявить требования по компенсации за Вторую мировую сразу и нам, и Германии, что, конечно, не слишком нравится Берлину.

Ирландия отказалась утверждать Европейскую конституцию, а истерика, устроенная по этому поводу французским лидером Саркози, катализировала в стране националистические настроения.

В Болгарии такого рода настроения (не самые продуктивные, согласитесь) раздувает правительство: в качестве «пат? риотического» ответа на наезд Еврокомиссии, которая требует поуменьшить в стране уровень коррупции.

Многие традиционные народные промыслы оказываются под угрозой — например, некоторые особо эксклюзивные французские сыры не могут теперь производиться (то есть попросту исчезнут!), ибо технология их изготовления не соответствует общим санитарным европравилам.

Граждане восточноевропейских государств, получив свободу передвижения, заполняют западноевропейский рынок частных услуг (гувернантки, официанты, уборщицы), а поскольку в нашей части континента не слишком высоко уважение к закону, постольку очень и очень многие работают нелегально: «Чего лишние налоги платить?» И дело тут не в том, что то или иное цивилизованное правительство недополучит налоговых поступлений, а в том, что такая практика развращает цивилизованных граждан... А ведь, что ни говори, именно уважение к закону — один из краеугольных камней той пряничной европейской сказки, которая так нравится отечественным туристам.

Проблемы растут как снежный ком.

В связи с этим логично, что все чаще раздаются голоса выступающих, во-первых, за прекращение расширения Евросоюза (канцлерша Германии Меркель выступает, например, против приема Турции: это сильное заявление, учитывая, сколько в Германии турок и каково вообще значение этой страны в современном мире), а во-вторых... за его сокращение.

Вернее, не за сокращение (изгнать кого-то — скандал, конечно, неимоверный), а за выделение в Евросоюзе группы основных государств, «Старой Европы».

И впрямь: вряд ли Германия и Франция будут долго терпеть, что Польша и Ирландия виляют ими, как хвост собакой.

Не то что «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись», скорее «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань».

Так или иначе, прекрасная европейская сказка — под большим вопросом.

Дата публикации:
Категория: Общество
Теги: Империя