Фантастика

Я в шкафу не была

Очень частное мнение о фэнтези. Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции. Этот материал — как раз такой случай. Но мы решили не отказывать нашим читателям в удовольствии подискутировать с создателем нижеследующего текста.

Они написали будущее

Фактически все, что мы имеем сегодня, было предсказано писателями XX века. И сейчас, пожалуй, самое время вернуться к их книгам. Айзека Азимова, Артура Кларка и Роберта Хайнлайна не зря называют «Большой тройкой» научных фантастов…

Эмигрантская проза (о книге «После пламени»)

Чему же следует поучиться ролевикам у литераторов? Вряд ли стилистике или композиции… Ролевики забывают, что их мечта сбылась: они живут в другом мире. Если они хотят признания в мире, откуда эмигрировали, им придется нанимать переводчиков. В крайнем случае — детально комментировать каждое слово.

Шесть лиц (о книге Дениса Соболева «Иерусалим»)

Когда мы говорили, что серьезным литераторам есть чему поучиться у ролевиков, мы забыли показать, чему именно. Пожалуй, справедливо будет начать именно с тех, кто описал ролевиков, но не оценил основной сути их мастерства.

Мелкобожие (о книге Марии Галиной «Хомячки в Эгладоре»)

Эгладор — это одновременно и город-государство в Среднеземье, волшебном мире Джона Рональда Руэла Толкина, и ролевой веб-сайт, и довольно известное место сбора любителей ролевых игр в Москве, около станции метро «Октябрьская».

Шляпа с пером: творчество ролевиков и книги о ролевиках

Когда любители ролевых игр нацепляют свои старомодные головные уборы, они интересны всем. Когда хозяева этих головных уборов берутся за перо сами, представители серьезной литературы ставят им на вид множество ошибок…

Сотовый кошмар (Стивен Кинг. Мобильник)

«Мобильник» — последняя книга великого и ужасного Стивена Кинга. Открывал ее с известной долей скепсиса. Отечественные культурные деятели приучили нас к тому, что каждый уважающий себя художник обязан годам к шестидесяти впасть в творческий маразм.

Два источника по истории Древней России

К сожалению, реконструкция истории Древней России первой половины XXI века весьма затруднительна: до нас дошли лишь два источника, относившиеся к детской литературе, а потому избежавшие забвения. К счастью, эти источники — сказка «Несси» и роман «Ампула Грина» — написаны представителями противоборствующих сторон, что дает возможность реконструировать относительно объективную картину происходившего.

Владислав Крапивин. Ампула Грина

Новый роман Владислава Крапивина «Ампула Грина» снабжен подзаголовком: «Роман о песчинках времени». Это действительно роман о песчинках. Не только о тех ярко-красных Песчинках Времени, которые окружают башни и пирамиды Песков и на которые безголовая статуя отбрасывает тень с развевающимися волосами. Не только о тех песчинках, которые сыплют наши сверстники в масляные радиаторы лесорубных машин в лесах и автобусов, куда запихивают людей после разгона митингов, в городах. Не только о песчинках в своем глазу.

Заира Дреева. Несси, или тайна Черной Пирамиды

Сказочную повесть Заиры Дреевой «Несси», вышедшую в издательстве «Амфора» с рисунками Александра Лыткина, критика уже восприняла как «еще одну английскую сказочную повесть», которой «не нужно быть хорошей, поскольку достаточно быть просто английской». Критики оказались правы формально, однако ошиблись в главном.

Юлия Галанина. От десятой луны до четвертой

Для того же, чтобы девицам хотелось подыскать себе первого попавшегося мужа из крепостной охраны и покинуть проклятую Пряжку побыстрее, ввели множество на первый взгляд несерьезных, но очень смешных и унизительных мелочей: номера вместо имен, школьный Устав, «форма номер четыре», «приличная и экономичная», холодные комнаты, девизы дня, злые от скуки надзидамы (дамы-надзирательницы) и Магистры, презирающие сами себя за то, что им, университетским преподавателям, приходится в этой богами забытой Пряжке читать лекции про «панталоны шелковые траурные, черного цвета». Так, впрочем, не раз бывало и в нашем мире.

Дия Гарина. Пойти туда…

Больше всего в этой книге подкупает, как ни странно, кинематографичность. Действительно, роман «Пойти туда…» будто специально написан для постановки, если не переделан из киносценария.

Леонид Каганов. Дай бог каждому

Шекли, господа, жил, Шекли жив, Шекли будет жить… Только зовут его теперь Леонид Каганов. Так же как и американского фантаста, его интересует прежде всего не то, как, что и из чего запускалось и заводилось, а скорее область человеческих отношений.

Мария Семенова, Феликс Разумовский. Кудеяр. Вавилонская башня

Я считаю, что вторая книга задуманного Марией Семеновой цикла получилась куда как лучше первой. Дело, скорее всего, в том, что весь мессидж, все «послание к человечеству» вышло гораздо убедительней и, да простится мне тавтология, человечней.

Заметки на полях сражений

Давайте поразмышляем о хоббитах. Под хоббитами я подразумеваю тех людей, которые, начитавшись книг в стиле фэнтези, сознательно превратили свою жизнь в бесконечную игру и максимально раздвинули рамки реальности.

Интервью с Марией Семёновой

Мария Семёнова, автор знаменитого «Волкодава», по праву считается родоначальницей отечественного фэнтези. 1 января 2007 года состоялась премьера фильма по культовому роману писательницы. Мария Васильевна читала сценарий, добилась нескольких изменений в нем, однако на момент нашей беседы полностью картину еще не видела (мы вместе с ней посмотрели весьма впечатляющий трейлер). Поэтому разговор с писательницей получился в основном о книгах, литературных жанрах, фэнтези и степени исторической достоверности

Мария Семенова. Волкодав

И именно в это самое время Мария Семёнова, автор двух малоизвестных книг и переводчица востребованного фэнтезийного ширпотреба, пишет своего «Волкодава» (1991-1995), книгу, скроенную отнюдь не по-толкиеновски, не в последнюю очередь — в противовес постылой переводческой поденщине.

Волкодав: факты и даты

Славянское фэнтези стало жанром. Пришли продолжатели и подражатели. Поклоников сотни тысяч, если не миллионы. А у истоков стояло несколько человек.

Франк Шетцинг. Стая (Der Schwarm)

Проблемы экологии ныне очень модны в европейском писательском сообществе. Но как написать об этом так, чтобы читатель не помер от скуки? Очень просто — надо заставить читателя включить воображение.

Глеб Голубев. Следствие сквозь века

Если сравнить любителей приключенческой литературы с гурманами, для которых самым важным аргументом в пользу какой-либо экзотической кухни является определенный набор соответствующим образом приготовленных блюд, только одно перечисление «приправ» этой книги должно вызвать у них обильное «слюнотечение»: города древних майя, поглощенные джунглями Юкатана; таинственные захоронения с непонятными надписями на саркофагах, зловещие жертвенные колодцы…

Дин Кунц. Предсказание (Life Expectancy)

Дин Кунц пишет совсем не страшно. Вернее, страшно, но и смешно — так, помнится, все тот же Стивен Кинг в своей «Балладе о гибкой пуле» поведал о гениальном авторе, написавшем жуткий рассказ о том, как «один парень сходит с ума и кончает с собой». При том, что «Предсказание» невозможно читать без смеха. И смех этот будет не над автором, а — вместе с ним. Пожалуй, если бы не сюжет книги, я даже назвал бы Дина Кунца «добрым и мудрым клоуном».

Роберт Сальваторе. Ночные маски (Night Masks)

Сальваторе достоин звания «гуру сериала». К коммерческой фантастике и фэнтези можно относиться по-разному, но написать более десяти книг с одними и теми же героями (хотя героев немало, а статус главного, подобно эстафетной палочке, переходит от одного к другому), да к тому же неплохо продающихся и — будем откровенны — книг вполне достойного литературного качества, — это, согласитесь, дано не каждому.

Чарльз де Линт. Загадка поющих камней (The Riddle of the Wren)

Изданная на английском языке в 1984 году книга Чарльза де Линта — настоящий подарок ценителям качественной фэнтези. Подобно коллекционному вину, книги такого уровня с каждым годом становятся только лучше и изысканнее. Пожалуй, с некоторой долей натяжки этот текст можно было бы сравнить с «Талисманом» или эпической «Темной башней» Стивена Кинга — не окажись он более ярким и динамичным.

Уильям Кинг. Волчий клинок (Wolfblade)

Момент размышлений. Истины. Так ли уж добр и благ Император, восседающий на Золотом Троне? Так ли уж злы еретики и Тау, гонимые и терзаемые собратьями по оружию и Инквизицией? Разумеется, в первой части сериала Рагнар еще слишком неопытен, чтобы спросить себя об этом. Но мне почему-то кажется — я хочу верить, я верю в него, — что он еще задастся таким вопросом. Ибо путь Воина — путь Взросления.

Ричард Кнаак. Кровавое Наследие (Legacy of Blood)

Всякий, кому доводилось слышать трусливое верещание Павших, хруст ломких костей нежити, кому приходилось почувствовать жгучее дыхание пламени дьявольских шаманов или услышать сладострастные стоны Черных Амазонок, умирающих под ударами острого ятагана, — всякий из моих братьев по оружию поймет чувства, испытанные в ожидании встречи с очередной книгой от господина Кнаака.

Ричард Кнаак. Месть орков (Day of the dragon)

Не скажу, будто теперь при виде орочьих орд в сердце моем вскипает гордая эльфийская кровь, будто расы человеков кажутся нелепыми вырожденцами-чужаками, будто, втайне опасаясь драконьего налета, я нервно вздрагиваю всякий раз, когда над головой пронесется большая крылатая тень «кукурузника»… Нет. Все гораздо ближе к нашей действительности.

Тенденции в современной фэнтези

В последние годы отечественная фэнтези развивалась медленно, поступательно, без особых взлетов и падений, как и другие фантастические жанры. В начале девяностых годов XX века жанр фэнтези оставался для российских читателей экзотикой, да и в середине минувшего десятилетия в этом направлении оставалось немало «белых пятен» и незаполненных ниш. Сегодня же судьба фэнтези мало отличается от судьбы фантастики в целом. Падение тиражей и размывание «целевой аудитории» сочетается тут с появлением отдельных сверхуспешных авторов и проектов, попадающих «в яблочко» благодаря не столько литературно-художественным качествам текстов, сколько соответствию скрытым читательским ожиданиям. Так чего же ждут поклонники фэнтези от российского писателя? <...>