Рецензии

Все дороги ведут в хеппи-энд

Персонажи романа «Белгравия» архетипичны, развязка очевидна — ни дать ни взять ладно скроенный английский сериал длиною в одиннадцать глав.

Книги Текст: Нонна Музаффарова
С ума сойти — не поле перейти

Научный журналист Дарья Варламова и бизнес-аналитик Антон Зайниев, вооружившись поддержкой экспертов и преодолев депрессию, описали психиатрические диагнозы, которые у всех на слуху. В их книге вы найдете ответы на вопросы, почему Шерлок Холмс в современной экранизации обижается, когда его называют психопатом, и страдал ли Энакин Скайуокер от пограничного расстройства личности.

Книги Текст: Полина Кривых
Живая память о них

Анна Косенко — Ирина Одоевцева и Николай Гумилев, Осип Мандельштам и Александр Блок, Владимир Маяковский и Анна Ахматова, Михаил Кузмин и Федор Сологуб — в одном лице. Когда актриса появляется на сцене, возникает ощущение, что с такой харизматичной внешностью можно играть лишь роль самой себя.

Театр Текст: Полина Бояркина
Отпускается без рецепта

Книге не откажешь в залихватскости и обаянии. Герои вроде и обыватели, да с придурью, эдакие «городские сумасшедшие». Эпизодические персонажи выписаны с любовью.

Книги Текст: Егор Королев
Сундук со сказками

В сборнике малой прозы Антонии Байетт есть место и сказкам, и мистическим историям, и вполне реалистическим рассказам. Каждый текст щедро сдобрен отсылками к классической античной литературе, мифам и легендам.

Книги Текст: Александра Першина
Вечный символизм

Эта книга ценна хотя бы тем, что в отличие от своих современников критик подходит к нарождающемуся авангарду без внутренней неприязни или квазирелигиозного фанатизма. Он видит в новом искусстве большой потенциал и чувствует, что оно займет свое место в истории культуры. Пожалуй, его небольшая книжка относится к первым опытам определения этого места.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Томас Мор в теле вора  

«Чернокнижник» оставляет впечатление сложносочиненного интеллектуального упражнения, в котором автор демонстрирует свое владение разными литературными стилями, умение органично связать две сюжетных линии и виртуозное жонглирование аллюзиями, а заодно признается в любви к постмодернизму.

Книги Текст: Екатерина Кузнецова
Между чудом и катастрофой

В детстве Женечка калечил птиц: отрезал лапки голубям. Деловито, старательно уничтожал то единственное, что связывало птиц с землей. У людей же, напротив, он отнимал нечто, над землей превозносящее. Все его жертвы, как на подбор, не были обычными — каждый чем-то да выделялся, отличался от «человека-женечки».

Книги Текст: Мария Лебедева
Принцесса и дракон

Герои не просто играют отведенные им роли, описывая происходящее каждый со своей стороны, они формируют полную картину событий, делая изображенный в книге мир объемным и реалистичным. История рассказана на семь разных голосов (нет-нет, да и приходит на ум «полифонический», по Бахтину, роман Достоевского). Это воплощения различных образов мысли, каждый из которых как бы испытывается на прочность в трудных обстоятельствах.

Книги Текст: Полина Бояркина
Оружие массового поражения

В своих воспоминаниях героиня рассказывает о травматическом состоянии, когда чувство расставания и потери остается с девушкой навсегда, которое позднее станет истоком протеста против чужой воли, определившей ее как «человека пятого сорта второсортной эпохи».

Книги Текст: Виктория Кравцова
Не про Матильду

«Создатели и зрители» — это такой приквел к книге Яковлевой «Маринский театр. Балет. XX век». После фрагментарной, но живо нарисованной картины петербургско-петроградско-ленинградского балета минувшего века автор представляет историю русского балета XIX века. Тоже живо и тоже, признаться, фрагментарно.

Книги Текст: Михаил Ефимов
Не так страшен сон, как его толкуют

Линч — со всеми его специфическими интересами типа индийской мифологии и трансцендентальной медитации — предлагает каждому из своих зрителей прогуляться по городку Твин Пикс и прилегающему к нему лесу Гоствуд, двигаясь скорее на голос интуиции, чем разума.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Республика письмен

Исследовательница по-разному подходит к сложнейшему клубку, где литература сплелась с политикой, и использует для этого богатый инструментарий. Иногда историк просто пересказывает исторические события, а иногда подробно анализирует эпистолярий императрицы и воспоминания людей, приближенных ко двору. Финальный очерк в книге вовсе похож на традиционный филологический этюд, в котором принципы «забавного слога» напрямую связываются со стилем екатерининского управления.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Все стерто. Все забыто. Все прощено

В «Книге Балтиморов» Диккер вновь выводит на сцену героя своего нашумевшего бестселлера — молодого писателя Маркуса Гольдмана. Роман представляет собой семейную сагу с элементами детектива. Маркус расследует тайны близких ему людей, не догадываясь о том, что даже в комнате у самых любимых можно найти шкаф с чем-то помимо одежды. Две семьи, три кузена, одна любовь.

Книги Текст: Александра Сырбо
Пантеон боли

Читая «Руководство для домработниц», убеждаешься, что знаменитые ахматовские строчки про порождающий искусство сор могут относиться не только к стихам. Постепенно из рассказов сборника складывается портрет художественного альтер эго Лусии Берлин, несущий автобиографические черты.

Книги Текст: Сергей Васильев
Осторожно, спойлеры!

Если по структуре и композиции «Дебри» похожи на учебник, то стилистически они для этой оценки слишком несдержанные. Иванов и Зайцева примеряют к историческим реалиям современную лексику: первооткрыватель тракта от Соликамска до Верхотурья Артемий Бабинов оказывается у них «отличным менеджером», который взял дорогу «в концессию», а Ерофея Хабарова авторы признают «настоящим бизнесменом».

Книги Текст: Елена Васильева
В потемках человеческой души

Представленных в этом сборнике произведений вполне достаточно для того, чтобы понять: мы имеем дело не с занятной, не познавательной и ни в коем случае не эпатажной литературой. Автор погружает читателя в мрачную бездну человеческого сознания, в котором торжествуют похоть, алчность, невежество, жестокость, но надежды на возможное очищение не сулит.

Книги Текст: Нонна Музаффарова
Время, которого не было

Пак Вансо говорит не о войне, а о жизни в военное время. О том, как впервые пошла сделать прическу в салон красоты. Как умер брат. Как ночами проникали в оставленные дома, пытаясь найти что-то съестное. Жизнь и смерть — настолько здесь рядом, что перетекают друг в друга.

Книги Текст: Мария Лебедева
Ненависть к спагетти

Безусловно, трактат по соблазнению женщин идейно был кошмарным текстом, противоречащим европейской системе ценностей. Но эта инструкция написана пламенным языком, который возмущает именно потому, что хочет эпатировать.

Книги Текст: Валерий Отяковский
На расстоянии близости

Название романа мнимо акцентирует внимание на том, что вся книга посвящена взаимоотношениям между мужчиной и женщиной. Любопытно — для чего, ведь персонажи рассказов не только «он» и «она», но и «она и она», «мы», «я», «вы». Все границы между лицами, полами стираются, остаются только говорящие души.

Книги Текст: Александра Сырбо
Счастье вопреки войне

Читателю, ранее не занимавшемуся историей Имеретии, Картли-Кахетии, пробраться сквозь толщу веков будет сложно. Он не получит ни грузинского солнца, ни гор и счастья, зато познакомится с серьезным научным трудом, посвященным прошлому государства, которое обрело свое жизнелюбие на фоне войн, не прекращавшихся три тысячи лет.

Книги Текст: Мария Михновец
Застой вам только снится

Тем, кто в детстве ползал по заброшенным стройкам и мечтал о желтых бананах, эта книга подарит много счастливых минут. Для молодых, тех, кого бананами уже не удивишь — это просто интересная глава из учебника истории.

Книги Текст: Егор Королев
Поэт без героя

Авторы нескольких мемуарных очерков отмечают удивительное разнообразие масок Лосева: редактор журнала «Костёр» и участник неподцензурной жизни Ленинграда, шутник-острослов и академический профессор, эрудит с легким поэтическим снобизмом и любитель отечественных детективных сериалов...

Книги Текст: Валерий Отяковский
Собиратель осколков

Век обывателей, не терпящих любого отклонения от нормы, принес невообразимое количество смертей. Но речь в этой книге не о войнах, а о трансформации важных категорий человеческого бытия

Книги Текст: Мария Лебедева
Дай зарок — не убивать!

Этот роман — не историческое произведение, а попытка воссоздать и интерпретировать переживания одной из ключевых и спорных фигур нашей истории, показать персональный душевный ад Ивана Грозного, пытающегося примирить свое «право» на извращенные зверства и богобоязненность.

Книги Текст: Анна Подпоркина
Игра в зверинец

Авторы не просто публикуют тексты про зайцев рядом с картинами. Они пытаются связать первые со вторыми — не в смысле влияний (Хлебников не мог видеть большинство экспонатов), но в смысле внутренних перекличек разных творцов, обращающихся к образу длинноухого.

Книги Текст: Валерий Отяковский
И ныне дикий

Автор как будто хотел написать роман о декабристах, а замахнулся на роман о войне 1812 года — но при этом «Войны и мира» у него не получилось. Слишком много хотел сказать, слишком мало удалось.

Книги Текст: Елена Васильева
Вождь на лабутенах

Стоявшая за штурвалом революции фигура Ленина и поныне вызывает споры. Книга Льва Данилкина «Ленин. Пантократор солнечных пылинок», недавно вышедшая в серии «ЖЗЛ», пытается рассказать об этом неординарном деятеле свежим языком.

Книги Текст: Сергей Васильев
Бумажный корабль

В своей книге Оксана Булгакова предельно серьезна: она не пишет, а излагает факты. Каждая следующая фраза наращивает и развивает высказанный тезис. А создание конечного образа происходит уже в воображении читателя.

Книги Текст: Александра Першина
Оптимисты и гадюки

Юлия Качалкина издает роман одного из лидеров музыкальной «новой волны» восьмидесятых годов, в котором он, ностальгируя по периоду своего детства, показывает через такую небылицу то, что он бы хотел изменить и улучшить сейчас, в наше время. На самом деле, это предупреждение для современных молодых людей, что все плохое можно предотвратить, или хотя бы вовремя почувствовать опасность, которую тебе готовит твоя страна.

Книги Текст: Карина Козак