Рецензии

Народ и воля

Имитация расшифровки, случайности и необязательности сказанного позволили Ксении Букше «наполнить текст лирикой, как воздухом, но людей оставить такими, каковы они на самом деле».

Книги Текст: Анна Рябчикова
Кристине Нестлингер. Новые рассказы про Франца и школу

Откровенность эта на неподготовленных производит такой же ошеломляющий эффект, что и поступок маленького Франца в одном из рассказов. Так, чтобы доказать очередному сомневающемуся, что он мальчик, а не девчонка, герой стягивает с себя штанишки и показывает свою «голую середину».

Книги Текст: Вера Ерофеева
Лекарство от всех недугов

Человек сам творит историю своей болезни; болезни же случаются либо от нервов, либо от удовольствия. Подтверждая эти старые истины, кино Валле рассказывает о гибкости человеческой натуры, безграничной изобретательности перед лицом смерти и темной силе коллективного невежества.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Ода соловью

Урсула вынуждена появляться на свет и умирать, исправляя свои и чужие ошибки. По словам Томаса Элиота, жизнь слишком длинна. Что бы сказал классик, если бы узнал, что умерев в 76 лет, он вновь родится и попадет практически в те же обстоятельства?

Книги Текст: Анастасия Бутина
«Вот вам тиски, вот набор плетей…»

История о том, как один и тот же камень падает с души прямиком за пазуху, оборачивается красочно иллюстрированным исследованием на тему мотивов и поводов обыденной жестокости.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Порох для огня

Зная Шаргунова оппозиционером, редактором портала «Свободная пресса» и отзывчивым комментатором любого инцидента федерального масштаба, можно было предположить, что роман заскрипит на зубах читателя солью памфлета.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Том о Джерри

Впервые презентованный на Международной книжной ярмарке Non/fiction № 15, «Маус» тиражом в 2000 экземпляров разошелся как горячие пирожки в пригородной электричке в морозный день. Комикс был отправлен на допечатку. За это время в сети разгорелся, мягко говоря, скандал.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Письма несчастья, или Инструкция по прочтению романа

Трудно понять, зачем Дмитрию Быкову понадобилась такая форма. Если уж вводить в отечественную литературу роман-квест, то всерьез. В конце концов, эта форма очень сложна, и я, только продравшись к середине, понял, что это не квест, а плач.

Книги Текст: Иван Шипнигов
Недалекие близкие

На российских киноэкранах — «Август» (August: Osage Country) Джона Уэллса, номинированная на множество наград экранизация одноименной пьесы Трэйси Леттса (2007), принесшей драматургу Пулитцеровскую премию.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Цветы жизни

«Мы – звездная пыль» имеет меньшее отношение к экологии и пропаганде, и большее – к философии и даже к поэзии. Вся скромная сотня слов, из которых состоит книжка, выражает простую, но неизменно очаровывающую мысль: все мы одной крови.

Книги Текст: Вера Ерофеева
Удушье

Кокон – удачный образ не только бренной оболочки, что вынашивает вечно живую псюхэ. Метафора строго отвечает отношению Ильи Бояшова к своим героям – безликим гомункулам, вобравшим черты некой касты людей.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Тонино-невидимка

Выход в свет не новой (она была написана в 1970-х) и довольно куцо изданной книжки известного автора все же знаменателен тем, что наконец открывает российскому читателю совсем другого Родари.

Книги Текст: Вера Ерофеева
Страсти по Мэри Поппинс

В российский прокат 23 января выходит комедийная драма Джона Ли Хэнкока «Спасти мистера Бэнкса» — художественная хроника противостояния между Памелой Трэверс, автором повести «Мэри Поппинс», и Уолтом Диснеем, страстно желавшим экранизировать ее знаменитую сказку.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Советско-русский разговорник

Словно написанный на древнегреческом языке, труд во всей красоте откроется лишь тому, кто свободно говорит на языке Аристотеля. Всем остальным придется заглядывать в сноски, комментарии, пользоваться словарем и дополнительной литературой, с трудом складывая незнакомые буквы в слова...

Книги Текст: Анастасия Бутина
Американский мечтатель

Наполненное остроумными рекомендациями для зрителей, которые все меньше ожидают от жизни и все больше от самих себя, это кино готовит также немало сюрпризов всем, кто считает, что уже вступил в такой возраст, когда из двух искушений стоит выбирать то, которое позволит раньше вернуться домой.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Аккорд, еще аккорд!

Рассказ музыканта – череда трудностей и постоянной работы над собой. В детстве десятилетний Рудик впервые услышал «Лунную сонату» Бетховена и упросил отца купить пианино, а тот вместо громоздкого инструмента принес с рынка легкую скрипочку. Это событие стало решающим для Рудольфа Баршая. «Музыка во мне заговорила. Это было как наваждение какое-то. Я бредил музыкой. Мне все время музыка снилась…»

Книги Текст: Евгения Клейменова
Мужское и женское

Семейная история о тонкостях применения традиционного и нетрадиционного оружия в войне полов, а также странностях любви неожиданно оборачивается повестью о том, каких удовольствий лишается жизнь людей среднего возраста из-за необходимости подавать хороший пример собственным детям. В конечном же счете эта комедия оказывается остроумным пособием по сохранению рассудка в «безумном новом мире».

Кино Текст: Ксения Друговейко
Сказка на Рождество

У Гуарески сказочный, фантастический смысл обретает, действительно, все. Все, чего он касается словом, обрастает сказочной плотью, все оживает, движется, сталкивается друг с другом. Дед Мороз с полным мешком надежд и воспоминаний (игрушек и леденцов теперь не делают – сахар идет на динамит, вата – на солдатские телогрейки, да и дарить их некому – все дети на заводе), замаскированная курица из Падуи, которая тайно пересекает границу, чтобы снести свое яйцо в Италии («Хочу, чтобы мое яйцо было итальянцем! – Как романтично! – воскликнула бабушка»), революционно настроенный муравей, Добрый Лесовик, который помнит Гарибальди, бородатый Здравый Смысл и жаворонок межгалактической конструкции.

Книги Текст: Вера Ерофеева
(Остро!)физика

Сейчас измерение расстояния между городами, находящимися на разных материках, не вызывает трудностей, а факт искривленности пространства кажется очевидным и легко доказуемым. Однако в XVIII веке даже предположения подобного рода считались революционными. Открытие это совершил Карл Фридрих Гаусс, гений математики, о котором Млодинов с большим почтением написал в «Евклидовом окне».

Книги Текст: Вероника Бойцова
Огни взлетно-посадочных полос

Собственно, и само сочетание слов «Саша слышит самолеты», характерное для письма Орлова своим ритмом и мелодикой, указывает не на действующее лицо, а на вектор его устремлений.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Принцесса и Хан

В прокат вышел фильм Оливера Хиршибигеля «Диана: История любви» (Diana). Байопик, повествующий о последних годах жизни принцессы Уэльской, откровенно не удался, однако стал интересным поводом поговорить о специфике опасного жанра кинобиографии.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Шестеро из Шербура

В ноябре в свет выходит третья книга о приключениях семейки из Шербура, и если вы не читали первые две: «Омлет с сахаром» и «Летающий сыр», то это повод за них взяться. Во Франции истории о семейке из Шербура могут поспорить в популярности с «Малышом Николя» Сампе и Госинни. Его часто называют «литературным кузеном» Жанов, хотя правильнее было бы считать Николя их отцом, ведь он на двадцать лет старше и родился в пятидесятых, в то время как написанный 15 лет назад «Омлет с сахаром» – первая книга цикла – описывает события времен студенческих волнений в Париже.

Книги Текст: Вера Ерофеева
Дива дивная

На экраны вышел фильм-участник Берлинале-2013 «За сигаретами» (Elle s'en va). Это трагикомедийное road movie Эмманюэль Берко (режиссера, сценаристки, актрисы и, определенно, истинной француженки) с блеском доказывает справедливость одного из любопытнейших жизненных законов: старость – плохая защита от безрассудства и любви, зато любовь и безрассудство – лучшая защита от старости.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Чарли, Чарли, смешной чудак…

Собственно из этих писем и составлен роман. Читаешь и думаешь, а для тебя ли предназначено? Может, случайно подсмотрел… Ты ли тот самый адресат, которому можно рассказать о первом любовном опыте, кексах с наркотической пропиткой и о том, что лучший друг вдруг поцеловал в губы?

Книги Текст: Евгения Клейменова
Как Суворов перешел через Альпы

«Как Суворов перешел через Альпы» и «Возвращайся к нам, Маклай!» относятся к жанру детской героической прозы, которую сейчас просто не пишут – слишком сложно нащупать общую тему, почти невозможно – правильную интонацию. Да и эти рассказы впервые были опубликованы в журнале «Костер» двадцать лет назад.

Книги Текст: Вера Ерофеева
Апология нежности

Трудно поверить, но «Жизнь Адель», неспешный и обстоятельный кинороман длиною в три часа экранного времени, основан на романе графическом – то есть, попросту говоря, комиксе. Удивляет отнюдь не разница в формальных «объемах» первоисточника и экранной интерпретации, а в масштабах и форматах авторских высказываний.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Внеклассное чтение

На киноэкраны 7 ноября выходит фильм Александра Велединского «Географ глобус пропил» – редкая для нового российского кинематографа картина, успевшая завоевать за время фестивальных показов одновременно множество наград (включая гран-при «Кинотавра») и безусловную любовь первых независимых зрителей.

Кино Текст: Ксения Друговейко
Двое суток рассказов о детях

Сборник недаром предназначен для категории «18+», а именно тем, кто забыл или вот-вот забудет детский язык. Им прямо таки необходимо сделать книгу настольной и в случае непонимания своего чада искать страницу-подсказку. Язык потрясающий – у каждого свой – самобытный, узнаваемый. Читаешь «Здесь были качели» и понимаешь – Носов. Образцовая современная проза.

Книги Текст: Анастасия Бутина, Анна Рябчикова
Дятел Вуди

Аллен по-своему подкалывает читателей, выбивает шутками землю из-под ног и берет штурмом каждую мозговую извилину. Проверяет, достиг ли точки кипения. Нет? Разряд, еще разряд!

Книги Текст: Евгения Клейменова
Реальное против воображаемого

Автор рассматривает невротическую ненависть в двух основных аспектах: как фактор исторического процесса и как «метод» оценки исторических событий (а, точнее, как призму, через которую оцениваются как события, так и поступки отдельных политических деятелей).

Книги Текст: Анаит Григорян