Все дороги ведут в хеппи-энд

Текст: Нонна Музаффарова

  • Джулиан Феллоуз. Белгравия / Пер. с англ. Е. Кисленковой. — СПб.: Азбука: Азбука-Аттикус, 2017. — 480 с.

В одном читатель может не сомневаться: о жизни британской аристократии барон западного Стаффорда лорд Джулиан Александр Китченер-Феллоуз знает не понаслышке. Автор сценариев оскароносного фильма «Госфорд-парк» и сериала-рекордсмена «Аббатство Даунтон» остается преданным очаровательному образу консервативной Англии. В последнем детище писателя — романе «Белгравия» образ этот вырисовывается все с той же узнаваемой любовью — дозированной и сдержанной в своем джентльменском проявлении, тогда как иронии и мягкого юмора, ставших фирменными знаками его экранных произведений, в книге нет и в помине. Без привычных острот леди Вайолет Кроули («Аббатство Даунтон») и комичной нескладности инспектора Томпсона («Госфорд-парк») «Белгравия» Феллоуза сродни пресному блюду из диетического меню язвенника.

Брюссель, 15 июня 1815 года. За три дня до сражения при Ватерлоо английский герцог Ричмонд устраивает роскошный бал. К удивлению многих, некий мистер Джеймс Тренчард, главный поставщик провизии для фельдмаршала британской армии герцога Веллингтона, также оказывается на этом званом рауте в сопровождении своей супруги Анны, столь же нетитулованной, но, в отличие от крайне тщеславного мужа, наделенной «стихийным благородством», и дочери Софии, восемнадцатилетней красавицы. И — о, ужас! Юный виконт Эдмунд Брокенхёрст Белласис танцует с дочерью «торговца», что в глазах надменной знати — непростительный моветон! В представлении лордов и графинь, маркизов и герцогинь человек, выбившийся в люди благодаря коммерческой хватке и трудолюбию, — выскочка, не более того. Но кто осмелился пригласить безродных Тренчардов в эту аркадию английской аристократии? Всему виной, конечно же, любовь, с которой все зачинается и которой все замыкается в этой отнюдь не «печальной повести» Джулиана Феллоуза.

— А по-твоему, то, что лорд Белласис добыл нам приглашения на бал своей тети, ничего не значит?

— Это значит только то, что ты славная девушка и ему хочется доставить тебе удовольствие. В Лондоне лорду Белласису не удалось бы устроить подобное, но в Брюсселе на всем лежит отпечаток войны, так что обычные правила теряют силу. Последние слова возмутили Софию не на шутку.

— Ты хочешь сказать, что по обычным правилам мы неподобающая компания для друзей герцогини? Миссис Тренчард по-своему была столь же тверда характером, как и ее дочь.

— Именно это я и хочу сказать, и ты знаешь, что это правда.

Минуло двадцать пять лет. Джеймс Тренчард — компаньон известных строителей фешенебельных домов братьев Кьюбитт. Вместе они возводят частные особняки на Белгрейв-стрит — в престижном районе Лондона. За стенами элитных домов — безмолвных символов верности прочным идеалам викторианской эпохи — рождаются тайны и расплетаются их тугие узелки. Уже нет в живых Софии и Эдмунда Белласиса. Виконт погиб на войне, а София, соблазненная своим героем, умерла при родах. Во избежание позора, новорожденного мальчика Тренчарды отдают на воспитание бездетной семье викария — преподобного мистера Поупа.

Проходят годы, мальчик — Чарльз Поуп — превращается в деятельного юношу и оказывается в центре намечающегося скандала. Не оправившаяся после смерти единственного сына надменная леди Каролина Белласис, отбросив снобизм, становится сообщницей Анны Тренчард в поисках внука-наследника. Появление в романе Чарльза меняет вектор повествования: отныне все перипетии сюжета ведут к благополучному финалу.

Джон в упор смотрел на любовницу; казалось, это продолжалось целую вечность. Потом он запрокинул голову и засмеялся. Он не просто смеялся. Он ревел от смеха. Хохотал до тех пор, пока слезы не потекли по щекам. Потом остановился и повернулся к Сьюзен:

— Ты что, вообразила, будто я, Джон Белласис, племянник графа Брокенхёрста, чьи предки сражались еще в Крестовых походах, а потом участвовали чуть ли не во всех главных европейских сражениях, могу когда-нибудь...

Джон смотрел на нее со злобой; взгляд его глаз был жестким и холодным, как камень.

— Ты всерьез вообразила, что я могу жениться на разведенной дочери какого-то грязного торговца?

Если бесчисленные протагонисты Феллоуза-теледраматурга вызывают хоть и не чувство трепетного сопереживания (что не удивительно — британское хладнокровие ведь исключает наличие сильных эмоций), но, безусловно, — рождают симпатию, то герои Феллоуза-беллетриста подобны фигурам, выписанным акварелью: воды здесь все же больше, чем ярких красок. И бледные эти фигуры легко стираются из памяти, равно как их надуманные страсти. Персонажи романа «Белгравия» архетипичны, развязка очевидна — ни дать ни взять ладно скроенный английский сериал длиною в одиннадцать глав. Однако стоит признать, что, дочитав последнюю страницу романа, вы с удивлением обнаружите, что за окном — не вид на Белгрейв-Сквер и вовсе не Кенсингтонские раскинулись сады; скорее с досадой, чем с облегчением обнаружите, что письма вам приносит не вышколенный дворецкий в черной ливрее, а всего лишь виртуальный посыльный в вашем смартфоне. Да, лорду Джулиану Феллоузу удается, как никому другому, складывать детали пресловутого британского стиля в единый пазл-репродукцию, имя которой «старая добрая Англия».

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: АзбукаДжулиан ФеллоузБелгравия