«Миллениум». Перезагрузка

Текст: Анастасия Рогова

  • Давид Лагеркранц. Девушка, которая застряла в паутине. — М.: Эксмо, 2015. — 480 с.

    Поклонники трилогии Стига Ларссона «Миллениум» получили долгожданный подарок: спустя 11 лет после смерти автора свет увидела книга «Девушка, которая застряла в паутине», четвертый том из задуманных шести.

    Как известно, при жизни Ларссон успел написать только три романа о шведском журналисте Микаэле Блумквисте и хакерше Лисбет Саландер. Последней книгой стала «Девушка, которая взрывала воздушные замки», вышедшая в 2007 году. У гражданской жены Ларссона, по ее заверениям, осталось примерно двести страниц чернового наброска следующего тома, и с самого начала читатели искренне надеялись, что четвертой части быть. Однако из-за споров о наследстве завершить черновик вдова не имела права, и вряд ли когда-нибудь в обозримом будущем он вообще увидит свет.

    Издатели, которым принадлежат права на трилогию, доверили продолжение истории Лисбет и Микаэля журналисту криминальной хроники, писателю Давиду Лагеркранцу. С одной стороны, ему досталась большая честь (и наверняка солидный гонорар), с другой — тяжелое испытание, ведь придирчивого сравнения миллионов поклонников и критиков из разных стран не избежать.

    Большим плюсом Лагеркранца стало то, что он, как и Ларссон, профессиональный журналист, проводивший расследования, а также автор документальных книг. Вот и к написанию романа Лагеркранц подошел по-журналистски: тщательно собирал, обобщал и выстраивал материал, складывающийся в сюжетную линию новых приключений колоритной парочки.

    При этом Лагеркранц добросовестно выдерживал стилистику Ларссона и его манеру письма. Получилось фактически идентично — обычный читатель разницы в тексте не заметит. К тому же Лагеркранц явно талантливый писатель, что бы про него ни говорила вдова Ларссона.

    Ощущение было почти убийственным. Порывы ветра пронизывали все тело, но, невзирая на непогоду, Микаэль немного постоял на месте, поглощенный старыми воспоминаниями, а потом медленно побрел домой и почему то никак не мог отпереть дверь. Пришлось изрядно повозиться с ключом. Дома он скинул ботинки, уселся за компьютер и принялся искать информацию о профессоре Франсе Бальдере.
    Но сосредоточиться никак не удавалось, и вместо этого он уже далеко не в первый раз задался вопросом: куда подевалась Лисбет? Помимо сведений, полученных от ее бывшего работодателя Драгана Арманского, Микаэль не слышал о ней ни слова. Она словно сквозь землю провалилась, и хотя они жили, по большому счету, в одном квартале, он даже мельком ее не видел, и, вероятно, поэтому на него так подействовали слова Линуса.

    Однако писать чужую книгу сложно хотя бы потому, что в выборе темы, обращении с персонажами и даже в развитии сюжетных линий присутствует некая скованность. Лисбет и Микаэль достались Лагеркранцу в готовом виде — с прописанной психологией и непредсказуемым будущим.

    По этой причине новый автор сделал ставку на то, что хорошо вписывалось в общую канву: закулисные игры спецслужб, хакерство и закрытую жизнь криминального мира. Лагеркранц развернул масштабное полотно сети, в которой пользователи прячутся за никами, пытаясь обезопасить свои данные, — но для профессиональных программистов преград не существует. Вопрос в том, на чьей стороне они играют. Писатель с отчетливой безжалостностью показывает, что безопасность в интернете — миф. Засекречивание данных — игра, которая может в любой момент обернуться катастрофой международного масштаба. Войны XXI века идут тихо, скрытно — стучат по клавишам пальцы, светятся мониторы и вот уже засекреченные архивы и сведения о сильных мира сего утекают в сеть.

    В описании конфликта чувствуется глубокое знание материала и уверенность в своих силах, от чего сюжет вышел жестким и динамичным. Кстати, во время работы над «Девушкой, которая застряла в паутине», Лагеркранц пользовался ноутбуком, на котором отсутствовал выход в интернет — совсем как один из героев книги, которого, впрочем, это не спасло.

    Новое расследование Микаэля — убийство известного шведского ученого, который изобрел AI-программу, позволяющую искусственному интеллекту самосовершенствоваться. Фактически, ту самую пресловутую «Скайнет» из фильма «Терминатор», которая начала войну машин против человечества. Ученый перешел дорогу преступникам и погиб от пули наемного убийцы, оставив сына-аутиста с редкими способностями, которые могут помочь в раскрытии убийства. Разумеется, за ребенком, а заодно и за самим Микаэлем, началась охота. Именно при таких обстоятельства в дело вступает Лисбет Саландер — черная фурия, дочь русского мафиози, одержимая целью искупить преступления своего отца.

    Лисбет в четвертой части вышла немного схематичнее, чем у самого Ларссона, несмотря на новые, добавленные Лагеркранцем подробности ее детства. На сцене появляется и родная сестра Лисбет, о которой косвенно упоминалось в первых книгах. Она оказывается таким же чудовищем, как и два брата, с которыми героиня лихо расправилась в свое время.

    К сожалению, участие самой Саландер в расследовании выглядит довольно натянутым — угроза не касается ее лично, как в «Миллениуме». Здесь она ввязывается в драку только для того, чтобы стереть с лица земли империю зла, созданную ее отцом, которая после его смерти перешла к сестрице. Зато более выпуклым, живым и глубоким получился образ Микаэля Блумквиста, на примере которого автор показывает кризис современной журналистики. И это — одна из самых интересных находок романа.

    Конечно, Лагеркранц оперировал чужой славой и чужими героями. Но он создал свой текст — может, не такой впечатляющий, как книги Ларссона, но достойный его памяти. Смерть писателя оборвала историю Лисбет Саландер, оставив ощущение горькой недосказанности и несправедливости. Лагеркранц постарался эту несправедливость исправить, во всяком случае для тех поклонников Лисбет и Микаэля, которые были готовы сколько угодно ждать их новой встречи.

    Кстати, многочисленные экранизации романов Ларссона — такой же перифраз его книг, как и «Девушка, которая застряла в паутине». В этом смысле Лагеркранц скорее продолжил уже существующую традицию тиражирования персонажей Ларссона. Кроме того, мировой литературе известны примеры, когда произведения одного автора завершал другой: вспомнить хотя бы попытку Александры Рипли дописать знаменитые «Унесенные ветром» за Маргарет Митчелл. Книга под безыскусным названием «Скарлетт» не имела даже трети успеха оригинала, хотя по ней был снят многосерийный фильм. В России же по мотивам романа Глуховского «Метро 2033» существует целая серия книг-продолжений, которые рассматриваются и издаются не как фанфики, а как отдельные произведения. Впрочем, это не самый лучший пример, учитывая качество самого оригинала.

    Потенциал, который Ларссон видел в собственном сюжете, собираясь писать еще три, а то и шесть книг (показания друзей расходятся), позволил Лагеркранцу не просто высасывать события из пальца, а работать с завершенным материалом, доводя его до логического конца в духе всей трилогии. Результат литературного эксперимента стоит признать достойным. Больше не нужно гадать, как бы написал об этом Ларссон, — настоящие книги сами находят путь к читателям и продолжают жить независимо от судьбы своего создателя.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Давид ЛагеркранцДевушка с татуировкой драконаДевушка, которая взрывала воздушные замкиДевушка, которая застряла в паутинеДевушка, которая играла с огнемМиллениумСтиг ЛарссонЭксмо