Аглая Дюрсо. Секс по sms

Текст: Ярослава Соколова

  • М.: АСТ, Агентство «КРПА Олимп», Астрель, Харвест, 2007
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-17-040383-6, 5-7390-1903-6, 5-271-15377-0, 985-13-8820-3
  • 10 000 экз.

Никаких подмен!

«Новое sms?» — ОК.

А вы пробовали любить с помощью мобильного телефона? Не отпирайтесь, в этом нет ничего постыдного. Многие влюбленные проделывают ЭТО по несколько раз в день. Технология — туда / обратно, результат — быстрый, слова — на латинице. Да здравствует sms, самая непорочная и безопасная связь в мире!

Одну-единственную эсэмэску, как и любое адресованное тебе послание, можно зачитывать до дыр. Даже если все давно изменилось. Это письменное подтверждение адресованного тебе внимания, и можно до оскомины повторять: «Ведь было же!» А еще можно перечитать книгу sms, написанную для того, чтобы сохранить память о неожиданной, непонятной, странной любви, с осложнениями по всем показателям. «Сохранить?» — ОК. Потому что любовь была настоящей, как бы ни кричали двое о сексуальной революции, как бы ни носился кобелем один и не сублимировалась в искусстве и работе вторая, как бы ни портили долгожданного интима бытовые прелести (стопка «Иностранки» вместо ножки дивана, застиранная футболка, детские горшки) и собственные комплексы. О ней пел Окуджава:

Я клянусь, что это любовь была,
Посмотри: ведь это ее дела.
Но знаешь, хоть Бога к себе призови,
Разве можно понять что-нибудь в любви?

Бывают книги, которые открывать не будешь, не прельстившись ни названием, ни оформлением: «Ну, и так все понятно. Знаем-знаем…» Было бы жаль пройти мимо этой книги. Потому что ничего-то мы, оказывается, не знаем о разнообразии форм и проявлений любви. И сколько бы об этом ни говорили, ни писали, все равно на практике получается иначе. Идешь на тропу любви в доспехах, с палицей наперевес, но чуть потеряешь бдительность — нокаут. Или так: ежели играешь в эту азартную игру как дышишь, вовлеченно, с открытыми картами, становишься уязвим. А ведь не все играют на интерес.

Если верить словам на обороте титула, перед нами роман псевдо-автора-героини-москвички-Аглаи. Это современная сказка «Журавль и Цапля» с совсем не сказочным концом. Книга интерактивна: вы можете отправлять sms по предлагаемым номерам и получать картинки, анекдоты и частушки, все по ходу повествования. У самой Аглаи два основных адресата: во-первых, она пишет sms-письма доктору, потому что всякому человеку надо выговориться. Особенно когда уже невозможно понять, что творится в собственной жизни. И неважно, к кому она на самом деле обращается — к психотерапевту, к читателю, к самой себе, к Богу. Во-вторых, на протяжении всего романа Аглая ведет бурную переписку с героем своего романа (изящный прием, поскольку она создательница и участница обоих этих романов). Переписываются не потому, что находятся в разных городах или странах, на даче или в горах, они оба могут быть в Москве. Для нее sms — единственный способ общаться с ним, быть откровенной в своих чувствах, почти наркотическая зависимость. Для него sms — удобная дистанция и возможность быть таким, каким хочет казаться, а не таким, каков он в реале.

Она (Аглая): с неудавшейся внешностью, с отличным чувством юмора по этому и многим другим поводам, невезучая, откровенная, «эстетка», развалившая семью «многодетная мать», (не)вовремя узнавшая, что жить надо без подмен. Два других кредо — позитив и креатив. Даже когда все плохо, надо двигаться вперед: у нее в кармане лежит руна «Воин духа» — такая же татуировка на плече (не всякая одежда с карманами). С таким настроем легко выкрасить волосы маме в синий (так модно!), спасти спекшихся от жары старичков, разрисовать лаком для ногтей мобильник, а машину любимого — взбитыми сливками, готовить на горнолыжный курорт детские саночки, а на Карибское море забывать купальник. Но когда все очень плохо, она делает кукол: головы — из папье-маше, все остальное — из чего придется (от диванного валика и лопасти весла до клавиш пианино и компьютера), на картонке — замысловатая биография создания (= ипостаси Аглаи). Куклотерапия не всегда спасает, и лечиться от мук любви приходится другими путями: слушать на полу в кухне «Ночных снайперов», реветь на груди принесенного с помойки манекена, кататься несколько дней на роликах вокруг ВДНХ.

Он: молодой человек «бровки домиком», настоящий Пиноккио, экстремал, альпинист, по зову гормонов стремящийся осеменить как можно большее число партнерш = самоутвердиться и оправдать гордое звание «мужчина». Он ни за что не привык отвечать. Это там, между небом и землей, он действует в связке, где разум важнее чувств, где только и можно по-настоящему быть счастливым. А «здесь» для него нормально иметь пассии про запас, как дополнительные шлямбуры для опоры и выверенных шагов.

Они: познакомились на телевидении, на кастинге, где Аглая отбирала кандидатов для нового проекта, а Пиноккио принял мерцающий свет прожектора за легкий путь «наверх» из тупой и нищенской жизни. Она нужна ему, чтобы провести из «Ада» в «Рай». Он ей — потому что нельзя жить с мужем, когда любовь прошла (если супруги на грани развода и живут как брат с сестрой, секс между ними сродни инцесту!), и больше «никаких подмен». Аглая, как главная в связке, задает тон отношениям: какая любовь? Они ведь оба — комики, клоуны и всегда должны об этом помнить. Особенно когда тянет на лямур-тужур при набивании sms под звездным небом.

Сопротивляться горной лавине чувств бессмысленно. Но оба разные, их не сложить, как не подходящие пазлы. Она живет фантазиями — раба любви, делающая мужчин зависимыми от себя, чтобы упиваться собственными страданиями. Еще до появления сотовой связи она обездвиживала влюбленных романтиков слезной сентиментальной чушью, выведенной зелеными чернилами на бланках телеграмм. Пиноккио привык к крайностям: да или нет, белое или черное, жизнь или смерть. Он живет настоящим, потому что для экстремалов нет завтра. Важный момент: не верят чаще всего те, кто сам привык врать. Пиноккио думает, что для Аглаи, замужней женщины, sms-переписка — просто интрижка, дамочка ищет острых ощущений в кризисный «серединный» период супружеской жизни. Он не хочет к ней привязываться — и привязывается, хотя держит ее на длинной веревке, оградившись позорным «потом», которого может и не быть. Пиноккио на деле оказывается не экстремал и вовсе не комик (стесняется себя перед ней, за нее перед друзьями). Надо на что-то решиться. Он хотел пробиться в люди через ТВ, но не через ее «цирковой» быт, с детскими горшками и самокатами. Однако стереть ее номер — значит, обнаружить пустоту, которую нечем будет заполнить.

Словно по цепной реакции семейные/романтические отношения разваливаются/не завязываются и у друзей Аглаи, невольных зрителей ее картонных инсталляций (=сублимаций) и безотказных воспитателей ее детей. Все они пытаются друг друга вытащить из ядовитой любовной зависимости, мчатся на выручку, временно забывая о собственных ранах. Объяснить это наваждение можно строчкой из Данте. «Земную жизнь пройдя до половины ( „до середины“ — в варианте героини)…» — повторяет Аглая. Это и есть тот самый «кризис среднего возраста». Тут-то и начинается первое генеральное подведение итогов, с оглядкой по сторонам и страданиями о нереализованных мечтаниях наивной юности. Это период, когда нужно что-то менять… но все убегают во что угодно: в искусство, в хор при ЖЭКе, в автомобили, в спорт, в промискуитет. Все стремятся к счастью, но не знают, в чем его измерять: деньги? богема? признание? Развиваются «комплексы жителей больших городов», люди стремятся завоевать позиции, внимание, подходящее окружение. И на телевидении, куда все так стремятся, творится то же самое. ТВ — это «анонимный цеховой труд», производство бесконечных проектов, денежных или провальных, черновая работа в берлогах, выкуривание и заливание коньяком сентенций из серии «Жизнь проходит мимо». Комплексы непризнанности обостряются у творческих людей по ночам. Не потому ли так много открыто круглосуточных забегаловок?

Чем утешается Аглая? Тем, что у них впереди, после трех кругов, — вечность. И Биче для Данте осталась в вечности. Потому что первую половину жизни он любил ее издалека. Двое влюбленных — как два мотора летящего над миром самолета. И даже если один двигатель перестал работать, нужно совершенствоваться в «искусстве жить», уметь видеть красоту и счастье вокруг.

«Отправить?» — ОК.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: chicklitАглая ДюрсоИздательство «АСТ»