Масахико Симада. Хозяин кометы

Текст: Валерий Паршин

  • Переводчик: Екатерина Тарасова
  • М.: Иностранка, 2006
  • Переплет, 432 стр.
  • ISBN 5-94145-379-5
  • Тираж: 5000 экз.

Истории прошлого века

«Тебе восемнадцать, и с маминого благословения ты отправляешься в путь. В путешествие, которое неизвестно когда кончится», — обращается повествователь к своей героине в самом начале романа. Далее он неотступно будет следовать за ней, проговаривая ее мысли и чувства, словно стремясь незримой чрезмерной опекой компенсировать отсутствие в ее жизни отца. Однако, будь отец где-то поблизости, это была бы уже другая история — Фумио Цубаки уезжает из провинциального американского городка в Японию по приглашению Андзю Токива, своей тетки, тайно лелея при этом мысль «попробовать папу найти».

До встречи с теткой Фумио идет на кладбище. Отец, Каору Токива-Нода, пропал, но родственники, не имея подтверждения его смерти, все равно соорудили ему могилу. На воротах усыпальницы семьи Токива она видит надпись красной спрей-краской: «Грязная свинья! Заткнись навсегда!» Но большее внимание привлекает надгробие из черного мрамора. «Ты догадалась, — предупредительно говорит ей (и нам заодно) вездесущий автор, — что это и есть папина могила. Кто-то вывел на ней два символа: нацистский и еврейский». Ужасная тайна вплетается в ткань романа…

На вполне логичное требование разъяснений тетя Андзю отвечает: «Если сказать одним словом, опустив все подробности, Каору… полюбил». И можно было бы уже «сказать в двух словах», в чем же дело, но последняя представительница клана Токива это делать не спешит. В самом деле, ведь впереди еще не только более четырехсот страниц, но и два тома.

Повествователь-опекун немедленно отступает в тень, чтобы перед нами грозно развернулась во времени (читателя и целого века), а также пространстве (от одного берега Тихого океана до другого и, конечно, текста романа) история любви. Разумеется, при таком масштабе, — история любви не одного и даже не двух человек:

  • история любви Каору Нода к Фудзико Асакава (если читатель при этом думает, что это разъяснит ему причины осквернения фамильной усыпальницы, то он ошибается);
  • история любви отца Каору, Куродо Нода, к самой красивой актрисе послевоенного кинематографа Таэко Мацубара, тайной возлюбленной генерала Макартура, завоевателя Японии;
  • история любви деда Каору Нода, Джей Би к Нами Нода и русской еврейки по имени Наоми, с которой он познакомился в Харбине;
  • и, наконец, история любви прадеда Каору Нода, американского морского офицера Пинкертона, к легендарной гейше из самурайского рода Чио-Чио-сан.

Итак, этот роман о любви. Но это не любовный роман. В послесловии автор утверждает, что он «для начала разобрался в своем прошлом» и «прочитал бесчисленное множество книг о любви, увидевших свет», прежде чем нашел «любовь, о которой мог написать только он один». Далее он поясняет: «Я решил написать о ней, используя в качестве красочного фона столетнюю историю двадцатого века. Я стремился придать рельефные очертания этому веку, взяв за основу эмоции несчастных влюбленных».

Автору верить, конечно, нельзя. Тем более, что автор умер, согласно Ролану Барту, прямо как Бог у Заратустры со слов Ницше. Но выпускнику русского отделения Токийского университета, писавшему дипломную работу по Замятину, почему-то верить хочется.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: Издательство «Иностранка»Масахико Симада