Наташа Маркович. ANTICASUAL. Уволена, блин

Текст: Мария Петровская

  • М.: Рипол классик, 2006
  • Переплет, 320 с.
  • ISBN 5-7905-4209-3

Традиционный студень, как известно, готовится так: говяжьи головы или ноги варятся на медленном огне в течение очень долгого времени, пока эти мясные субпродукты не образуют густую взвешенную массу. Затем ее распределяют по мискам и выносят на холод. Тут главная задача — не встряхнуть готовое блюдо, чтобы мясо не оказалось на одном полюсе, а желе — на другом. Подавать вместе с хреном или горчицей.

Свежеприготовленный роман Наташи Маркович сильно напоминает это традиционное русское блюдо. Но без присущего ему гармоничного вкуса. Да и горчички, честно говоря, забыли добавить…

Вот примерный рецепт того, как по-быстрому сляпать графоманский романчик с претензией на ироничность и легким флером «гламура» — явления, о котором многие слышали, но объяснить не могут.

Итак, во-первых, берем отлично зарекомендовавшие себя с коммерческой точки зрения гламурные субродукты. Рога и копыта популярного произведения. Отрыжку чужой, так сказать, литературной мысли. Короче, берем нашумевший «CASUAL» Оксаны Робски. Известно, что копия всегда хуже оригинала, но ситуация Наташи Маркович усугубляется еще и тем, что художественные достоинства оригинала тоже сомнительны, а уж в пережеванном виде это совсем что-то малосъедобное.

Из «CASUAL» заимствуется главная «гламурная» фишка — образ вольно порхающей по друзьям-бой-френдам-посиделкам-вечеринкам героини, в чьей очаровательной голове две мысли встречаются крайне редко и исключительно ради того, чтобы снова разойтись.

«Может быть, — задается героиня вопросом на первой странице, — я когда-нибудь прилетела с другой планеты? Давно. И забыла об этом. Или меня родители пронесли контрабандой. В животе. Мне часто говорят, что я инопланетянка, но никто не может объяснить, в чем это заключается».

Рискну предположить, что «инопланетность» героини заключается в страстном стремлении автора романа придумать какую-нибудь «забойную» тему для нового гламурного опуса. Так, модная тема «Рублевского шоссе» плотно оккупирована Робски, значит, сделаем героиню инопланетянкой…

А чтобы подчеркнуть наше принципиальное отличие от «CASUAL», уволим героиню с работы и оставим без денег. Уточню: без денег — в понимании автора — это когда не хватает 200 долларов, чтобы заплатить домработнице…

Логика Наташи Маркович, в общем, понятна: если приходится готовить по чужому рецепту, надо хотя бы от себя добавить соли или, еще лучше, чего-то запоминающегося — например, ананасов. Чтобы на вкус отличалось. Но не слишком.

Пусть нет Рублевки, но будет инопланетянка. Которую, к тому же, уволили с работы? Или которая сама уволилась с работы? Которая решила открыть ресторацию? Которая решила стать журналисткой? Или выйти замуж?

Разобраться в густом бульоне из ошметков модных поп-литературных трендов сложно. Но ты, читатель, не бойся — выходить замуж и открывать ресторан, а также разводиться и закрывать ресторан героиня будет на протяжении всей книги, так что те, кто любит про ресторан, до судорог про него начитаются, а те, кто любит «про любовь», к финалу романа захотят стать импотентами.

Но это тоже все ничего. Значительно хуже безразмерные рассуждения героини о смысле жизни, которые автор вставляет каждый раз тогда, когда ей нечего сказать по поводу событий. А поскольку автору, вообще и по преимуществу, на эту тему сказать нечего, кроме банальностей, то весь роман превращается в желеобразное нечто, более всего напоминая безвкусный студень. Стюдень — если по их, по-гламурному.

Эх, чесночку бы… А еще лучше питьевой соды — от изжоги.

Дата публикации:
Категория: Рецензии
Теги: chicklitИздательство «Рипол классик»Наташа МарковичПопулярная психология