Татьяна Гугнавая: петербуржцы возвращаются в Дом книги

Текст: Анастасия Бутина

Словно ледокол «Красин», пришвартован вот уже практически век на набережной канала Грибоедова крупнейший книжный магазин Петербурга — Дом книги. На его трехэтажной палубе трудится большая команда, а у штурвала стоит капитан — генеральный директор Татьяна Гугнавая. О нововведениях, которые ждут гостей магазина в 2015 году, а также о том, как скажутся санкции на книжных ценах, она рассказала «Прочтению» накануне 95-летия Дома книги.

Как менялось со временем отношение жителей города к Дому книги?
— Когда я была еще ребенком, в Доме книге всегда толпилось невероятное количество людей: петербуржцы, гости города и иностранные туристы. Затем наступил период, когда петербуржцы стали забывать о Доме книги, перестали посещать его. Многие мои знакомые — коренные жители города — говорят, что не были в магазине в течение как минимум пяти лет. В какой-то момент Дом книги начал терять свое лицо. Люди не ходили в магазин, потому что атмосфера в его стенах царила камерная, грустная. За 2,5 года работы нам удалось переломить ситуацию. Мы подняли ценность бренда. Петербуржцы постепенно возвращаются в Дом книги. Они рады, что магазин начал шагать в ногу со временем, несмотря на солидный возраст — 95 лет. В 2014 году количество посетителей увеличилось на 9 % по сравнению с предыдущим годом. Это очень хороший показатель.

Каков портрет покупателя вашего магазина?
— В 1980–1990-е годы главными посетителями магазина были представители петербургской интеллигенции. К 2000-м ее численность сократилась. Появилась и другая аудитория, имеющая смешанный образ без каких-либо характерных признаков. Сегодня Дом книги открыт для всех! Это не самая высокая степень универсализации, но мы стараемся захватить максимально широкую аудиторию, принадлежащую к разным социальным классам и имеющую разный уровень дохода. Людей любых профессий и конфессий.

Обновление интерьера во время ремонта и реставрации здания как-то отразилось на комплектации и расположении книжных отделов?
— Магазин стал шире. Появилось больше пространства, что позволило увеличить ассортимент литературы. А формирование книжных отделов — это все-таки результат маркетинговой политики. Изучая рынок — запросы и ожидания покупателей, конкурентов и поставщиков, сопоставив все это с целями и задачами нашей компании, мы комплектуем книжные отделы. Определяем количество и характер позиций, которые должны быть в том или ином тематическом блоке, а также какая под него отводится площадь. В любом случае наши ожидания и ожидания рынка всегда сбалансированы.

За последние три года в Петербурге открылось несколько частных книжных магазинов. Отразилось ли это на политике Дома книги?
— Безусловно, это участники рынка, которые имеют свою долю, однако она незначительна и совершенно незаметна для крупных магазинов вроде Дома книги. Несмотря на это, владельцы книжных лавок, безусловно, влияют на формирование нового спроса. Они предлагают современный формат, рассчитанный на молодую аудиторию. Воспитывают и развивают своих читателей, предлагая их вниманию интеллектуальную литературу. Я считаю, что появление таких торговых точек в целом положительно сказывается на ситуации на книжном рынке. Ребята — молодцы!

В 1949 году в Доме книги впервые был организован большой праздничный книжный базар, проходивший под лозунгом «Книга — лучший подарок!»


Насколько ощутима конкуренция с представителями книжной интернет-торговли?
— Конкуренция есть, поскольку появился спрос на книги в сфере электронных продаж. Бумажную продукцию в магазинах стали приобретать меньше. На рынке весомые позиции сейчас занимают Ozon.ru и «Лабиринт». Динамика жизни в городах очень высокая; у людей нет времени ходить по магазинам, поэтому они иногда даже вынуждены заказывать книжки через интернет. Интернет-торговля — это тренд текущего и будущего времени, поэтому необходимо учиться работать в таких условиях.

Является ли проведение встреч с писателями на площадке Дома книги механизмом, направленным на приобретение покупателями бумажных книг?
— Совсем нет. Для того чтобы организовывать литературные встречи с писателями, нацеленные на большую аудиторию, необходимы площади, в которых мы ограничены. У нас есть тридцать квадратных метров в Зале искусств, которые мы отводим под авторские вечера. При этом во время мероприятий этот отдел и стенды с изданиями по филологии полностью атрофированы. Покупатели не могут добраться до необходимых им книг, и продажи падают. Даже если мы приглашаем очень известного автора, на которого приходит посмотреть большое количество людей, приобретающих книги для автографов, продажи не компенсируются. Встречи с писателями, культурными и общественными деятелями — это просветительская задача, которую Дом книги выполняет уже несколько десятилетий.

Какие еще традиции, помимо проведения авторских встреч, есть у старейшего книжного магазина Петербурга?
— Дом книги предлагает покупателям широчайший ассортимент литературной продукции. Есть ряд узкоспециализированных изданий, которые вы не найдете ни в одном магазине города, а у нас они есть. Задача нашего магазина — обеспечить потребности максимального количества посетителей. В Доме книги традиционно уделяется большое внимание классической литературе и произведениям для детей. Также есть уникальные и редкие подарочные издания. Мы возобновили проведение Букинистического аукциона, который в этом году проходил уже во второй раз.

Какие события вызывают покупательский бум в вашем магазине?
— Невероятный спрос обычно вызван событиями, которые освещают СМИ. Например, на фоне ситуации на Украине резко увеличились продажи книг публициста Николая Старикова. Покупка книг напрямую зависит от того, что люди видят по телевизору. Вот недавно показывали сериал «Яма», который является экранизацией ряда произведений Александра Куприна — «Гранатового браслета», «Телеграфиста» и других. После этого продажи книг не особенно популярного в последнее время русского классика взлетели до небес. Сейчас вот такая же история с «Солнечным ударом» Ивана Бунина. Кинопоказы дают покупателям мощный толчок для приобретения книг.

В Доме книги часто бывали Алексей Толстой, Ольга Форш, Константин Федин, Самуил Маршак и Даниил Хармс


Скажутся ли санкции, вводимые государством, на зарубежной литературе?
— На стоимости зарубежной литературы это отразится точно. Если книги издаются на территории Европы, то на их цену в рублях будет влиять изменение курса валют. Не исключено, что произойдет рост цен и внутри стран, которые импортируют продукцию. Курсовая разница валют может также влиять и на себестоимость печатной продукции, производимой в России, увеличивая ее. Падает товарооборот, поэтому возникает изменение ценового баланса как на нашем рынке, так и Европы. Санкции влияют на обе стороны. Однако поставлять зарубежную литературу мы, конечно, будем.

Какие нововведения появятся в следующем году?
— В рамках новой маркетинговой программы мы готовим изменение ассортиментно-ценовой политики. Будет сформирован баланс для покупателей, который позволит избежать резкого изменения цен на печатную продукцию. Важно, чтобы посетители магазина не перестали читать книги. Об увеличении спроса в 2015 году мы даже не мечтаем. Главное — сохранить уже достигнутые результаты. На данный момент слоган Дома книги — «Мы меняемся для вас!». В рамках этой концепции планируется реорганизация интернет-магазина, на которую уйдет три года. Также будет изменена входная зона. Мы хотим, чтобы Дом книги, популярный в том числе и за рубежом, выглядел как современный магазин европейского класса. Мы живем в России и поддерживаем русскую культуру, но и об иностранных гостях мы тоже не можем забывать.

Есть ли у вас любимое место в Доме книги?
— У меня есть два любимых уголка. Во-первых, мне очень нравятся детские книги: я люблю перелистывать их и рассматривать иллюстрации. Поэтому задержаться в детском отделе, особенно там, где представлены издания для детей до семи лет, я могу надолго. Во-вторых, неотъемлемой частью моей жизни является деловая литература. В цокольном этаже, где она продается, я тоже провожу очень много времени. Я буквально прирастаю к полкам, перебирая книги по маркетингу, менеджменту и другим пограничным областям. В последнее время мне и в отделы с художественной литературой удается заглядывать чаще.

В 1920-х годах на верхних этажах здания располагалось издательство «Лендетгиз», организованное Самуилом Маршаком и выпускавшее знаменитые журналы «Чиж» и «Ёж»


Каким будет печатное издание, выпуск которого приурочен ко дню рождения магазина?
— Мы не нашли документальных подтверждений того, что у Дома книги когда-то было свое печатное издание. Поэтому его создание — для нас большой эксперимент. Это будет цветная восьмиполосная газета, подготовка которой сейчас в самом разгаре. В привычном формате мы хотим показать уникальные кадры, рассказать о том, каким был Дом книги и, конечно, каков он сегодня. Мы планируем провести презентацию газеты и подарить ее гостям, которые 19 декабря, в день 95-летия магазина, будут с нами.

Вы управляете одним из самых известных книжных магазинов мира. Что вы чувствуете, осознавая это?
— Конечно, я испытываю гордость. Я вижу каждое изменение, происходящее в Доме книги, знаю, как работает его «организм». Однако управлять такой компанией — это большая ответственность, ведь мы — лицо Петербурга. И должны держать марку. Это тяжелый труд: каждый день делать так, чтобы все становилось еще лучше.

Дата публикации:
Категория: Герои / сюжеты
Теги: 95 летАнастасия БутинаДом КнигиинтервьюТатьяна Гугнавая