Варвара Горностаева: в России читают иначе

Текст: Евгения Клейменова

Около прилавка издательства Corpus много посетителей. Пожалуй, это одно из самых оживленных мест на ярмарке. Безупречный стиль и красота в дополнение к литературному вкусу — отличные козыри в издательском деле. Директор Corpus’а Варвара Горностаева обладает всем перечисленным. Она рассказала «Прочтению», что читают в Европе и почему россияне не интересуются проблемами соседей.

Чем отличается зарубежный читатель от нашего?
Каждый раз, когда я оказываюсь за границей на ярмарке или просто в книжном магазине, я всегда смотрю, какие книги стоят на полках, что видит и покупает читатель. И ситуация, например, во Франкфурте или Лондоне у меня всегда вызывала зависть. Люди в Европе интересуются всем, что сейчас происходит. Произошло ли наводнение, ураган, глобальное потепление или война в Афганистане, они покупают об этом книги. Им очень интересно жить со всеми нами в одном большом мире.

В России читают по-другому?
Да, мы читаем иначе, потому что считаем, что какие-то вещи нас совсем не касаются. В любом каталоге серьезного мирового издательства всегда есть книги о Второй мировой войне, Холокосте, этнических проблемах разных стран. Мы же очень зациклены на себе и не хотим сочувствовать тем, кто живет по соседству. Если мне приходит письмо с пометкой «Внимание, бестселлер!», и книгу купило уже 15 стран, нам бессмысленно делать на нее предложение. Потому что у нас она, к сожалению, не будет так воспринята. Правда, какие-то вещи вызывают у российского читателя отклик и сочувствие. Но в большей степени это относится к темам, которые ведут к успеху. Истории о звездах, которые делятся своим опытом, читаются хорошо. А книга о том, как превозмогать несчастья, — не очень.

Какие темы, связанные с Россией, интересны в Европе?
Меня выбрали в жюри премии Pushkin House Russian Book Price. Это премия, которая дается лучшим книгам о России, написанным по-английски. Мне прислали длинный список произведений, которые только в 2014 году были написаны. Это книги не о сегодняшней политике, а о культуре, истории, царских династиях, раннем коммунизме, гражданской войне. Я специально посмотрела на «Амазоне», как эти книги читаются и покупаются. Они востребованы, людям интересны исторические исследования.

Какие книги проходят незамеченными для россиян?
У нас было много печальных ситуаций. Например, чеченские дневники Полины Жеребцовой «Муравей в стеклянной банке» мы издали тиражом 3 000 экземпляров, и их еще не раскупили. А во Франции они вышли десятитысячным тиражом, допечатывались и сейчас переиздаются в мягкой обложке. Мы думали, что выпустили шедевр, когда издали книгу Яна Карского «Я свидетельствую перед миром». Он написал ее в конце войны и первым рассказал о Холокосте. Это документ эпохи, который мы впервые издали на русском языке, но не получили никого отклика. Это удивительно и очень жалко. А иногда выстреливает то, чего никто не ждал. Вдруг вся страна села смотреть, как женщина пожилого возраста 15 серий рассказывает о своей жизни. Потом то же самое произошло и с книгой «Подстрочник . Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана». Будто где-то накапливается энергия, а потом вдруг как гейзер начинает бить.

Каким вы видите вашего читателя?
Наш читатель — это молодой образованный человек, знающий несколько языков, которому интересно все. Он хочет понимать, как устроена жизнь, путешествовать, интересуется зарубежными книгами и фильмами. Не могу сказать, что таких очень много. Поразительно, но у нас очень хорошо продаются научно-популярные книги по физике, химии, математике, устройству головного мозга. Они вызывают живейший интерес, приходится все время допечатывать тиражи. Конечно, вышедший у нас нашумевший роман тоже будет читаться. Сейчас все набросились на роман «Щегол». Corpus выпустил настоящий бестселлер. В этом смысле мы хотим быть как все.

Дата публикации:
Категория: Герои / сюжеты
Теги: CorpusВарвара ГорностаеваЕвгения Клейменоваинтервью