Опыты Милены Авимской

Текст: Наталья Эфендиева

С 17 по 20 декабря в Москве пройдут гастроли петербургского «ON.ТЕАТРа». Его вдохновитель и директор Милена Авимская рассказала о трудностях прочтения классики молодыми режиссерами и о хороших сторонах Фестиваля плохого театра.

— За двадцать лет с начала перестройки наше общество очень изменилось. Оно расслоилось, распалось на отдельные сегменты, стало другим. Театр, по вашим ощущениям, успевает реагировать на происходящие изменения?

— Театр определяют режиссеры и артисты, поэтому он очень разный. Есть люди, которые остались жить в прошлых десятилетиях, — они не успевают за временем. Другие же, например Эдуард Бояков, Михаил Угаров, Иван Вырыпаев, Виктор Рыжаков, очень современны. А Дмитрий Крымов и Дмитрий Волкострелов даже идут немного впереди...

Есть театры, в которых вообще ничего не движется, как будто страна не развалилась, и 1991 года не было. Это относится ко многим петербургским площадкам. Моя работа пять лет назад началась в этом городе с того, что я, общаясь с молодыми артистами, спрашивала о ходе театральной жизни. Тогда они отвечали мне, что в Петербурге существует две категории театров: живые и неживые. Живых тогда не было. Надеюсь, сейчас ситуация изменилась.

— «ON.ТЕАТР» точно живой! Как удалось достичь таких результатов?

— Мы не театр в его строгом понимании, а небольшое экспериментальное объединение. В нашем названии есть слово «лаборатория». У нас непрерывно происходит поиск и движение: скрестили два непохожих препарата — получилось, а в другой комбинации — не вышло, значит, пробуем дальше. Мы готовим профессионалов для театров. Я очень горжусь тем, что Дмитрий Волкострелов показал у нас «Запертую дверь». С этого спектакля он начал свой профессиональный рост. Некоторые из режиссеров говорят: «Если бы не „ON.ТЕАТР“, у меня бы ничего не вышло». Приятно это слышать, есть стимул для дальнейшей жизни. Получается — развитию творчества необходима другая платформа с большей степенью свободы, чем та, которая есть у театров. Многие говорят, что на нашей сцене совершенно иначе играть. Нет ощущения, что твой спектакль снимут или запретят. Думаю, ни в одном другом театре невозможна постановка «Дневника онаниста».

— Вы проводили Фестиваль плохого театра. Название вызывающее и раздражающее. Что все-таки имеется в виду?

— Это придумали мои ребята: Настя Мордвинова, Денис Шибаев, Леша Забегин, Саша Артемов. Идея существует в двух трактовках. Во-первых, плохим театром «большие» театральные критики и деятели называют постановки молодых режиссеров. Во-вторых, есть понятие заштампованного театра, из-за чего он становится плохим. Организаторы решили показать, что у каждого артиста — свои представления о театре, свои амбиции и позывы к творчеству. Они вытаскивали приметы плохого театра и демонстрировали, как их можно сделать интересными. Это было жутко смешно. То есть в основе фестиваля была четкая позиция: определяйте нас как угодно, но мы, имея образование, будем делать то, что внутри нас болит и кипит.

— В этом году Фестиваль режиссуры и драматургии прошел уже в пятый раз. Как все начиналось?

— Когда мы проводили наш первый фестиваль-лабораторию, молодым режиссерам нужно было выбрать из огромного объема современных пьес одну понравившуюся. Многие из участников обращались ко мне с замечанием, что драматурги пишут неумные поверхностные вещи и ставят неинтересные проблемы. Что все это не Шекспир, не Чехов и даже не Горький. Я стала думать над тем, как исправить ситуацию, потому что лично знакома с Вячеславом Дурненковым, Натальей Ворожбит, Максимом Курочкиным и другими драматургами. Понимаю и знаю, что они умные и тонкие люди и конфликты их произведений очень сложны. Может быть, в формате текста это выглядит не так убедительно... На следующий год, когда в ежедневных обсуждениях пьес участвовали драматурги, режиссеры по-другому взглянули на их творчество. Оказывается, для понимания текста, для глубокого проникновения в него иногда требуется общение глаза в глаза. Тогда, кстати, и появилась пара Пряжко — Волкострелов.

— Удается ли молодым режиссерам и актерам прочтение классики?

— Мы делали в прошлом году лабораторию как раз по произведениям всех времен и народов. Ограничений не было — поэзия, проза, романы, советские и зарубежные тексты... Оказалось, что молодые режиссеры не слишком способны работать с серьезной литературой. Драматурги делали инсценировки, а режиссеры — спектакли. КПД этой истории вышел печальный: из четырнадцати спектаклей получился только «Платонов» и «Потеря равновесия». Каждый хотел выделиться, показаться оригинальным, но на это не хватало или опыта, или глубины. Даже Толстой получился каким-то облегченным, осовремененным, не совсем собой. Достоевский был интереснее, однако режиссер привлек артистов, которые не могли вытянуть этот уровень. Отсюда — потеря в смыслах.

— А почему так произошло?

— Я думаю, современники чувствуют друг друга лучше. И драматургу, который сейчас ходит по улице рядом с режиссером, легче донести свой замысел.

— Преодолима ли инерция восприятия театра массовым зрителем как места для развлечения?

— Театр не может быть просто легким жанром. В эпоху комьюнити — это сейчас любимое слово в Америке — стоит проблема нехватки общения. Время течет очень быстро и сплошь занято работой. Такое ощущение, что раньше дни шли медленнее, а сейчас как будто кто-то стрелки крутит с бешеной скоростью. И ведь общались без мобильных телефонов и соцсетей! С одной стороны, постоянная гонка — причина нервных стрессов. С другой — если люди хотят разговаривать, то будут это делать через много тысяч километров посредством постов в интернете. Театр наделен социальной функцией, развивающей, образовательной. Он осуществляет прямое взаимодействие со зрителем, разговаривая с ним на одном языке.

— В октябре ваши мытарства наконец-то закончились, и теперь «ON.ТЕАТР» играет на Новой сцене Александринского театра и малой сцене Малого драматического театра, что логично. Быстро освоились в новом и пока еще непривычном для себя пространстве?

— Сложное взаимодействие маленького частного театра и огромного театра-завода дают свои плоды: у нас есть зритель, уважающий лучшие театры страны (я имею ввиду Александринский и Малый драматический). Мы стараемся соответствовать и благодарны Льву Абрамовичу и Валерию Владимировичу за этот широкий жест и понимание.

— Через несколько дней стартуют московские гастроли «ON.ТЕАТРа». Есть ли волнение? Или вы абсолютно уверены в себе и, соответственно, в хорошем приеме?

— Уверены. Первые гастроли в Москве состоялись в 2011 году на сцене «Театра.doc». Мы тогда привозили семь спектаклей, на некоторые из них желающие не могли попасть... Мест не хватало. В этот раз мы представим пять лучших постановок, выпущенных за последние два года и участвовавших в нескольких театральных фестивалях. Поскольку их успех в Питере очевиден, надеемся и на хороший прием в Москве. Гастроли пройдут в Центре имени Мейерхольда. Мы покажем спектакли: «Чужаки» Марии Критской, «Заполярная правда» Семена Александровского, «Платонов. Живя главной жизнью» Дениса Хусниярова, «Внимание — оргазм!» Дениса Шибаева и «Кеды» Алексея Забегина. Будем рады вас видеть!

Дата публикации:
Категория: Герои / сюжеты
Теги: ON.ТЕАТРМилена Авимская Фестиваль плохого театра