Паоло Соррентино. Не самое главное

  • Паоло Соррентино. Не самое главное / Пер с ит. А. Ямпольской. — М.: Издательство АСТ : CORPUS, 2018. — 352 с.

Паоло Соррентино — итальянский кинорежиссер и сценарист. В 2013 году его лента «Великая красота» — эпическая киносатира на современное общество — получила самые престижные премии: «Оскар», «Золотой глобус» и BAFTA как «Лучший фильм на иностранном языке». В 2015 году Европейская киноакадемия назвала фильм «Молодость» лучшим европейским фильмом, а ее создателя — лучшим европейским режиссером. В сборнике «Не самое главное» приведены двадцать три портрета мужчин и женщин, выполненные фотографом Якопо Бенасси, и двадцать три биографии этих персонажей, придуманные Паоло Соррентино. Его герои — аристократы и боссы мафии, художники и музыканты.
 

Аристиде Перрелла 

Кто этот человек?


Это не человек.


Это ураган, непобедимая сила природы.


Пятидесятиметровая волна, сметающая все на своем пути. Нечто чудовищное.


Потому что это не человек, а огненный шар. Пламя, окружающее метеорит, который то непредсказуемо падает на землю, то отскакивает от нее. Речь идет об Аристиде Перрелле, которому друзья дали прозвище «Одиссей».


О самом активном, динамичном и энергичном человеке на планете.


Чудовищно болтливом. Не умеющем слушать. Невоспитанном и размахивающем руками так, что хочется от него отойти подальше.


И хотя Аристиде человек редкой доброты, его собеседники были бы не прочь надеть на него наручники, чтобы ограничить излишнюю свободу его локтей и ладоней, которыми он то и дело лупит по статуэткам, безделушкам, острым углам, тарелкам с вкусной едой, невинным глазам, что вмиг слепнут и начинают болеть, и по затылкам — прежде бледным, теперь пунцовым.


Он не говорит, а орет.


Вечером, отправляясь спать, он запрыгивает в постель так, словно перемахивает через забор.


Спит он три часа, при этом храпит, громко разговаривает, излагает планы на завтра, рыгает, пукает, потеет, размахивает руками и призывает бога, который мог бы его успокоить. Правда, такого бога еще не выдумали.


Просыпается он в невероятном возбуждении, словно только что выиграл в лотерею.

И так каждый день.


Ест он все, что попадется, включает радио и телевизор, делает гимнастику, машет гирями, готовит для всего семейства свежевыжатый сок, складывает детям школьные ранцы, щиплет за задницу тестя и тещу, которые живут с ним в одном доме, ставит им подножку, а когда те падают, хохочет и не замечает, что старики обижены.

Потому что ему неизвестно значение слова «обида». С застывшей, как у жареного поросенка, улыбкой он кричит:

— Я пошутил!

А если его бранят за подобные идиотские шутки, он сам подставляет себе подножку, падает, ударяется головой, вытирает кровь и хохочет.

Потом обрабатывает царапину, приплясывая под звучащую по радио бодрую песенку.

И вопит: — Классная музычка!

Если радио из-за помех доносит только подозрительное шипение, он заявляет:

— Жизнь прекрасна!


Детей он изводит просьбами поиграть вместе. Пожалуй, это единственная семья на свете, где дети умоляют родителей прекратить.


Иногда жена тайком подмешивает ему успокаивающее в макароны с нутом, которые он поглощает с силой водоворота.


Впрочем, успокаивающее на него не действует. Аристиде задремывает минут на десять — в это время домашние пытаются уснуть, — но потом он очухивается и ведет себя бодрее прежнего. Не человек, а праздник жизнелюбия.


Летом он выходит из дома в два часа ночи и отправляется за арбузом. Вернувшись, будит всех, усаживает за кухонный стол и кормит арбузом.


Зимой, если вдруг начинается гроза, он будит всех и тащит к окнам смотреть на молнии.


Увидев град, он начинает подпрыгивать на месте.


Увидев радугу, одновременно смеется и плачет.


Терпеть не может ругательств. Но с улыбкой прощает тех, кто бранится.


Аристиде представляет нескольких производителей спорттоваров. Владельцы магазинов радуются ему, как письму из налоговой или постановлению о закрытии магазина.

Самые ушлые выставляют караульных, которые извещают о его приближении. Тогда владельцы быстро запирают двери на ключ, вывешивают табличку «Закрыто на инвентаризацию», а сами прячутся под прилавком.


Впрочем, Аристиде готов простоять, широко улыбаясь, под дверью магазина хоть два часа. Первый, кто выглянет из-под прилавка, получит в награду его улыбку и горячее приветствие.


Обессилев, торговцы капитулируют и отпирают дверь. Чтобы избавиться от Аристиде, они заказывают огромные партии товаров, с которыми потом не знают, что делать.


Вот почему Аристиде Перрелла человек состоятельный; а еще каждый год он получает награду как лучший представитель фабрик спорттоваров.

Награждение обычно проходит в трехзвездочном отеле в Пезаро. Забрав приз, Аристиде толкает речь минут на сорок. Остановить его способен лишь непреклонный ведущий, если сражаясь храбро, как лев, вырывает из рук Аристиде микрофон.


Затихает Аристиде только при виде крупных животных — горилл, жирафов, слонов. Что бывает не часто. Да и то минут на двадцать.


Смутить его невозможно. Ничто не вызывает у него благоговейный трепет.


Он похлопывает по плечу министров и рыночных продавцов с одинаковой улыбкой, одинаково непринужденно.


Он без устали готов организовывать розыгрыши, экскурсии, выезды на уикенд, барбекю, ужины, футбольные матчи, а также старинные забавы — игру в салочки, замри-умри-воскресни и стульчики.


Настоящее бедствие для друзей.


Скрыться от него невозможно. Он отыщет вас на краю света.


Человек широкой души, он охотно починит друзьям кран, заплатит за свет и телефон, сопроводит в больницу или за продуктами.


Главное — не приводить его на пляж.

На пляже он звереет. Становится опасным, как цунами.

Он строит с детишками замки из песка, вовлекает полпляжа в игру с пластмассовыми шариками, на которых изображены знаменитые велосипедисты (эти шарики он бережно хранит с того времени, когда ему было семь лет), лезет играть в волейбол с подростками.

Может проглотить за раз дюжину вафельных рожков с мороженым «Альджида».

Он плещется в воде, обрызгивает купающихся, завлекает всех играть в водное поло, арендует катамараны и надувные лодки, просит одолжить матрасы, шлюпки, мячи.

Расставляет зонтики, выполняя работу спасателей.

В три часа дня, когда люди начинают блаженно дремать под зонтиками, прикрывшись вместо одеяла парео, он не сдается.

Встав на линии прибоя, он показывает пальцем на горизонт и вопит:

— Акула! Там акула!

Все сбегаются. Проходит немало времени, прежде чем он признает, что ошибся.

Со стариками он сражается в петанк, попутно обвиняя их в том, что они совсем не умеют играть.

При этом он ржет как дебил. Старики посылают его куда подальше. Он объясняет, что пошутил. Уходит, недоиграв, потому что ему срочно надо куда-то бежать.

Запихивает в музыкальный автомат тонны монет. Танцует. Прыгает на столы, проникает в ресторанную кухню, начинает все пробовать. Просит поделиться рецептами, по которым сам потом никогда не готовит. Пока ему объясняют рецепт, он раздумывает, не сменить ли машину.

Мчится покупать журнал «Куаттро руоте», хотя уже купил его два дня назад.

Если он вдруг забыл устроить соревнование по прыжкам в море со скалы, испытывает угрызения совести, чуть не плачет.


У него обо всем есть свое мнение. Активно участвует в обсуждениях, ставя миллиарды лайков в Facebook, Twitter, Instagram, Youtube.


Придумывает несмешные анекдоты.


Возбуждается, слыша собственный голос, цепляется за любую избитую тему из жизни или из газет и летит вперед как паровоз, пока слушатели не сбегают, сославшись на то, что их близкий родственник при смерти.

Он преследует их, предлагая доставить умирающего в больницу.


Он не замечает, что люди захлопывают двери у него перед носом, подталкивают к выходу, а завидев его, переходят на другую сторону улицы. Он вообще ничего не замечает. Он слишком поглощен самим собой и не сомневается в том, что его бьющее через край хорошее настроение доставляет всем радость.


Он не знает, что такое «досада». Не знает, что такое «злопамятность». За свою жизнь он ни разу ни на кого не затаил злобы. Он всегда улыбается.


Он считает, что мир — неисчерпаемый источник радости, а если где-то радости не хватает, он мигом ее туда принесет.


Когда жена засыпает, он запрыгивает на нее сверху так, что та начинает кричать, он целует ее в шею, яростно массирует ей спину и ступни. Пытается заниматься с ней сексом.

Он всегда готов заняться сексом, ясное дело.

Он занимается любовью с улыбкой, которая словно приклеилась к его лицу.

Забывая о самом главном: вселенная секса требует серьезности.


Впрочем, он готов заниматься чем угодно, ему все нравится.


Он все надеется, что однажды голубь накакает ему на голову, — ведь это к удаче.


Жена всегда говорит — без злобы, просто констатируя факт: — Аристиде — дурак.


Он готов отдать руку на отсечение, лишь бы поехать в ИКЕА или «Леруа Мерлен».

К этим магазинам, где продают игрушки для взрослых, он питает необузданную страсть. Покупает всякую дрянь.

Увидев никому не нужные новинки, дрожит от радости. Любит работать в саду до изнеможения. Сажает все подряд. Хвастается своим садом.

Тем временем постоянно раздумывает о том, чтобы сменить машину.


Он знает все о лизинге, об обмене старых машин на новые и о беспроцентных кредитах.


Обливаясь пóтом, он проводит воскресное утро, объезжая автомобильные салоны. Изводит попавших под руку несчастных продавцов вопросами о технических характеристиках и о скорости разгона.


Зовет всех подряд на обед и на ужин.


Разумеется, он не выносит одиночества.

Самое печальное для него — походы в туалет.

Встреча в одиночестве с унитазом его пугает, впрочем, он и здесь выходит победителем: врубает радио на максимальную громкость и, гордо восседая на унитазе, размахивает руками и исполняет, не вставая, танец живота. Громко подпевает, закрыв глаза.

Он выучил все песни на свете, а никто так и не догадался, когда это он успел.


Вот почему при виде караоке он испытывает настоящий оргазм.


Жена до сих пор в редкие мгновения, когда Аристиде не путается у нее под ногами, спрашивает себя удивленно:

«Как меня угораздило влюбиться в него? Когда свалилась на меня эта беда? Куда я смотрела, соглашаясь выйти замуж за человека, который сделал мне предложение, раскачиваясь на качелях в Линьяно-Саббьядоро, причем не сидя, а стоя?»


Когда жена кричит Аристиде, что у нее больше нет сил терпеть и его, и весь его бьющий через край энтузиазм, он надевает на круглое пузо хула-хуп и, с улыбкой вертя его, клянется:

— Я изменюсь.


Чтобы сдержать обещание, в прошлое воскресенье он пошел в салон и купил новую машину.


Последнее, не главное, но и не второстепенное обстоятельство: он никогда не умрет.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: CorpusАСТПаоло Соррентино Не самое главное