Хорхе Букай. Всё (не) закончено

  • Издательство «АСТ», 2012 г.
  • Пережить боль — не значит забыть все то, что было, и обесценить все то, чего больше нет. Пережить боль — значит осознать, что именно ты оставил в прошлом и поблагодарить судьбу за то, что ты встретился с этим и это пережил вне зависимости от того, как долго все продлилось. Пережить боль — не значит заставить рану исчезнуть. Это значит — наблюдать ее каждый раз, когда идешь в душ, прикасаться к ней, и отдавать себе отчет в том, что трогать ее уже не больно.
    Хорхе Букай — специалист по психодраме, гештальт-терапевт и один из самых известных современных аргентинских писателей. Родился в Буэнос-Айресе 30 октября 1949 года в простой семье. В 1973 окончил Университет Буэнос-Айреса, получив профессорское звание, и начал практиковать в качестве психолога и терапевта в самых престижных госпиталях Буэнос-Айреса. Зарекомендовал себя как превосходный терапевт за пределами родной страны — в Чили, США, Испании и Италии. Книги Хорхе Букая стали бестселлерами во всем испаноговорящем мире, переведены на 17 языков, в том числе и на русский. Букай — автор серии своеобразных путеводителей по человеческой жизни под названием «Дорожные карты»: «Дорога независимости», «Дорога встреч», «Дорога слез» и «Дорога счастья».

В этой части книги я хочу поговорить о поиске новой любви. Это не значит, что не нужно продолжать работу с болью расставания. Напротив, каждая новая ситуация заново пробуждает эту боль и дает нам возможность поработать над ней. Новая связь всегда помогает нам завершить ситуации, которые нам не удалось разрешить в наших предыдущих отношениях.

Мне хотелось бы начать со «Встречи душ» — это плод долгих размышлений моего друга и учителя Луиса Хальфена, человека, страстно увлеченного жизнью.

Он считает, что очень трудно передать, в чем состоит встреча душ, но можно сказать, что «то, что мы называем душой, состоит из своих особенностей, желаний, влечений, симпатий, поэтому так редки подлинные встречи настоящих друзей в жизни, а уж тем более встреча мужчины и женщины». Самое невероятное между мужчиной и женщиной, размышляет Хальфен, состоит в том, что здесь сосредотачивается гораздо больше нитей напряжения, чем между друзьями, поскольку устанавливается хрупкое равновесие между желанием обладания и желанием любви. «Обычно их трудно отличить, — замечает он, — но есть один признак, который позволяет обнаружить разницу, когда это (встреча душ в любви) случается».

Он считает, что это интересы, восприятие ценностей; но это относится не только к телесному влечению, которое женщина может испытывать к мужчине или мужчина к женщине, поскольку такое влечение может возникнуть и не учитывая ценности. «Когда появляется это странное желание сблизиться с другим человеком, быть с ним рядом, быть в нем, — говорит он, — возникает уникальная связь, поскольку это желание соединяет сердца и души. Собственно говоря, если мы хорошенько поразмыслим, тела — это те же души». И уточняет этот последний момент: «Другой — это тот, кто в любви не отдален от собственной плоти, а остается ее частью. Другой существует воплощаясь и придавая силу напряженности. Это происходит с телами, это происходит с душами, они придают друг другу импульс, интенсивность. И все это не выражается словами. В любом случае слова находятся за пределами тел, они не способны догнать их, поэтому тела (сущность, неожиданный дар) жаждут вырваться из монотонности, хотят испытать что-то исключительное. Но исключительное — это не монументальное. Наоборот, исключительное всегда скрытно, молчаливо и проницательно».

Согласно этой мысли, когда случается встреча (к которой стремились всю свою жизнь обитатели Олимпа), происходит эротизация всего мира и каждого в отдельности: «В этой эротике мира вещи приобретают блеск, оживают; нужно только найти свою ноту, чтобы слиться со звучанием вселенной. Все человеческие существа открыты эротике мира, но встреча с другим существом, этим единственным другим, который практически не может быть заменен никем иным, должна прозвучать в схожей или одинаковой тональности, чтобы для каждого, кто это ощущает, наступила гармония. Так вдохновляются тела (души), это вдохновение связано не только с сексуальностью. У любви множество проявлений. Но когда любовь наполняет тела, все то, что на самом деле и есть душа, обретает необычайную силу. Поры раскрываются, кожа становится влажной, желание доминирует над памятью, партнеры излучают свет, энергия, которая от них исходит, овладевает волей. Уже не ты думаешь или желаешь — слово имеет само тело, превратившееся в душу. Сопротивляться бесполезно, бесполезно пытаться прокладывать пути; они возникают сами по себе, нужно только суметь пройти по ним (в этом обычно и состоит трудность)».

Говоря о прошлом и настоящем, Хальфен делает одну оговорку: «Романтизм много говорил о любви. Души воспламенялись, музыка захватывала, поэзия опьяняла. Словом, корабль душ следовал курсом экзальтации. Даже политические речи излучали призывы к освобождению, так же как и церковники источали дух спасения. Но любовь не путать с романтическими формами ее переживания». И добавляет: «Могло бы показаться, что сегодня, в масштабах человека light, все чувства ослабились, потеряли накал. Но стоило бы подумать, раз формы встречи душ не изменились, то не изменилась и сама необходимость поиска другого, того другого человека, который, как я уже указывал ранее, способен утверждать меня во мне самом».

Согласно его рассуждению, то, что сближает любовников (любовь), состоит из неких постоянных величин, таких, как изумление, восторг, желание. «Чтобы обозначить любовь, — говорит Хальфен, — прибегли к метафоре сердца, словно это шкатулка, которая хранит и оберегает любимое существо. Тем не менее следует помнить, что при встрече с любовью нас ждут страсть и потрясение, счастье и боль. Когда любовь приходит (обычно незваной), жизнь снова становится яркой. Повседневное делается необычайным, привычное исключительным. Любовь очень близка к урокам мудрости: все самое странное находится совсем рядом с нами».

В этом отношении «при встрече душ (пары людей, тел) возникает странное уравнение, согласно которому один человек чувствует, что может жить только рядом с тем, кто помогает ему быть самим собой. Может показаться преувеличением, что возникает такая чрезвычайная зависимость одной души от другой. Однако, учитывая исключительность встречи душ, естественно возникает желание сохранить эту любовь навсегда. С каждым разом это навсегда актуально, но не протяженно, а более интенсивно. Речь идет о вечности, состоящей из живых, а не монотонных мгновений».

Наконец, даже когда Луис Хальфен признаёт, что встреча душ столь редка, он утверждает: «Но если она происходит, ты обнаруживаешь, что призван, чтобы встретить ее появление. Безусловно, есть нюансы, но ты всегда распознаешь этот призыв».

Предлагаю продолжить эту тему на примере случая, который я наблюдала как терапевт. Некоторое время назад один пациент рассказал мне, что после развода у него была связь, которая хотя и не развилась во что-то более серьезное, но позволила ему научиться ссориться, злиться и таким образом испытать такое, чего ему никогда не приходилось чувствовать со своей прежней женой. Он никогда не позволял себе этого по отношению к ней. Его лишили возможности сердиться; а со второй партнершей, наоборот, было много любви и много ссор. «С матерью моих детей всегда было ни да, ни нет, — говорил он мне, — неожиданно ты влюбляешься в другую женщину, и брак распадается. Мы никогда ни о чем не говорили».

На этом следует задержаться: он остался с ощущением разочарования, что не смог выразить всего, что мог бы, своей первой жене, а потом загадочным образом, хотя тут нет никакой загадки, встречает другую женщину, которая помогает ему научиться делать это.

Когда разрывается связь, прекращает существование семья, и ситуация медленно завершается. Тогда мы раскрываемся в поисках душевного друга, друга по жизни. Весьма маловероятно, что мы сможем быстро найти новую устойчивую пару. Однако весьма важно беречь свое предрасположение, раскрыться тому, что жизнь предложит нам в этот момент, быть внимательным к тому, какие люди нас окружают, какие возможности у нас есть, не имея в виду формальные отношения, не тревожась о необходимости уже создать новую структуру. Для нашего внутреннего развития нам необходимо учиться на тех отношениях, которые мы имеем, развивать какие-то качества или раскрывать в себе новые стороны. Да, встречи происходят, но, возможно, каждая из них подготавливает нас к самой лучшей, той, которая приведет нас к человеку, с которым мы почувствуем возможность создать новую структуру.

Весьма нелегко, и не часто это происходит, после развода тут же встретить нового партнера. Мы проходим через множество встреч, удовлетворяем свои ежедневные потребности, позволяем жизни нести нас вперед, совершенно не представляя, каким должен быть нужный нам человек. Надо сделать усилие и не создавать для себя образы, потому что, если мы будем отвергать какие-то встречи как не совпадающие с вымышленным образом нашего партнера, мы можем отодвинуть или вообще сделать невозможной эту встречу. Данное утверждение имеет свое обоснование: для того чтобы встретить друга своей жизни, мы, несомненно, должны будем заранее постичь вещи, научить нас которым может только другой партнер.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Издательство «АСТ»психологияХорхе Букай