Как посадить аэробус А330 в чрезвычайной ситуации

Отрывок из книги Джеймса Мэя «Как посадить аэробус А330 и другие жизненно важные навыки современного мужчины»

О книге Джеймса Мэя «Как посадить аэробус А330 и другие жизненно важные навыки современного мужчины»

Вот одна из самых мощных героических фантазий, которые мир может предложить. Команда была убита или выведена из строя несвежимми креветками в бортовом обеде, и воздушное судно находится на высоте 11 000 метров без пилота. В принципе самолет будет лететь, пока не кончится горючее, и он не разобьется о землю, или ты можешь выхватить управление из ослабевших рук полудохлого капитана и направить самолет под восторженные аплодисменты — скорее всего, прямиком к возмещению полной стоимости авиабилета.

А почему бы и нет? Несчастный случай на борту пассажирского самолета — это уникально, потому что все потенциальные жертвы находятся в абсолютном плену. Можно подождать, пока корабль затонет, и с большой вероятностью спастись; можно пройти мимо тонущего человека или горящего дома; можно спрятаться в чулане поздней ночью, пока обкрадывают твой офис, и никому не признаться, что ты вообще там был. Но нет никакой возможности выбраться живым с неуправляемого самолета. И даже если якобы ты хочешь спасти жизни всех тех, кто находится на борту, на самом деле ты будешь спасать только свою шкуру. Тем не менее остальные люди увидят произошедшее совсем в другом свете.

Потому что избитая истина всех воздушных драм звучит примерно так: «все, кто в них участвует, становятся героями». Если опытный капитан самолета с двадцатилетним стажем, знающий, как вести себя в чрезвычайных ситуациях и регулярно практиковавшийся в их разрешении, посадит самолет со слегка «лысой» покрышкой на носовом колесе, его объявят спасителем всех женщин и детей. Даже до того, как начнется расследование причин вынужденной посадки или аварии, лицо парня, который был за рулем в момент столкновения, будет в вензелях напечатано на обложке The Daily Mirror вместе с цитатами от диспетчеров и выживших, подтверждающих, как он уверенно держался. А потом, если вдруг выяснится, что он просто напортачил, все вокруг вежливо закроют на это глаза. Только поэтому вы никогда не увидите таких заголовков:

«Глупый капитан отключил управление, хотя двигатели были в порядке»

Или

«Я забыл!», — признается пилот, виновник адской трагедии на взлетной полосе«.

Такие заголовки ты никогда не увидишь. Ты должен выйти из этой ситуации только победителем. Откровения подобного рода зарезервированы для напыщенных репортажей о катастрофах на разворотах журналов типа Flight International, и кроме пилотов никто не читает этот мусор.

Итак, из этой ситуации ты намерен выйти только победителем. Если ты успешно посадишь самолет, даже если наполовину успешно, все равно твое изваяние появится на запасном пьедестале на Трафальгарской площади, и ты сохранишь все деньги, которые в ином случае были бы отложены на пиво до конца твоей жизни. Даже если ты направишь его на 300 узлах в ближайшую больницу, пресса будет чувствовать себя обязанной обратить внимание на то, как ты «не прошел мимо и остался на посту до победного конца». И хотя расшифровки «черных ящиков» неизменно публикуются, Совет по расследованию авиакатастроф обычно вымарывает ругань и непонятное бормотание, и есть причины предположить, что они не видят выгоды для мира в раскрытии того, что ты перепачкал брюки, бился о стекла иллюминатора и звал маму. Все равно не делай этого, просто чтобы быть в безопасности!

И давай по-честному. Правда говорит нам, что шансы обнаружить себя в описанной выше ситуации чрезвычайно маловероятны. Оба пилота каким-то образом должны оказаться полностью недееспособны или одновременно охвачены суицидальным религиозным пылом, и, может быть, один из них и падет жертвой такой фигни, но вряд ли все-таки оба. На самом деле именно поэтому их там двое.

Еще нужно учесть следующее. Представим, что ты бухгалтер без опыта управления самолетами. Шансы, что из трехсот или где-то около того человек на борту ты будешь самым компетентным, чтобы взять на себя управление, весьма невелики. Другие пилоты часто путешествуют на коммерческих рейсах. Экипаж иногда проявляет интерес к процессу полета и знает кое-что о рычагах управления. Есть обоснованная статистическая вероятность, что где-то среди пассажиров затерялись бывший командир бомбардировщика Королевских Воздушных Сил, человек, имеющий лицензию на управление самолетом, бортинженер или даже любитель компьютерных симуляторов полетов. Если ты совсем невезучий, то наверняка сидишь рядом с кем-нибудь из них. Однако все эти люди — вариант получше, чем ты.

Но, к слову, 11 сентября 2001 года пассажиры рейса № 93 авиакомпании United Airlines были вынуждены встать на путь, где у них не было другого выбора, кроме как попытаться вырвать управление самолетом из рук его угонщиков. И всегда может случиться так, что ты купишь дешевый билет и окажешься один на один с полным бортом монашек. В этом случае пора воспользоваться моментом, а также кое-чем под названием «рычаг управления».

Сначала пройди к кабине экипажа, чтобы обнаружить, что дверь заперта. После трагедии 11 сентября это условие стало обязательным как попытка предотвратить несанкционированный доступ в кабину террористов, и даже посреди нашей разворачивающейся мелодрамы стоит на секунду задуматься о глубокой иронии всего этого. Кто-то в кабине должен быть в состоянии разблокировать дверь для тебя.

Иллюстрация показывает, как будет выглядеть кабина А330 после того, как ты стащишь тяжелые тела капитана и первого помощника с их сидений, стараясь не зацепить любые важные на вид рычаги одеждой. Не так давно, в эпоху, когда приборная панель коммерческого авиалайнера состояла из кучи непонятных циферблатов, подобные действия представляли бы гораздо больше опасности. Но на А330, как и на большинстве современных авиалайнеров, они были узурпированы горсткой непонятных компьютерных экранов (рис. 1).

К счастью, как и на приборных панелях самых больших «Мерседесов», большая часть экранов для тебя совершенно бесполезна. На рис. 2 мы видим то же самое, но жизненно важные рычаги управления и приборы высветлены. Все эти ручки и кнопки над стеклом отвечают за такие мелочи, как температура в кабине, стеклоочистители и знак предупреждения о ремнях безопасности. Это как маленький компьютер, установленный горизонтально на том, что называлось бы центральной консолью, будь это «Фольксваген Гольф», который дает советы на такие несусветные темы, как интервалы обслуживания двигателя. Ничего из этого не актуально на данный момент и может стать совсем ненужно, если самолет окажется на дне Ирландского моря. Забудь о них (см. рис. 2)!

Расслабься на секунду. Допустим, что самолет в процессе полета, значит, автопилот почти наверняка будет включен, и у тебя есть время осмотреться в «офисе», как иногда называют это пилоты. Конвенция гласит, что капитан самолета сидит слева, и так как жестокая хозяйка судьбы, сговорившись с Мельпоменой, музой трагической драмы, выбрала тебя на эту новую неожиданную роль, то это как раз то место, где ты должен сидеть.

Теперь ты должен сделать экстренный звонок в управление воздушного движения, для этого понадобится название борта, которое может значиться где-нибудь на панели напротив тебя на маленькой бляшке. Давай скажем, что мы на борту G-ABCD1. Надень наушники, нажми и удерживай кнопку PTT (Press To Talk) на рычаге. Здесь тебя поджидает отвратительная ловушка.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Джеймс МэйИздательство «Эксмо»