Татьяна Попова. Искусство гомеопатии

Отрывок из книги

О книге Татьяны Поповой «Искусство гомеопатии»

Предисловие

Следуя традиции автора, я хочу предварить свой текст эпиграфом, позаимствованным у Аристотеля: «Хорошая книга — та, в которой сочинитель говорит то, что должно, не говорит того, что не должно, и говорит так, как должно».

Эта книга родилась как продолжение и результат существенной переработки «Очерков о гомеопатии», вышедших в 1988 г. Несмотря на большой тираж, последующие допечатки, пиратское переиздание, легальные издания переводов, эта книга сегодня является раритетом, бережно хранимым владельцами, хотя книги, посвященные гомеопатии, как зарубежных, так и отечественных авторов дефицитом в настоящее время не являются.

Все дело в том, что «Очерки о гомеопатии», переизданные вслед за тем в издательстве «Текст» под названием «От Арники до Яда кобры», и настоящая работа Т.Д. Поповой — это не просто книги о гомеопатическом методе лечения, это размышления и воспоминания широко образованного врача- натуралиста. Огромный врачебный опыт, блестящая эрудиция, большая культура отражаются в каждой фразе книги. У читателя создается ощущение знакомства с очень интересным человеком — автор говорит то, что должно.

Содержание книги не исчерпывается вопросами медицины. Огромное количество фактов и сведений из различных областей естествознания интересно сплетаются, создавая целостное представление о человеке и окружающем его мире.

Важной особенностью книги является то, что Татьяна Демьяновна не предлагает в ней каких-либо рецептов и не создает новый лечебник — не говорит того, что не должно. Медицина вообще и гомеопатия в частности требуют огромной эрудиции, индивидуального подхода к каждому больному. Видеть индивидуальность человека и его страданий — отличительная черта доктора Поповой. Читатели сразу поймут это.

Обращает на себя внимание точность изложения фактов, дат, ботанических названий. Это указывает на высокую ответственность автора. В книге много реминисценций и цитат — порой необычных, из малоизвестных авторов, они увлекают читателя, погружают в богатый и новый для него мир.

Большое впечатление производит язык автора — полноценная, свободная, гибкая речь — почти устный рассказ, хотя пишущие люди знают, что перенос устной речи на бумагу порой бывает совершенно невозможен.

Завершая предисловие, я подумал: а прочтет ли кто- нибудь эти фразы? Кому они нужны? Но потом вспомнил свои чувства, возникшие, когда я прочел последние страницы рукописи: как жаль, что это конец, так хотелось читать еще, растягивая удовольствие. Может быть, еще одна страничка предисловия чуть-чуть отсрочит момент окончания, чуть-чуть продлит радость общения с этой удивительной книгой.

Доктор медицинских наук, профессор А.С. Микоша

Горная красавица

Желтел, облака пожирая, песок.
Предгрозье играло бровями кустарника.
И небо спекалось, упав на кусок
Кровоостанавливающей арники.

Борис Пастернак

Арника, принадлежащая к семейству сложноцветные (Compositae), — одно из известнейших лекарственных растений. В гомеопатическом журнале за 1876 г., выходившем в Петербурге, сказано, что «арника, всегда бывшая излюбленным средством гомеопатов, гораздо старее гомеопатии, и некоторые из самых важных сведений о ее пользе сообщены врачами-негомеопатами». Немецкий врач Г. Мадаус, долгие годы собиравший материалы о лекарственных растениях и сам занимавшийся фармакологическими исследованиями, сообщает, что античные писатели не упоминают об этом растении. Другие авторы считают, что птарника, упоминаемая Диоскоридом (I в.), и арника — одно и то же растение. В переводе «птарника» — чихательная трава. Об арнике же известно, что ее измельченными листьями пользовались вместо нюхательного табака.

Есть основания предполагать, что в народной медицине западноевропейских стран арнику использовали еще в Средние века. Наиболее подробные сведения о ее применении в старые времена мы находим у немецких авторов. Так, швейцарский естествоиспытатель XVIII в., врач и поэт Альбрехт фон Галлер, считал, что она надежно рассасывает свернувшуюся кровь. Немецкий терапевт Кристоф Гуфеланд рекомендовал это растение при общей слабости вследствие физического или нервного перенапряжения, как сердечное лекарство, при параличах и эпилепсии. А венский врач Коллин сообщил о тысяче случаев удачного лечения арникой перемежающейся лихорадки. Он считал ее средством, конкурирующим в этом отношении с хинной корой. Известно, что в 1814 г. арнику применяли также при гнилостной лихорадке и кровавом поносе.

Арника была любимым лекарственным средством Гёте, который, по словам его секретаря, изящнейшим образом описал это растение, превознося до небес его целительное действие. Предложенная домашним врачом, она спасала его в тяжелые моменты жизни. Именно арника была последним лекарством, которое принял 83-летний умирающий писатель.

Как лекарственное средство арнику упоминают Сервантес в «Дон Кихоте» и Артур Конан Дойл в «Затерянном мире».

В списке лечимых арникой заболеваний числятся самые разные недуги: от кровотечений, травм и карбункулов до ревматизма и эпилепсии. Однако со второй половины XIX в. область ее применения сокращается, почти ограничиваясь кругом скорее гигиенических, чем лечебных препаратов: она входит в состав кремов, жидкостей для промывания ран, глаз, для роста волос. Известный немецкий гидротерапевт Себастьян Кнейп, чьи водные процедуры в последнее время снова входят в моду, применял арнику как обезболивающие средство при ранениях, ушибах, инъекциях.

Сейчас трава арники — официальное лекарственное сырье в 27 странах мира. Она числится в разделе кровоостанавливающих средств. Из нее выделены действующие начала: арницин, лютеин, инулин, смолы, органические кислоты, витамин С, сахара, дубильные вещества. Исследования, проведенные в 50-е гг. С.А. Томилиным, показали, что препараты из цветков арники горной в малых дозах оказывают тонизирующее и стимулирующее действие на центральную нервную систему, а в больших действуют седативно, предупреждая развитие судорог.

Исследователи лекарственных растений А.Д. Турова и Э.Н. Сапожникова рекомендуют препараты из цветов арники как средство, действующее тонизирующе на центральную нервную систему, и как кровоостанавливающее, особенно при маточных кровотечениях, связанных с гормональными нарушениями.

У известного украинского травника А.П. Попова перечень заболеваний, при которых может быть употреблено это растение, намного обширнее. Его рекомендации перекликаются со старыми народными традициями: «Арнику горную используют довольно широко. Препараты из нее употребляют внутрь при бронхите, подагре, гриппе, болезнях сердца, судорогах, эпилепсии, сотрясении мозга, апоплексии, а также как мочегонное средство. Наружно эти препараты применяются как сильное кровоостанавливающее средство при обширных ранениях, ушибах, невралгических болях» (Попов А.П. Лекарственные растения в народной медицине. — Киев: Здоров’я, 1970).

Применять арнику надо с осторожностью, в больших количествах она может вызвать токсические явления: озноб, тошноту, рвоту, одышку, упадок сердечной деятельности. Естественно, что, как и многие другие растения, арника может быть причиной аллергического поражения кожи, слизистых оболочек глаз, дыхательных путей и других органов. Такое явление мне приходилось отмечать в практической работе у пациентов — жителей Западной Украины. Одна пациентка из Закарпатья сказала мне с грустью: «У нас есть хорошая трава от такого заболевания, как у меня, — арника горная, но мне ее нельзя принимать — вызывает кровохарканье». У больной было хроническое гнойное заболевание легких — бронхоэктатическая болезнь. А вот еще одно свидетельство. Женщина, страдающая тяжелым аллергозом с разнообразными проявлениями, возвратясь из отпуска, проведенного в Карпатах, сообщила: «Доктор, все хорошо, обострение аллергии было лишь однажды: я зашла в аптеку, где продавали траву арники...» Доктору было приятно и интересно: женщину лечили арникой, но, конечно, в гомеопатическом разведении. А «доза» арники, витавшая в воздухе аптеки, оказалась для нее слишком большой!

Арника горная (Arnica montana L.) — эндемик гор; растет в диком виде в основном в Карпатах (это европейский горно-лесной вид) в местах, расположенных не ниже 500 метров над уровнем моря, в лесах и субальпийских лугах. Предприняты попытки разведения ее в культуре (например, в Ленинграде ее культивируют уже более 200 лет), но промышленных плантаций нет.

Арника горная занесена в Красную книгу, где отмечено, что растение это, произрастающее в Карпатах (редко — в Белоруссии, Литве и Латвии), под угрозой уничтожения. Площадь зарослей сокращается в результате неумеренных заготовок в лекарственных целях. Звучит это как-то неправдоподобно: медики в роли разрушителей природы? И все же цифры говорят сами за себя. Тонны сухих соцветий заготавливают не только для внутренних нужд, но и на экспорт! О тоннах сырья при гомеопатическом врачевании, конечно, и речи быть не может.

Цветок арники знаком очень многим, его изображение можно встретить не только в книгах о лекарственных растениях и в ботанических атласах, но и на почтовых марках и поздравительных открытках. Этот милый в своей бесхитростности ярко-желтый или оранжевый цветок не случайно похож на ромашку, ноготки и девясил — они принадлежит к одному, кстати очень распространенному, семейству сложноцветных. Особенно похожа арника на девясил. Сборщики трав часто путают их.

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Издательство «Текст»Популярная медицинаТатьяна Попова