Мордехай Рихлер. Кто твой враг

Отрывок из романа

I

Эрнст был еще в Восточной зоне, километрах в девяноста от Берлина, когда невесть откуда икак — не из дождя ли он соткался — вынырнул гру¬зовик. Эрнст махнул рукой.

Грузовик остановился. Эрнст вспрыгнул в маши¬ну, сел рядом с водителем.

— Куда направляешься?

— В Берлин, — сказал Эрнст, захлопывая дверцу.

— А пропуск есть?

Эрнст ткнул в значок ССНМ1 на отвороте куртки.

Хейнц указал на свой значок — «Друзья Совет-ского Союза» — и сказал:

— Если ты не против, я все же посмотрел бы на твой пропуск.

— Не дури. — Эрнст обтер волосы рукавом: с них капало. — Всех членов Центрального культурного общества CСНМ обязали к четырем собраться в Люстгартене2. Я и так опаздываю, поэтому ты уж давай поторопись.

И грузовик снова рванул вперед сквозь потоки дождя.

— Сам видишь, — сказал Хейнц, — я не подса¬живаю, кого попало, без проверки. После того как фашистские агенты учинили в Берлине заварушку, я решил выполнять все правила до единого. Хейнц, сказал я себе, Хейнц Бауман, смотри в оба.

— Молодец.

— Хейнц, сказал я себе, в этих лесах кишмя ки¬шат поганцы, они спят и видят удрать на Запад. Так что, Хейнц, смотри в оба.

— Слава богу, на дороге есть контрольно-пропускные пункты, — сказал Эрнст.

Лицо у Хейнца было красное, изрытое оспой. Эрнсту представилось, что Хейнц — лишь произ¬водное от всего, что он употребил за жизнь: без¬отказных тетех, пива и сосисок. Эрнст украдкой метнул взгляд через плечо. Грузовик вез краску. Но он приметил прикрытый брезентом ящик за сиденьем.

— Нам нужно стать единой, спаянной братством нацией, — сказал Хейнц.

— Вот именно.

— Если Запад перевооружится, вернется преж¬няя бражка.

— Вот именно.

— Хорошо, что наши парни спешат на полити¬ческие митинги. На Западе у парней одни юбки на уме.

Эрнст промолчал.

— Германии нужно сесть за один стол.

Никакого ответа. Эрнст заснул.

Хейнц натянул шапку поглубже, покрыл сна¬чала дворники, потом судьбу, но судьбу не так яро. И завел старый марш Африканского корпу¬са3. Дождь уже не лил, как из ведра, а накрапы¬вал, грузовик стал набирать скорость. Оглядев еще раз бледного худущего парня, Хейнц поду¬мал, что в прежние времена вид у него был бы не такой жалкий. Ничего против нынешних вла¬стей Хейнц не имел. Заработать на жизнь можно и при них. Да и СЕПГ4 будет получше прежней шайки-лейки.

— Где мы? — спросил Эрнст.

— Выспался?

— Да, — сказал Эрнст. — Где мы?

— Не дергайся. — Хейнц опустил глаза на ботин¬ки Эрнста. — К пропускному пункту мы подъедем минут через десять, не раньше.

— Если ты не против, я сойду здесь, а в городе сяду на поезд.

— Почему у тебя ботинки такие грязные?

Эрнст замер. Тайком сунул руку под куртку. Под курткой у него был приторочен нож.

— Дай-ка посмотреть на твои документы.

— Не ерунди. Сдашь меня на пункте — скажу, что ты мой пособник.

— С чего ты взял, что я хочу тебя сдать?

— Повторяю еще раз. Я спешу.

— Кто сейчас не спешит?

— Ладно, — сказал Эрнст. — Давай вези меня на пропускной пункт. Но учти: я заметил, что ты прячешь яйца и масло. Vopos5, я уверен, спекуля¬ция интересует.

Мотор чихнул, грузовик остановился. Эрнст тол¬кнул дверцу, выпрыгнул.

— Я и не думал тебя сдавать, — крикнул Хейнц. — Я тебя просто подначивал.

Эрнст кинулся бежать, оступился и рванул в лес.

— Доверился бы мне, — крикнул ему вслед Хейнц, — я бы тебе помог...

Но Эрнст уже пропал из виду.

II

Гость из Торонто — его звали Томас Хейл, — призе¬мистый, кубастый бородач с лицом еще не нюхав¬шего жизни мальчишки, не выпуская ручку двери из волосатой горсти, с подпорченной самоуверен¬ностью улыбкой повторил:

— Ты должен вернуться домой...

Шел пятый час утра, хозяин дома Норман Прайс вымотался вконец.

— ...у Европы все в прошлом, Норман. Анг-лия — уже не поле боя, а детская площадка, где рез¬вятся залетевшие сюда сентиментальные канадцы вроде меня. И ждать здесь больше нечего — разве что Черчилль умрет. Меж тем в Канаде...

Норман посмотрел на часы.

— Мы не договорили, — сказал он, — но такси уже внизу.

— Очень жаль. Ты тратишь время попусту. Ты должен вернуться домой, преподавать.

Хейл из тех, думал Норман, кого в некрологах именуют «неутомимыми борцами», при всем при том Норман был привязан к Хейлу. Хейл издавал журнал. Ярый поборник малосущественных вопросов, он в то же время решительно выступал против смертной казни. И пусть даже Хейл и отметал с порога все, что препятствовало бы ему жить в свое удовольствие, по¬рядочности он был безукоризненной. А что осторож¬ный, так это же не резон, чтобы его не любить.

— Такси ждет...

— Что ж, хочется надеяться — встретимся в следующем году, — сказал Томас Хейл прочувство-ванно.

Норман поднял бокал.

<1/sup>ССНМ (Союз свободной немецкой молодежи) — мо¬лодежная организация наподобие комсомола в Восточ-ной Германии (ГДР).

2Люстгартен — увеселительный парк в Берлине.

3Африканский корпус — имеются в виду немецко-фашистcкие соединения, воевавшие в Африке под ко¬мандованием генерал-фельдмаршала Э. Роммеля.

4СЕПГ (Социалистическая единая партия Герма-нии) — правящая партия ГДР, создана путем объеди¬нения Коммунистической и Социал-демократической партий.

5Vopos (сокращение от Volksрolizei) (нем.) — народ¬ная полиция.

О книге Мордехая Рихлера «Кто твой враг»

Дата публикации:
Категория: Отрывки
Теги: Издательство «Текст»Мордехай Рихлер