Анонсы идательства «Время»

Книги, которые выйдут в марте 2008 года

Серия «Поэтическая библиотека»

Тимур Кибиров. Три поэмы (2008)


О творчестве Кибирова не устают спорить критики: одни называют его «певцом обывательского сознания», другие — «самым трагическим русским поэтом последних десяти лет». Кибиров — лауреат Пушкинской премии Фонда  А. Тепфера, наград журналов «Знамя» и «Арион», антибукеровской премии «Незнакомка» и премии «Северная Пальмира», стипендии Фонда  И. Бродского.
Газета «Культура».

Наум Коржавин. На скосе века (2008)


«Поэт отчаянного вызова, противостояния, поэт борьбы, поэт независимости, которую он возвысил до уровня высшей верности» (Станислав Рассадин). В этом томе собраны строки, которые вполне можно назвать итогом шестидесяти с лишним лет творчества выдающегося русского поэта ХХ века Наума Коржавина. «Мне каждое слово будет уликой минимум на десять лет» — строка оказалась пророческой: донос, лубянская тюрьма, потом сибирская и карагандинская ссылка… После реабилитации в 1956-м Коржавин смог окончить Литинститут, начал печататься. Но тот самый «отчаянный вызов» вновь выводит его на баррикады. В результате поэт был вынужден эмигрировать, указав в заявлении причину: «нехватка воздуха для жизни»…
Колесо истории вновь повернулось — Коржавин часто бывает в России, много печатается, опубликовал мемуары. Интерес к его личности огромен, но интерес к его стихам — ещё больше. Время отразилось в них без изъятий, без искажений, честно.

Александр Кушнер. Таврический сад (2008)


Александр Кушнер — один из самых известных поэтов современности, лауреат многочисленных премий, в том числе петербургской премии «Северная Пальмира» (1994), Государственной премии России (1996), немецкой Пушкинской премии фонда Альфреда Тёпфера (1999), Пушкинской премии России (2001). В 2005 году он стал первым лауреатом Российской национальной премии «Поэт». В эту книгу вошли стихи, написанные Александром Кушнером за сорок с лишним лет его поэтической работы.

Илья Эренбург. Запомни и живи… (2008)


Стихи Эренбурга отличала «последняя» прямота, они были лишены всяческих красот и украшений, в них запечатлен трагический опыт ХХ века, опыт человека, прошедшего через революцию, несколько войн, ужасы сталинского террора, собственный страх, сознание своей вины, разочарование в «оттепельных» надеждах и обещаниях…
На фоне сентиментально-народной, официально-патриотической или легкомысленно-передовой, громкоголосой поэзии тех лет эти стихи привлекали подлинностью горечи и страданием, неутешительностью итогов большой и противоречивой человеческой жизни.

Олег Чухонцев. Однофамилец: Поэма (2008)


Чухонцев любит рассказывать в стихе, обдумывать, сомневаться, но понять в нем главное, значит осознать, что он — лирик, самый значительный лирический поэт рубежа веков, отстоявший ее достоинство в тот момент, когда лирика вышла из моды. В предшествующие десятилетия, ее писали, оставляя ощущение преизбытка, разменянной эмоции. И тогда, когда ее писали сверх меры, и тогда, когда ее застыдились писать, Чухонцев оставался верен лирике и классически строг по отношению к самому себе. Его эмоциональный жест всегда собран, точен и чреват взрывной силой. Он музыкально подчиняет себе, чтобы не убаюкать, а поразить красотой и чем-то иным в ней сквозящим.
Игорь Шайтанов
Цель поэзии — поэзия, средства — те же, — сказано на все времена. И никакие ретрансляторы не заменят самого ее смысла, никакой масскульт ей не страшен. Ну, в худшем случае она опять уйдет в подполье, в свой подвал, пристроится где-нибудь возле бойлерной, где никого, кроме гудящих конфорок и онтологической тишины, которая окружает и пестует каждое вылупившееся слово. Говорят, только великое остается. Пусть так. «…Но я живу, и на земли мое / Кому-нибудь любезно бытие», — уже ответил на это современник Пушкина, заслоненный им для современников, мало понятый, но оттого не менее значительный для потомков, носивший в себе не только усмиренную гордыню, но и великое смирение. Это нравственный урок каждому, дерзнувшему взять перо.
Олег Чухонцев

Геннадий Русаков. Избранное (2008)


Всего полслова
Глуховатый, монотонный, одинокий…
Такие голоса обычно не слышат.
Или слушают, но запоминают из услышанного только что-то одно.
Например, тему.
Тем более что мотивы и сюжеты лирики Геннадия Русакова действительно стягиваются к одному смысловому ядру.
Сиротство.
Принятое сызмладу, пережитое едва ли не как родовая травма. Раз и навсегда понятое как универсальная метафора человеческого бытия.
Я — сирота. И, значит, в этом мире — все сироты.
И Россия — невесёлая, бедная, непосильная, такая одинокая страна — тоже в этом мире сирота, мающаяся своей богооставленностью. Решительно никому вокруг не нужная и всем мешающая своим (кажется, что) иллюзорным величием. Судорожно ищущая — родства, родства! — с Римом и Парижем, с зелёными холмами Тосканы, но, похоже, немилосердно выброшенная историей на задворки.
Русаков обживает эти родные ему (и нам) задворки, заселяет их — стеблями травы, птичьими посвистами, паровозными гудками за рекой, — но никак не живыми людьми. Он нелюдим, и людей в его мире почти что нет. Те же, что есть, как наваждение проходят в его стихах, — изгои, бесноватые, пьянчужки, затыра и голота.
Сергей Чупринин

Вадим Степанцов. Гламуры и трендЫ (2008)


Вадим Степанцов прославился в конце 80-х — начале 90-х как автор мегашлягеров группы «Браво» («Король Оранжевое Лето» и др.) и исполнитель ушедших в народ хитов собственной банды «Бахыт-Компот» («Пьяная-помятая пионервожатая»). Ценители изящной словесности знают его как идеолога и главу Ордена куртуазных маньеристов — поэтического движения, созданного им в 1988 году. На счету у Ордена более 40 коллективных и отдельных книг, в том числе прозаических. В последние годы Вадим Степанцов выпустил несколько собственных сборников: «Аморальные истории», «Русский кибер-парень» (выходили также под названием «Неприличные стихи»), «Мутанты Купидона». С конца 90-х по настоящее время Вадим приобрел известность как телешоумен, любимый гость всех популярных ток-шоу. Его видеоклип «Клип» («Телки и вода») зимой 2006-2007 взорвал эфир MTV и Music Box. А песня «8-е Марта — дурацкий праздник» с одноименного альбома мгновенно стала народной, как когда-то «Пионервожатая».
В настоящий сборник вошли новые и известные ранее стихи и песни, а также те, которые отвергались издателями из-за их якобы «аморализма» (см. раздел «Порнолуние»).

СКОРО / серия «Самое время!»

Борис Минаев. Психолог, или Ошибка доктора Левина (2008)


Остросюжетная психологическая драма, герой которой, детский психолог Левин, внезапно переходит грань, за которой кончаются отношения психолога и пациента, и оказывается в ситуации, близкой к человеческой катастрофе. Любовь, которая вначале служит мощным катализатором депрессии и отчаяния, в результате помогает ему выжить и выстоять, хотя против него все обстоятельства: и тяжелый клинический случай, и политика, и церковь, и моральные табу. В этом романе писатель Борис Минаев продолжает рассказ о жизни Левы Левина, героя двух его предыдущих книг «Детство Левы» и «Гений дзюдо», перескочив сразу на несколько десятилетий вперед. Герой вспоминает свою прошлую жизнь и пытается построить новую.

Бориса Минаева многие считают детским писателем — его первые книги, сборники рассказов «Детство Левы» (2001) и «Гений дзюдо» (2005), были посвящены детям, причем «Детство Левы» получило серебро детской литературной премии «Заветная мечта». Детского там на самом деле мало, герой обеих книжек — мальчик Лева из московских 1970-х — был описан взглядом взрослого человека из современных 2000-х. Не с ностальгией по советскому детству — сам Минаев говорит, что нынешнее время кажется ему гораздо интереснее, — а с тоской по детству вообще, которое писатель изо всех сил старался вспомнить и записать.
«Ошибка доктора Левина» — это даже не роман, а небольшая повесть. Ее главного героя, как и всех героев Минаева, зовут Лева, он уже не мальчик, а 45-летний психолог, ведущий частную детскую практику во времена Путина и интернета. Но дети здесь не самостоятельные герои, а функции в судьбах своих родителей, и взрослые в итоге интересуют доктора Левина гораздо больше. В книге очень верно подмечено изменившееся отношение к родительству: «Дети стали играть в жизни человечества какую-то удивительную, особую роль. Так раньше не было. Это сейчас так стало. Все ради детей. Кроме детей — нет никаких других надличностных ценностей. Нет никакого смысла. Дети сами стали надличностной ценностью. Но очень странной. Они никуда не ведут, никуда не развиваются как ценность. Они сами по себе, они цель внутри цели. Их матери — вот в чем все дело».
«КоммерсантЪ»

Александр Мелихов. Мудрецы и поэты (2008)


Признанный мастер интеллектуальной прозы на этот раз выступает в хорошо забытом прежнем облике лирика и тонкого психолога, умеющего разглядеть в будничной жизни захватывающие драмы. Маленький мальчик обожает того, кто над ним издевается. Романтический влюбленный убегает от своей возлюбленной через балкон. Милая молодая мама убивает кошку электрическим током. Наполеон Бонапарт становится почетным членом мальчишеской шайки…
С героями книги трудно расстаться и еще труднее их забыть.

Александр Мелихов прославился «романами идей» — в этом жанре сегодня отваживаются работать немногие…
Дмитрий Быков

СКОРО / серия «Литературоведение»

Нина Хрущева. В гостях у Набокова (2008)

Нина  Л. Хрущева преподает на факультете международныx отношений в Университете Новой Школы (New School University) в Нью-Йорке, СШA. Выпускница филологического факультета Mосковского Государственного Университета, Хрущева получила степень доктора философии после окончания факультета сравнительного литературоведения Принстонского университета в СШA. Kнига «В гостяx у Набокова» основана на лекцияx, прочитанныx профессором Хрущевой на факультете журналистики MГУ в 2001 году.

СКОРО/серия «Документальный роман»

Шамиль Тарпищев. Первый сет (2008)


Семь лет назад вышла первая книга Шамиля Тарпищева, которая называлась «Самый долгий матч». Она завершалась словами «Мы обречены на успех». Великий теннисный тренер оказался и великим провидцем — успех пришел, да еще какой! За последующие годы под руководством Тарпищева мужская и женская теннисные сборные России по несколько раз выиграли и Кубок Дэвиса, и Кубок Федерации — главные мировые турниры. Сегодня представители теннисной России — фавориты в соревнованиях любого ранга, от юношеских первенств до турниров Большого Шлема. Этот невиданный в истории спорта рывок напрямую связывается в мире с именем Шамиля Тарпищева, «царя тенниса», по выражению президента Международного олимпийского комитета Жака Рогга.
О самых интересных событиях новейшей российской теннисной истории — новая книга Шамиля Тарпищева, написанная им к своему 60-летию.

Лариса Миллер. Золотая симфония (2008)


Лирическая проза на автобиографическом материале — так, по-видимому, наиболее точно можно охарактеризовать представленные в книге рассказы и эссе известного поэта Ларисы Миллер. Как стихи, каждое из которых самоценно, будучи собраны в книгу, приобретают новое качество, так и эти лаконичные зарисовки сливаются, дополняют друг друга, образуя единое повествование о мире, который близок и дорог не только автору, но и читателю. «Это чувство даже не узнавания, а родства, сопричастности каждой детали, желание любоваться каждым воссозданным мигом» (Дина Рубина).
Лариса Миллер — автор 14 книг стихов и прозы.

Юлия Сысоева. Записки попадьи: Особенности жизни русского духовенства (2008)


Эта книга — взгляд изнутри. Повествование человека, который не понаслышке знает о закулисной и закрытой стороне существования духовного сословия. Правда и ничего кроме правды — таков замысел автора. «Очень часто, когда я появлялась на улице с мужем, нас спрашивали: „Батюшка, а разве священникам можно жениться?“. Совсем позабыли родную литературу, сказку Пушкина „О попе и о работнике его Балде“. Попадья-то там имелась…» А откуда они берутся, попадьи? Есть такая семинарская шутка. Семинарист подходит к девушке и говорит: «Разрешите с вами познакомиться, а то у меня через неделю рукоположение и мне срочно нужна матушка». Много ли в этой шутке правды? Почему в семьях священников обычно много детей? Почему матушка за рулем до сих пор шокирует окружающих? Почему те личности с крестами и в рясах, что ходят по вагонам метро и электричек, стопроцентные самозванцы? Портит ли священников квартирный вопрос? Почему к священнику неприлично обращаться со словами «святой отец»? Почему священники не любят кагор и крайне редко его пьют? И еще множество вопросов, на которые отвечает Юлия Сысоева, жена священника, красивая и образованная молодая женщина, у которой, пока книга готовилась к печати, родилась третья дочь.

Александр Жолковский. Звезды и немного нервно: Мемуарные виньетки (2008)


Книга невымышленной прозы известного филолога, профессора Университета Южной Калифорнии Александра Жолковского, родившегося в 1937 году в Москве, живущего в Санта Монике и регулярно бывающего в России, состоит из полутора сотен мемуарных мини-новелл о встречах с замечательными в том или ином отношении людьми и явлениями культуры. Сочетание отстраненно-иронического взгляда на пережитое с добросовестным отчетом о собственном в нем участии и обостренным вниманием к словесной стороне событий делают эту книгу уникальным явлением современной интеллектуальной прозы.

СКОРО / серия «Публицистика»

Геннадий Трошев. Чеченский излом (2008)


Генерал Геннадий Трошев, бывший командующий группировки войск на Северном Кавказе, снова взялся за перо, чтобы, как он сам пишет, «предостеречь всех от повторения допущенных в 90-е серьезных ошибок — и политических, и военных. Мы должны усвоить горькие уроки Чечни. А это невозможно без трезвого, спокойного и глубокого анализа всех событий, произошедших в этой республике в последние годы».
Основой книги стали дневники, которые генерал Трошев старался вести регулярно. И потому книга наполнена подробностями боевых операций, точными деталями воинской жизни, глубоко выстраданными личными оценками людей и событий.
«Как бы грамотно и красиво командир ни нарисовал на карте стрелу, тащить ее на плечах придется рядовому бойцу», — пишет генерал Трошев. О том, ценой каких потерь и какими усилиями достигнута победа, рассказ одного из самых уважаемых и любимых солдатами боевых командиров.

Вспоминая Юрия Коваля. Ковалиная книга (2008)


О Юрии Ковале пишут Юрий Ким, Татьяна Бек, Роза Харитонова, Вячеслав Кабанов, Эдуард Успенский, Виктор Ерофеев, Марина Бородицкая, Марина Москвина, Татьяна Визбор, Ия Саввина и многие другие.

Юрий Коваль. Автор неповторимых, прелестных рассказов и повестей, смешных и грустных, «детский» писатель, от строчек которого перехватывает дыхание. Шедевры: «Чистый Дор», «Листобой», пронзительный «Недопесок» и волшебная «Самая легкая лодка в мире».
Роза Харитонова

Александр Иличевский. Пение известняка (сборник рассказов, 2008)


Александр Иличевский — представитель литературного поколения, юность которого пришлась на слом эпох. В причудливой, избыточной, текучей, как вода, прозе автор отражает все стилистическое многообразие русской литературы прошлого века. Приложенное к современности, это многообразие переплавляется в единый пласт «национального мифа».
Александр Иличевский (р. 1970) — лауреат премии имени Юрия Казакова (2005); финалист Национальной литературной премии «Большая Книга» (2006); финалист Бунинской премии 2006 года (серебряная медаль). Лауреат премии «Русский Букер» 2007 года за роман «Матисс».

Дата публикации:
Категория: Новые книги
Теги: Издательство «Время»