Черепахи, апельсины

Текст: Ольга Вад

Черепахи, апельсины

Сиднейский оперный театр

Собственно, о том, что оперный театр вновь нечто большее, чем сцена плюс буфет, мир вспомнил в 1973 году, когда от строительных лесов освободился Сиднейский оперный театр. Скользящие по водной глади паруса, компания спаривающихся черепах, инсталляция чепчиков — силуэт здания Йорна Уотсона возбуждал архитектурных критиков и гидов-переводчиков на хлесткие метафоры. Сам архитектор признавался, что вдохновился дольками апельсина, которые складываются в сферу. Умер он, кстати, совсем недавно — 29 ноября 2008 года. И, кроме театра, никаких громких проектов ему построить не довелось, спокойно жил себе в Дании. Да и до этого его мало кто знал. Это Эро Сааринен настоял на том, чтобы в конкурсе победил экспрессивный проект неизвестного Уотсона, если точнее — его крайне приблизительные эскизы. Но красивой истории не получилось: через несколько лет после начала строительства его обвинили в растрате и неумении довести проект до конца, а дело перешло к местным специалистам. Уотсон навсегда покинул Австралию и не возвратился даже в 2000-х, когда ему хотели вручить ключи от Сиднея, а Елизавета II открывала восстановленное по его плану здание оперы.

В общем, после длительного разглядывания, в 90-х, откровенно модернистская идея Сиднейского театра наконец переварилась. И новые архитекторы начали строить нечто подобное австралийскому первопроходцу.

Здания-аттракционы гигантских размеров с кучей гаджетов стали обычным делом.
Сиднейский оперный театр

Национальный оперный театр Осло

Национальный оперный театр Осло — вообще самый большой культурный центр, построенный в Норвегии за семьсот лет. Плюс объект мирового значения, туристический хит, и от зрителей — полная уважуха: на многие спектакли продаются даже стоячие места. И все это при том, что открылся театр — даже года не прошло — в апреле 2008-го, а опера не главный конек этой северной страны. Другой казус: строительство закончилось раньше срока, в связи с чем остались лишние 300 млн крон.

Проект разработало бюро Snøhetta, еще в 1989 году ставшее известным благодаря своему триумфу на конкурсе проектов новой Александрийской библиотеки в Египте. Характер у здания, как водится, нордический. Белоснежные скаты крыши закручиваются таким образом, что на нее можно подняться прямо с берега. По центру — трапециевидная стеклянная башня. А каменные плиты, которыми облицован театр, имеют разную фактуру: в пешеходных зонах — грубую и рельефную, местами напоминающую азбуку Брайля, а где людские потоки поменьше — более гладкую. Есть и экологический бонус: театр питается электричеством за счет, грубо говоря, солнечных батарей. Махина ледяной глыбой почти что плавает в заливе около полуострова Бьёрвика. Надо сказать, что район этот крайне убогонький, и кроме вида на прекрасные хмурые воды, никаких пейзажных излишков. Рядом вокзал, порт в ста метрах и скромные городские постройки.

Что касается внутренностей театра, то главный зал классической формы — подковой — и помещается в него 1350 человек. Несмотря на то что он, ради максимально естественной акустики, гладко облицован темными дубовыми панелями и весь такой теплый-домашний, футуристический занавес, похожий на мятую фольгу, сразу напоминает, что находишься в современном здании. Освещает внушительная люстра: семиметровая в диаметре и весом восемь тон. А оркестровая яма — уникальный случай — находится ниже уровня воды, в которой плавает здание. Есть еще и малый зал, рассчитанный на четыреста человек и дружественный экспериментальным постановкам.
Национальный оперный театр Осло

Копенгагенский оперный театр

В 2004 году в бухте датской столицы, на месте военно-морской базы, появилось крайне нелепое снаружи и похожее на мультиплекс изнутри здание Копенгагенского оперного театра. Оно стоило $442 млн и было построено на деньги фонда A. P. Møller Foundation, относящегося к крупнейшей датской корпорации, занимающейся нефтью и грузоперевозками. Тут-то и возник конфликт. Семидесятидевятилетний архитектор Хеннинг Ларсен, выполнявший заказ, публично раскритиковал собственную работу. Мол, то, что мы имеем сейчас, это неудачный компромисс, на который пришлось пойти из-за требований спонсоров (в частности, другого старичка — девяностооднолетнего владельца компании) учитывать их идеи по дизайну.

Больше всего архитектора смущал один из фасадов. Выдающийся, похожий на здоровенный пузырь, он изначально должен был быть полностью из стекла. Но Моллер настоял на горизонтальных металлических элементах, в связи с чем датские СМИ стали сравнивать фасад с решеткой радиатора «понтиака» модели 1955 года. Собственно, перепалка эта была настолько захватывающей, что ежедневная газета Politiken завела дневник, освещающий все события и слухи вокруг театра.

Другим не самым приятным моментом стали комментарии относительно того, где и как расположено здание: четырнадцатиэтажная постройка с плоской, козырьком нависающей крышей, на которой находится четырех-угольная башня с главным залом. Вся эта сомнительной элегантности конструкция находится прямо напротив дворца Амалиенборг, резиденции датской королевской семьи. В общем, четыре домика в стиле рококо действительно как-то сразу теряются.

Несмотря на все эти казусы, акустика главного зала, рассчитанного на полторы тысячи зрителей, считается одной из самых лучших в мире. Чтобы добиться этого, во время его отделки велись постоянные репетиции оркестра и певцов. А потолок покрывают ни много ни мало 105000 листов двадцатичетырехкаратного золота. Есть также и экспериментальный зал на двести мест, и репетиционный зал для целого оркестра, и больше тысячи офисов и небольших репетиционных точек.

Приглашенной звездой театра, кстати, стала отечественная балерина Анастасия Волочкова.
Копенгагенский оперный театр

Дворец искусств Королевы Софии

Дворец искусств Королевы Софии — так себе наверняка представляет оперный театр Джордж Лукас. Как и архитектор Сантьяго Калатрава, включивший это здание в комплекс «Город искусств и науки» в Валенсии, бывшей рейверской столице Испании. Сам комплекс открылся в 1998 году, находится в засохшем русле реки Турия и состоит из музеев, планетария и театральных пространств, опера подключилась только в 2005-м. За четырнадцать лет работы над проектом форма театра стала напоминать шлем Дарта Вейдера: над двумя похожими на створки раковины фасадами, придающими постройке двояковыпуклый силуэт, поднята арка, которую с одной стороны поддерживает массивный пилон. Но проблемы со зданием начались сразу же, как оно открылось. Несколько раз конструкция не выдерживала наводнения: из-за непрекращающихся дождей страдали электрические и вентиляционные системы, нижние уровни затопляли вода и грязь, а акустика до сих пор окончательно не восстановлена. Студия Калатравы выступила с заявлением, что вся вина за эти бедствия лежит на городском правительстве, отклонившем предложения архитектора использовать для здания, стоившего €250 млн, водонепроницаемую обшивку, а также настоявшем на том, чтобы его окружал парк с покатыми склонами. Сам Калатрава — отличный инженер — известен прежде всего своим вкладом в строительство Олимпийского стадиона в Афинах (это он сконструировал раздвигающуюся прозрачно-голубую крышу), веерообразными мостами в Иерусалиме и Нидерландах, а также тем, что будет проектировать транспортную развязку у Всемирного торгового центра на Манхэттене.

Тем не менее на данный момент опера в Валенсии — самый большой оперный театр Европы. Главный зал, декорированный синей мозаикой и изогнутыми белыми бетонными панелями, рассчитан на 1800 мест. Внутри здания, в четырех залах, могут одновременно находиться в общей сложности 4000 человек, но если и этого будет недостаточно, наблюдать происходящее на сцене можно снаружи — через гигантское окно. Ну и конечно же в джентльменский набор жанров входит традиционная испанская оперетта сарсуэла.
Дворец искусств Королевы Софии

Национальный центр исполнительских искусств в Пекине

Ничто так сильно не напоминает лежащее на боку яйцо, как Национальный центр исполнительских искусств в Пекине. Так его и называют между собой китайцы. По сути — это эллипсоидный купол из стекла и титана без опор. Все в громадине измеряется числами с несколькими нулями: общая площадь — 200 000 кв. м, в трех залах (оперном, концертном и театральном, специально разработанном для исполнения традиционных китайских опер) одновременно поместятся 6500 зрителей, а непомерные строительные издержки, увеличивавшиеся с каждым годом, перевалили за 400 млн долларов. Чтобы попасть внутрь театра, нужно пройти по стометровому подводному тоннелю со стеклянным потолком.

Открытие центра состоялось в декабре 2007 года оперой Бородина «Князь Игорь», которую исполнял оркестр Мариинского театра во главе с Гергиевым. Доделать успели, как и планировалось, специально к Олимпиаде, идея же строительства восходит еще к Мао. Решающая резолюция была принята на Шестом пленарном заседании 14-й коммунистической партии Центрального комитета Китая в 1996 году. Архитектором стал француз Поль Андрё, спроектировавший аэропорты Парижа, Дубая, Каира, Шанхая и других городов, а также руководивший достройкой Большой арки Дефанс в Париже.

Возвели театр в стратегически важном районе: рядом здание Большого народного собрания, где проходят десятитысячные съезды компартии, мавзолей с мумией опять-таки Мао и Запретный город. Само же здание находится посреди искусственного озера Чжуннаньхай, по берегам которого расположены резиденции высшего руководства КНР. Китайскими СМИ название озера употребляется, как у нас Кремль, для обозначения этого самого руководства.

Ожидается, что театр из-за огромных эксплуатационных затрат не окупится никогда.

Национальный центр исполнительских искусств в Пекине

Дата публикации:
Категория: Музыка
Теги: АрхитектураОпера