Одна свадьба и одни похороны

Текст: Ксения Друговейко

На экраны вышел «Бойфренд из будущего» — новый фильм классика современного британского кинематографа Ричарда Кертиса. Эта история о любви в самых разных и притом лучших ее проявлениях реабилитирует жанр романтической комедии в глазах интеллектуалов и подкидывает новую пищу для размышления циникам. Повествуя об искусстве самому создавать возможности, не упуская те, что подбрасывает случай, это кино даже неисправимого зануду убеждает, кроме прочего, в том, что если случайности и незакономерны — то лишь на случайный взгляд.

Тим Лейк (Домналл Глисон) — юный юрист из интеллигентной корноульской семьи — узнает от папы-литературоведа (Билл Найи) дивный секрет. Оказывается, все мужчины его рода с давних пор обладают способностью простым усилием воли перемещаться в собственное прошлое. «Ничего такого уж захватывающего на самом деле: Гитлера ты убить не сможешь и с Еленой Троянской не переспишь», — разводит руками мистер Лейк (тратящий свой дар в основном на многократное перечитывание любимых книг), но его сын и в собственной жизни найдет немало ошибок или, как минимум, помарок для исправления. Пережив неудачу с первой любовью, Тим переезжает в Лондон и скоро знакомится с застенчивой американкой Мэри (Рейчел МакАдамс), которая работает рецензентом в издательстве и с благоговейной нежностью относится к Кейт Мосс. Несколько раз сбегав в недавнее прошлое, герой с пятой попытки производит на барышню идеальное первое впечатление — когда же роман сам собой начинает складываться в образцовую романтическую историю, Тим с удовольствием предается поиску менее утилитарных способов применения семейной магии.

Автор «Бойфренда из будущего» (оригинальное название можно точнее всего перевести как «Самое время») британский сценарист и режиссер Ричард Кертис является одним из тех редких кинематографистов, отношение к творчеству которых может немало сказать о вашем собеседнике. Если разговор с неблизким знакомым коснется такой классики нового английского кино, как «Четыре свадьбы и одни похороны», «Ноттинг-Хилл» и «Реальная любовь», вы без труда распознаете циника: он наверняка обзовет Кертиса (сценариста всех трех картин, последняя из которых еще и стала его режиссерским дебютом) манипулятором, а поклонников перечисленных фильмов — сентиментальными дураками. Последнее слово здесь неслучайно, потому что по какой-то неизменно действующей причине почти все мы склонны, оценивая пристрастия окружающих в области искусства, немедленно выстраивать связь между их эмоциональными реакциями и интеллектуальными способностями. Между тем подход этот оправдан столь же мало, сколь поиск взаимозависимости между, например, наличием у конкретного человека ума и хорошего вкуса в целом. Мало кто решается на признание этого факта (прежде всего в собственном сознании): из-за того, вероятно, что он, во-первых, сильно усложняет процесс классификации явлений окружающей действительности, а во-вторых — вредит желанной репутации подлинного интеллектуала, на мощь мысли которого не влияют (якобы) всякие там сиюминутные душевные движения. Что же до творческой репутации самого Кертиса, то она счастливо реабилитирует в глазах менее категоричного зрителя романтическую комедию, которая оказывается в руках этого режиссера исключительно остроумным и скорее душевным, чем душещипательным жанром.

«Бойфренд...», безусловно, играет на самых тонких и незащищенных душевных струнах, но дело здесь вовсе не в намеренном давлении на болевые для всякого нормального человека точки, а в сюжетах и мотивах, этому самому человеку априори знакомых от первой до последней ноты. Хрупкость повседневного существования, мнимая фатальность одних ошибок и обманчивая неважность других, неумолимость ухода из жизни родителей и вечный страх за детей, прелести или печали несоответствия ожиданий и реальности, выбор между жизнью прошлым, настоящим и будущим — облекаемые в словесную форму, все эти темы (как, собственно, всё самое важное в мире) звучат так тривиально, что их даже неловко перечислять. Еще и потому неловко, что, будучи универсальными сами по себе, они, разумеется, для каждого из нас связаны с сотнями нюансов, тонкостей и неповторимых интимностей — что ни говори, не был прав упрямый моралист Лев Николаевич: все семьи и несчастны, и счастливы совершенно по-разному.

Удивительнее всего то, как уместен оказывается здесь фантастический элемент — неизбежно вызывая ряд придирчивых вопросов технического характера, он при этом не отягощает основной сюжет (словно декоративная деталь непонятного практического назначения), а работает на раскрытие и дополнительное отражение тех самых перечисленных выше «земных» тем, которые и сами по себе полны магии. В «Бойфренде...» же за таковую отвечают прежде всего исполнители трех центральных ролей, формирующих два блистательных дуэта: возлюбленных, ставших семьей, и отца с сыном (быть может, даже в обратном по степени важности порядке) — и если Билл Найи и Рейчел МакАдамс (уже в третий раз, к слову, играющая «жену путешественника во времени»: после одноименного фильма была еще «Полночь в Париже») едва ли нуждаются в представлениях, то молодой продолжатель актерской династии Домналл Глисон, в чьем списке уже далеко не один фильм, но не слишком много пока запомнившихся широкому зрителю ролей (например, Константина Левина в «Анне Карениной» Райта), безусловно, заслуживает внимания как очевидно не случайно (и не напрасно) восходящая звезда.

Дата публикации:
Категория: Кино
Теги: «Бойфренд из будущего»«Ноттинг-Хилл»«Полночь в Париже»«Реальная любовь»«Четыре свадьбы и одни похороны»Ричард Кертис