Брюс Робинсон. Ромовый дневник. Коллекция рецензий

Мария Кувшинова
Openspace.ru
«Собственно ромовая, галлюциногенная, составляющая, заранее привлекающая поклонников „Страха и ненависти в Лас-Вегасе“, в картине сведена к минимуму. Герой Деппа пьет аккуратно, как клерк по пятницам, и приключения его трудно назвать захватывающими — не каждый ведь сможет разделить восхищение человеком, способным угнать катамаран. Автор исходного текста, как известно, вышиб себе мозги, но безмятежное отчаяние и разболтанность хантеровской прозы изъято из экранизации — осталась одна лазурная безмятежность».

Анатолий Ющенко
Filmz.ru
«Каждый, кому доводилось просыпаться с физиономией, с какой тут предстает ошалевший Джонни Депп в самом начале кино, вероятно, и сам знает. Дело не в выпитом. Просто, достигая определенного уровня интоксикации в крови, ты каждый раз постигаешь секреты абсолютного бытия, а поутру их мгновенно забываешь, из-за чего потом и голова раскалывается, и жить не хочется. Робинсон, понятное дело, все дико упрощает. Чуть-чуть аккуратного комикования, слегка раздетая блондинка, совершенно гениальный к стыду Джонни Деппа актер Рибизи, немного рома и много открыточной пуэрто-риканской провинции».

Лидия Маслова
«Коммерсантъ»
«Депповский Пол Кемп выглядит заметно „причесанным“, во всех смыслах, и более уравновешенным по сравнению с необузданным прототипом — герой фильма гораздо менее расположен шокировать людей ради удовольствия от самого процесса, которое Хантера С. Томпсона, возможно, штырило больше, чем алкоголь и наркотики (впрочем, „Ромовый дневник“ — первый роман Томпсона, написанный им в 20 лет, когда он, вероятно, еще не достиг нужного градуса остервенения)».

Владимир Лященко
Газета.ru
«Депп доверил написать и поставить фильм не самому известному английскому режиссеру Брюсу Робинсону. Тот два десятка лет назад снял всего три фильма, первый из которых, „Уитнэйл и я“, остается одним из самых важных киновысказываний о беспробудном и беспросветном пьянстве. Робинсон был знаком с предметом не понаслышке: в самые мрачные годы, по собственному признанию, он выпивал по пять-шесть бутылок красного в день, но к моменту, когда его нашел Депп, уже несколько лет был в завязке. Для „Дневника“ пришлось развязаться еще на стадии написания сценария. По собственному признанию режиссера, он снова стал выпивать: без бутылки в день сценарий не продвигался».

Гоша Берлинский
«Кинокадр»
«Самым неожиданным образом картина ставит нас перед дилеммой, перед которой ставить не должна ни в коем случае. Она заставляет выбирать между ХСТ, которому она посвящена от и до, и романом, от которого практически ничего не осталось. Ведь во всём творчестве автора эта книга, во многом именно художественная, а не автобиографическая, как раз отличается тем, что она полна уникального лиризма и грустной романтики, она — квинтэссенция того, что Хантер любил в Фицджеральде, и „Дневник“ — его „Великий Гэтсби“».

Сергей Терновский
«Киноафиша»
«Среди всего этого расслоения, нищеты и бессмысленности жизни Робинсон лишь намечает первые, предварительные подступы к будущим наитиям контркультуры и девизам протеста: „Я вдруг постиг связь между детьми, роющимися в помойках, и начищенными медными табличками на дверях банков“. Однако какие бы двенадцать тысяч тонн соляной кислоты ни выливались за кадром в море, какие бы колкости ни отпускались в адрес Американской мечты и дикого разгула капитализма, киноверсия „Ромового дневника“ остается слишком милой и изысканной».

P.S. Предисловие Джонни Деппа к биографии Хантера Томпсона.

Дата публикации:
Категория: Кино
Теги: Джонни ДеппКоллекция рецензийХантер Томпсон