# фантастика

Два источника по истории Древней России

К сожалению, реконструкция истории Древней России первой половины XXI века весьма затруднительна: до нас дошли лишь два источника, относившиеся к детской литературе, а потому избежавшие забвения. К счастью, эти источники — сказка «Несси» и роман «Ампула Грина» — написаны представителями противоборствующих сторон, что дает возможность реконструировать относительно объективную картину происходившего.

Владислав Крапивин. Ампула Грина

Новый роман Владислава Крапивина «Ампула Грина» снабжен подзаголовком: «Роман о песчинках времени». Это действительно роман о песчинках. Не только о тех ярко-красных Песчинках Времени, которые окружают башни и пирамиды Песков и на которые безголовая статуя отбрасывает тень с развевающимися волосами. Не только о тех песчинках, которые сыплют наши сверстники в масляные радиаторы лесорубных машин в лесах и автобусов, куда запихивают людей после разгона митингов, в городах. Не только о песчинках в своем глазу.

Заира Дреева. Несси, или тайна Черной Пирамиды

Сказочную повесть Заиры Дреевой «Несси», вышедшую в издательстве «Амфора» с рисунками Александра Лыткина, критика уже восприняла как «еще одну английскую сказочную повесть», которой «не нужно быть хорошей, поскольку достаточно быть просто английской». Критики оказались правы формально, однако ошиблись в главном.

Заметки на полях сражений

Давайте поразмышляем о хоббитах. Под хоббитами я подразумеваю тех людей, которые, начитавшись книг в стиле фэнтези, сознательно превратили свою жизнь в бесконечную игру и максимально раздвинули рамки реальности.

Франк Шетцинг. Стая (Der Schwarm)

Проблемы экологии ныне очень модны в европейском писательском сообществе. Но как написать об этом так, чтобы читатель не помер от скуки? Очень просто — надо заставить читателя включить воображение.

Роберт Сальваторе. Ночные маски (Night Masks)

Сальваторе достоин звания «гуру сериала». К коммерческой фантастике и фэнтези можно относиться по-разному, но написать более десяти книг с одними и теми же героями (хотя героев немало, а статус главного, подобно эстафетной палочке, переходит от одного к другому), да к тому же неплохо продающихся и — будем откровенны — книг вполне достойного литературного качества, — это, согласитесь, дано не каждому.

Диана Уинн Джонс. Вихри волшебства (Mixed Magics)

«Вихри Волшебства» — умная и опасная книга. Опасная в том смысле, что родители, которые покупают ее, рискуют получить дома маленького революционера, который, следуя примеру героев, будет задавать бесконечные вопросы и не соглашаться с устоявшимися правилами. А умная она потому, что герои делают это не просто из желания противопоставить себя миру, а следуя внутреннему зову и предназначению. Опасность кроется еще и в том, что, прочитав аннотацию или первые строки книги, вы никогда не заподозрите такого подвоха.

Чарльз де Линт. Загадка поющих камней (The Riddle of the Wren)

Изданная на английском языке в 1984 году книга Чарльза де Линта — настоящий подарок ценителям качественной фэнтези. Подобно коллекционному вину, книги такого уровня с каждым годом становятся только лучше и изысканнее. Пожалуй, с некоторой долей натяжки этот текст можно было бы сравнить с «Талисманом» или эпической «Темной башней» Стивена Кинга — не окажись он более ярким и динамичным.

Гарт Никс. Ключи от Королевства. Мрачный вторник (Keys to the Kingdom: Grim Tuesday)

Бурлеск, иррациональность, сквозь которую прорывается истинный мир, — не тот, что мы привыкли видеть со школьной скамьи, за затылками впередисидящих, а другой, где распевают мандрагоры, где можно провалиться в кроличью нору и попасть на вечное пятичасовое чаепитие, где мальчишки убивают пиратов, где дедушку звали Посторонним В… Мир волшебный, но и жутковатый. Своим протестом против всякой логики он привораживает детей, но отпугивает взрослых. Этот мир — гамельнский крысолов, взывающий к тому, другому ребенку в каждом из нас, запертому в чулане собственного «я»…

Уильям Кинг. Волчий клинок (Wolfblade)

Момент размышлений. Истины. Так ли уж добр и благ Император, восседающий на Золотом Троне? Так ли уж злы еретики и Тау, гонимые и терзаемые собратьями по оружию и Инквизицией? Разумеется, в первой части сериала Рагнар еще слишком неопытен, чтобы спросить себя об этом. Но мне почему-то кажется — я хочу верить, я верю в него, — что он еще задастся таким вопросом. Ибо путь Воина — путь Взросления.

Ричард Кнаак. Кровавое Наследие (Legacy of Blood)

Всякий, кому доводилось слышать трусливое верещание Павших, хруст ломких костей нежити, кому приходилось почувствовать жгучее дыхание пламени дьявольских шаманов или услышать сладострастные стоны Черных Амазонок, умирающих под ударами острого ятагана, — всякий из моих братьев по оружию поймет чувства, испытанные в ожидании встречи с очередной книгой от господина Кнаака.

Ричард Кнаак. Месть орков (Day of the dragon)

Не скажу, будто теперь при виде орочьих орд в сердце моем вскипает гордая эльфийская кровь, будто расы человеков кажутся нелепыми вырожденцами-чужаками, будто, втайне опасаясь драконьего налета, я нервно вздрагиваю всякий раз, когда над головой пронесется большая крылатая тень «кукурузника»… Нет. Все гораздо ближе к нашей действительности.