# Фигль-Мигль

Фигль-Мигль. Эта страна. Коллекция рецензий

Роман «Эта страна» Фигля-Мигля не имел шансов остаться незамеченным: здесь и воскрешение репрессированных в 1920–1930-е годы, и размышления о русской истории, политики и природе власти.

Политический детектив

«Эта страна» — узнаваемый Фигль-Мигль, но стремление к политическому высказыванию как бы разделило текст на две части.

Книги Текст: Кирилл Филатов

Фигль-Мигль. Эта страна

«Эта страна» — с одной стороны, лихо закрученный, захватывающий детектив, а с другой — серьезное размышление о природе власти, вирусе революционности и природе русской истории.

Я, снова я и Гедройц

Десять лет назад литературный критик Самуил Лурье разрешил себе помолодеть на полвека и употреблять жаргонизмы. Созданная им маска юного и дерзкого С.Гедройца стала кислородной подушкой для журнала «Звезда». Лурье рассказал, можно ли тягаться с выскочкой-критиком, живущим внутри него, и писать рецензии на книги друзей.

«Нацбест» отдали фигль знает кому

После внезапно завершившейся церемонии гости еще потоптались в зале, поворачивая головы в сторону таинственной девушки и пытаясь заглянуть ей под солнечные очки, и вереницей потянулись на фуршет.

Негорючий материал

Рецензент «Прочтения» Андрей Степанов входил в Большое жюри литературной премии «Национальный бестселлер» 2011 года. Многие произведения-номинанты он читал еще в рукописях. Некоторые из них — «Римские откровения» Александра Бренера и Варвары Паники и «Ты так любишь эти фильмы» Фигля-Мигля — к моменту публикации рецензий на наших страницах уже стали книгами, другие — «Сектанты» Ирины Богатыревой и «Маркиз» Сергея Есина — пока ждут своего издателя. Или ждать уже не стоит?..

Умный Фигль

Самый большой дефицит в современной русской литературе — это умный текст. Я не хочу никого обидеть, у каждого автора свои достоинства, но когда вы читаете Пелевина, то чувствуете: он не просто начитан и не просто умеет придумать каламбур; он умен в каждой фразе, в каждом повороте сюжета, в каждом эпитете, в каждой шерстинке лисьего хвоста. Умен и насмешлив, насмешлив и умен. Нечто подобное я чувствую, читая загадочного автора с идиотской кличкой вместо псевдонима. Рецензия Андрея Степанова на роман Фигля-Мигля «Ты так любишь эти фильмы»

Книги Текст: Андрей Степанов

Фигль-Мигль. Ты так любишь эти фильмы (фагмент)

Я так разволновался, что пошёл на кухню и попил водички. Вода, в отличие от пищи, в нашем доме всегда есть. Полный большой кувшин — поливать цветы — стоит на полу между диваном и холодильником. Проблема в том, что кувшин высокий. Мне приходится залезать на диван и с дивана, изловчившись, пить. Вода есть и в моей миске. Но пить из кувшина солиднее. Принцесса этого не понимает. Ругается. Говорит глупости о некипячёной воде. Глисты будут! Пей кипячёную! Пей кипячёную! Кипячёная противная. Отрывок из романа

Фигль-Мигль. Щастье (фрагмент)

Я киваю, сажусь на край многоспальной кровати, беру его руку и ободряюще хмурюсь. Правильнее было бы ободряюще улыбнуться, но этот клиент не любил, когда я улыбался, он требовал серьёзного отношения, не совместимого, на его взгляд, с улыбкой. Он был уже пожилой человек — мягкий, пугливый, лишённый чувства юмора и плохо вязавшийся со своим энергичным и зловещим бизнесом. Точнее всего будет определить его словами «старый пидор». Я смотрю ему в глаза. Отрывок из романа

Фигль-Мигль. Щастье

Дебютный роман петербургского писателя, который пока не планирует выходить из тени.