# Современная литература

Илья Беркович. Радуга

Ложкин писал эссе, реже — сюжетные отрывки о юной жизни. Надо было построить из них связную вещь. Козлевич, по образованию проектировщик мостов и тоннелей, не испугался. Какие-то куски он соединил аккуратным мостиком, где-то прорыл тоннель.

Лучше вы к нам!

«Уралоцентризм» и «екатеринбургоцентризм» неизбежны после прочтения этой книги. Оказывается, что жизнь – она не только в Москве и Петербурге. В масштабной перспективе «Ёбург» позволяет осмыслять и переосмыслять жизнь регионов, отвлекает внимание от привычных «столичных» стереотипов.

Книги Текст: Елена Васильева
Обитель особого назначения

Автор «Обители» нацелился взять серьезный вес да еще и поставил рядом с собой своего читателя: смотри, не удастся — задавит обоих. Но Прилепин взял этот вес и написал большой исторический роман.

Книги Текст: Иван Шипнигов
Владимир Шаров. Возвращение в Египет

После ареста отца я, по совету мамы, от него отказался. Далось мне это легко. В своем заявлении в деканат я написал, что с раннего детства воспринимал его лишь как тяжкую недобрую силу.Любила меня и воспитывала одна только мать, потому и ношу ее фамилию, то есть Гоголь.

Максим Осипов. Волною морскою

Девочка учится музыке лет с шести, как все — со старшего дошкольного возраста, теперь она на четвертом курсе консерватории. Ее профессору сильно за восемьдесят, всю свою жизнь она посвятила тому, чтобы скрипка звучала чисто и выразительно. В целом свете не сыщешь педагога славней.

Сын своего народа, или 7 изречений Саши Филипенко

Писатель, сценарист «Прожекторперисхилтон» и ведущий телеканала «Дождь» Саша Филипенко встретился с петербуржцами 29 марта в читальном зале Библиотеки Гоголя. Беседа лавировала между проблемами острополитического характера, вопросами о смысле жизни и дискуссией о моральных ценностях.

Хор оглашенных

Принцип эквилибристического трюка заложен в большинстве новелл сборника: исполняя в воздухе сложную фигуру (как правило, петлю), автор приземляется точно на колеблющийся канат, удерживаясь от низвержения в бездну пошлости.

Книги Текст: Анна Рябчикова
Захар Прилепин. Обитель

Артём и Василий Петрович в отсыревшей и грязной одежде, с чёрными коленями, стояли на мокрой траве, иногда перетаптываясь, размазывая по щекам лесную паутину и комаров пропахшими землёй руками.

Вариации на тему жирафов и слонов

У героев «огненной» прозы пальто – всегда одно на двоих, воспоминания – тоже, говорить – не надо (понятно без слов!), жизнь вечная – разумеется. Они спотыкаются и падают из раза в раз, но опираясь на дружеское плечо, идут и идут, отражаясь в зеркальном небе государства Лейн.

Книги Текст: Анастасия Бутина
Елена Крюкова. Путь пантеры

Перед могильной плитой на коленях стоит маленький чернявый мальчик, он похож на черного верткого жука, жужелицу. Крутится, оглядывается, встряхивает плечами, то ручки сложит в молитвенном нарочном жесте, то вытянет лицо в лицемерной печали.

Совсем другие люди

Любовная линия в романе, кажется, намеренно написана в стиле мечтательного аспиранта, который только-только окунулся в омут вседозволенности.

Книги Текст: Евгения Клейменова
Евгений Чижов. Перевод с подстрочника

В купе было душно, с нижней полки доносился стариковский храп, он отчаялся уснуть и безнадёжно ворочался, подолгу глядя в окно, где над уносящимися тёмными пространствами парила полная луна, и в памяти снова и снова возникал подстрочник стихов, которые ему предстояло перевести...

Народ и воля

Имитация расшифровки, случайности и необязательности сказанного позволили Ксении Букше «наполнить текст лирикой, как воздухом, но людей оставить такими, каковы они на самом деле».

Книги Текст: Анна Рябчикова
Мо Янь. Перемены

Многие считали, что я малолетний бандит, идеология у меня хромает, и вообще, я ненавижу школу и учителей. Но это неправда на сто процентов.

Надежда Беленькая. Рыбы молчат по-испански

По сути именно Ада была центральной фигурой в любом усыновлении — она распределяла детей между посредниками. Потом отобранных детей департамент пробивал по банку данных и оформлял законным путем.

Роман Сенчин. Чего вы хотите?

Необходима цель для народа. Большая общенародная цель. — Даша это не раз уже слышала, и опять приуныла. — И тогда реально начнут больше рожать, снова станут воспитываться мужчины, а не слизняки, появится, извините, энтузиазм.

Алексей Моторов. Преступление доктора Паровозова

Все дружно уткнулись в телевизор. Один из верхних этажей Белого дома уже горел, и оттуда валил черный дым. Танков стало уже четыре, да и бронетранспортеров прибавилось. Какие-то люди в военном и гражданском разбегались кто куда.

В «Буквоеде на Восстания» пройдет презентация «Литературной матрицы»

Посвятить «Советскую Атлантиду», третий том проекта, свидетелям строительства светлого будущего — отчаянное, по словам Вадима Левенталя, предприятие. Говорить всерьез о советской литературе, хорошо процеженной всеми стадиями цензуры, долгое время было как-то неприлично.

Анна Старобинец. Икарова железа

Началось с мелочей. Задерживался, иногда допоздна, — и как ни наберешь его, абонент недоступен, хотя, вроде бы, не ездил в метро. А дома, по вечерам — не каждый день, но все же бывало, — уходил с телефоном в дальнюю комнату или в ванную и плотно закрывал дверь...

Ода соловью

Урсула вынуждена появляться на свет и умирать, исправляя свои и чужие ошибки. По словам Томаса Элиота, жизнь слишком длинна. Что бы сказал классик, если бы узнал, что умерев в 76 лет, он вновь родится и попадет практически в те же обстоятельства?

Книги Текст: Анастасия Бутина
Алексей Иванов. Ёбург

Город разрывало удивительными событиями, грандиозными переменами, жуткими откровениями эпохи... Название Екатеринбург были слишком «дисциплинированным». Язык искал адаптированные варианты. По аналогии с Питером был предложен стильный Катер — но нет, не прижилось. И тогда явился Ёбург.

Дина Рубина. Русская канарейка. Желтухин

Короче, она попрощалась, а у нас осталось чувство приятной встречи и удачно начатого дня. Есть такие люди, с легкой рукой: зайдут, купят за пятьдесят евро плевые сережки, а после них ка-ак повалят толстосумы! Так и тут...

Герман Садулаев. Зеркало атмы

Дед Сергей про себя говорил, что он старовер. Но вера его была такая старая, что настоящие староверы, раз зашедши в Герасимовку, после толкования с дедом Сергеем вышли на тракт, истово крестясь двумя перстами, бормоча про Ваала и про геенну огненную, и удалились, спеша. Многими годами ранее сорок семей из Белой Руси, предводительствуемые старцем Герасимом, отправились в Тобольскую губернию за лучшей долей. О ту пору Столыпин проводил свои реформы. И герасимовцы увидели в Столыпине знак.

Михаил Квадратов. Гномья яма

Если пойдёшь раннею ночью дворами многоэтажных домов – покажется, что одинок, мир пустой, никого нет. На улице темно, люди и животные укрылись и спят. Вокруг притаились бетонные глыбы и растения – рядами, рощами и неровными клумбами. Электрического света не много, асфальт и стены примерно одного мерцающего серого цвета; чуть темнее – утрамбованные газоны, слабо блестящие осколками и пробками. Зрение помогает мало, и неспящему воображению ничего не остаётся, как пытаться дорисовать на этом бедном фоне что-нибудь пугающее.

Дина Рубина. Синдром Петрушки

Выйдя на открытое пространство, откуда просматривались хвосты самолетов, гривки взъерошенных пальм и дельфиньи взмывы автострад, он достал из кармана куртки мобильный телефон, футляр с очками и клочок важнейшей бумаги. Нацепив на орлиный нос круглую металлическую оправу, что сразу придало его облику нарочитое сходство с каким-то кукольным персонажем, он ребром ногтя натыкал на клавиатуре номер с бумажки и замер с припаянным к уху мобильником, хищно вытянув подбородок, устремив бледно-серые, неизвестно кого и о чем умоляющие глаза в неразличимую отсюда инстанцию... Отрывок из романа