# Самуил Лурье

Дайджест литературных событий на июнь: часть II

Театрально-литературный фестиваль «Летние чтения», лекции о фантастах и презентация нового проекта журнала «Прочтение» под названием «География» — этим летом вас ожидает немало увлекательных событий. Подробнее читайте в новом дайджесте «Прочтения» на вторую половину июня.

Дайджест литературных событий на январь: часть 2

Большинство литературных событий второй половины января посвящено выдающимся деятелям русской и зарубежной культуры – классикам и нашим современникам. В Москве пройдет вечер памяти поэта Натальи Горбаневской, состоится открытие выставки, посвященной Даниилу Хармсу, Олег Лекманов прочтет лекцию об Осипе Мандельштаме, а Дмитрий Быков о Владимире Маяковском. В Петербурге вспомнят о Гавриле Державине, Александре Пушкине, Варваре Малахиевой-Мирович. Но и современные писатели не останутся в стороне.

Взрослей и мужайся

Практически одновременно в разных издательствах вышли книги одного из самых знаковых детских писателей — Л. Пантелеева. Эти переиздания снабжены обширными комментариями, текстологическими и историческими справками, с проработкой авторского архива и для нового читателя — взрослого и сомневающегося.

Дайджест литературных событий на сентябрь: часть 1

Главное событие начала сентября – это Московская международная книжная выставка-ярмарка. У петербуржцев, впрочем, есть неплохая альтернатива – «Книжные дни» на Фонтанке, а также клубные вечеринки: поэт Наташа Романова отметит свой день рождения, а писатель Михаил Елизаров устроит традиционный концерт. Эти и другие события начала осени – в двухнедельном дайджесте «Прочтения».

Я, снова я и Гедройц

Десять лет назад литературный критик Самуил Лурье разрешил себе помолодеть на полвека и употреблять жаргонизмы. Созданная им маска юного и дерзкого С.Гедройца стала кислородной подушкой для журнала «Звезда». Лурье рассказал, можно ли тягаться с выскочкой-критиком, живущим внутри него, и писать рецензии на книги друзей.

О «Букере» и не только

Беседа председателя жюри премии «Русский Букер» 2012 года С. А. Лурье и рецензента «Прочтения» А. Д. Степанова

Обучающий курс Самуила Лурье «Техника текста»

Журнал «Прочтение» и галерея современного искусства «Эрарта» организуют бесплатный мастер-класс Самуила Лурье «Техника текста» для тех, кто хочет сочинять тексты, которые порождают смыслы.

Обучающий курс Самуила Лурье «Техника текста»

Журнал «Прочтение» и галерея современного искусства «Эрарта» организуют бесплатный мастер-класс Самуила Лурье «Техника текста» для тех, кто хочет сочинять тексты, которые порождают смыслы.

Правда длиной в 170 лет. Интервью с Самуилом Лурье

В петербургском издательстве «Пушкинский фонд» вышла книга о Н. А. Полевом «Изломанный аршин». Современник Пушкина, оппонент Карамзина, предмет бесчисленных нападок Белинского, Николай Алексеевич Полевой (1796-1846) и его творчество сегодня не известны даже специалистам. Меж тем этот популярный и плодовитый драматург, один из первых переводчиков «Гамлета» на русский, внятный прозаик, оригинальный историк, создавший многотомную «Историю русского народа» в пику карамзинской «Истории государства Российского», популяризатор науки, главный редактор влиятельных журналов «Московский телеграф» и «Сын отечества», наконец, выдающийся журналист. На вопросы о книге ответил её автор.

Аршин, сын вершка

Вместе с рождением профессиональной журналистики, формированием конкуренции на книжном рынке, возникновением профессионального писательского сообщества — короче, вместе с началом новой русской литературы неизбежно должны были появиться литераторы особого рода. Уделом их было не властвовать над умами, не пытаться предлагать новые идеи или импортировать заграничные знания, не жечь сердца глаголом или выжимать слезу у романтически настроенных дев.

Книги Текст: Алексей Балакин
Самуил Лурье. Изломанный аршин

Смерть давала какие-то шансы (Бог милостив; люди не бессердечны), а жизнь давно уже была не нужна, представляя собой просто неизвестное количество оставшегося рабочего времени, конвертируемого в денежную компенсацию (час тичную: поносите-ка воду решетом) материального вреда, причинённого семье в середине 30-х — ошибочным решением остаться в словесности. Теперь, когда решето заскрипело ободом по песку, умереть — по-прежнему значило оставить семью в нищете, но умереть не как можно скорей — значило потянуть её за собой в такую унизительную будущность, которую помыслить было куда тяжелей, чем умирать.