# Пятый канал

Вячеслав Курицын и Михаил Трофименков

Можно ли согласиться с тем, что критик – это неудавшийся деятель искусства? Требует ли профессия критика особых талантов? Если да, то каких именно? И способствуют ли критики развитию искусства?

Вячеслав Курицын и Константин Азадовский

Правы ли те, кто утверждает, что русская интеллигенция сходит с исторической сцены? Виновата ли интеллигенция в тех трагических событиях, которые произошли в нашей стране в октябре 1917 года? И насколько она способна влиять на будущее России?

Вячеслав Курицын и Герман Садулаев

Чем объясняется интерес писателей к жизни «офисного планктона»? Каким образом офисный пролетарий стал героем нашего времени? Почему символ общества потребления занимает столь незавидную позицию в социальной иерархии?

Вячеслав Курицын и Сергей Носов

Написав книгу, писатель создаёт новую реальность. Персонажи его произведений, дома, улицы – всё это существует в каком-то особом пространстве, которое иногда соприкасается с нашим миром. В Петербурге это происходит сплошь и рядом, и грань между вымыслом и реальностью столь тонка, что встретить на улице Раскольникова или Акакия Акакиевича может каждый

Вячеслав Курицын и Никита Елисеев

Что символизировала Публичная библиотека в момент её основания в XVIII веке? Какие надписи оставлял на полях отец знаменитого писателя Владимира Набокова? И насколько правдивы истории о существовании призраков в библиотеках.

Вячеслав Курицын и Александр Покровский

Почему в литературе моряк так часто выступает в роли романтического героя? Почему объектом русской маринистики в основном является моряк на суше, а не на море? И откуда в сухопутной стране мог возникнуть культ флота?

Вячеслав Курицын и Виктор Топоров

Может ли репутация скандалиста способствовать популярности критика? Действительно ли эпатаж – самый простой способ привлечь к себе внимание публики? Обязательно ли эпатаж должен быть связан со скандалом?

Вячеслав Курицын и Макс Фрай (Светлана Мартынчик)

Как создаются литературные бренды? Что важнее для читателя – известное имя автора или качество произведения? Чем объясняется популярность книжных сериалов? Почему люди не устают читать одну и ту же книгу?

Вячеслав Курицын и Илья Лазерсон

Чем объясняется огромный интерес россиян к кулинарным книгам? Означает ли это, что мы стали жить лучше? Почему обыденная, казалось бы, процедура приготовления и приема пищи зачастую превращается в сложный ритуал?

Вячеслав Курицын и Денис Котов

Почему падает спрос на книги? Зачем в книжном магазине нужны кофейня и кинозал? Может ли книга успешно конкурировать с телевидением и компьютерными играми?

Культурный слой

Историк, журналист и интеллигент Лев Лурье умеет просто и интересно рассказывать о делах давно или не так давно минувших дней

Вячеслав Курицын и Юлия Гумен

Как продать бестселлер? Как начинающему автору найти своего издателя и читателя? Что востребовано сегодня на книжном рынке, и может ли увидеть свет книга неизвестного автора?

Вячеслав Курицын и Леонид Юзефович

Исторический детектив. Книги в этом жанре пользуются большим спросом. С чем это связано? Где пролегает грань между историей и современностью?

Вячеслав Курицын и Акулина Парфенова

Что хотят сказать своим читательницам авторы дамских романов? Как возник этот жанр в мировой литературе? И можно ли считать дамский роман полноценным жанром?

Вячеслав Курицын и Мария Семенова

Русское фэнтези. Какова связь фэнтези с реальностью, почему мы читаем эти книги, и чему они нас учат? Представляют ли гоблины угрозу для человечества?

Прогресс — 5 канал

Раньше «Прогресс» скороговоркой вел Павел Лобков. Собственно, его идея и была. Бодрый бывший энтэвэшник мотался по баварским свинофермам и питерским сталелитейным цехам, не боясь запачкать веселых рубашек, интриговал, разбивая сюжет на несколько частей по выпуску, все время что-то показывал, чертил, рукодельничал — в общем, живота своего не жалел и оказывал тонизирующее действие.

Вырваться из плена

Люди не хотят зависеть от одних вещей и попадают в зависимость к другим. Так, чтобы снять «ломку» от одного «наркотика», подсаживаются на какой-нибудь другой. А потом на третий. И так по замкнутому кругу. Вырваться за его пределы ты можешь только сам.