# Продолжение жизни

Сама невинность

В четвертой публикации своего цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгений Мякишев представляет поэта Пантелеймона Невинного, порнографа, наивного преемника Апулея, Рабле, Баркова, Козьмы Пруткова, Вл. Сорокина и Михаила Болдумана. А также объявляет о создании своего собственного ЛИТО — литературной штудии «Кунштюк».

В кущах звёздных миров

Болтался в солнечной лагуне клуба «Дерзание» потерпевший крушение начинающий флибустьер с подозрительно интеллигентной внешностью. Уже тогда в костюме, при галстуке, в умного вида очках. Как-то особливо себя не проявлял: девчонок — а ведь это для поэта наиглавнейшее дело — не увлекал посредством стихиков в дебри страстей, а всё больше о звёздах, вселенских мирах и человеческих проблемах галактического масштаба размышлял. Третья публикация цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгения Мякишева

Два в одном, или Един во многих

Внезапно из прорехи туч на капоты машин вытек желток луны, замызгав возвышающуюся посередь лакированного железа невысокую фигуру в плаще с капюшоном. Фигура — в поисках неизвестно чего — перемещалась меж нестройных автомобильных грядок. Движения почудились мне определённо знакомыми. Приблизившись — я встретился с ускользнувшим с моего небозёма двумя годами ранее Валентином Бобрецовым (теперь, как выяснилось, сторожем автостоянки) — названым отцом художницы и поэтессы Насти Козловой, поэтом и художником. Вторая публикация цикла «Стихи в Петербурге: продолжение жизни» Евгения Мякишева