# Контркультура

Чудеса абсурда

Появлению на русском языке «Уилларда и его кегельбанных призов» предшествовали долгие краудфандинговые сборы, разговоры о Бротигане и литературе XX века. Книгу достали из сокровищницы великого непрочитанного и подготовили к изданию за счет читателей. Роман моментально попал в списки самых ожидаемых книг сезона.

Книги Текст: Сергей Шпаковский

Доппельгангер гастарбайтера

Я — такой же, как ты, Читатель. Я пью пиво. А потом хожу в туалет (если удастся найти, а если не удастся, то назначаю туалет в любом удобном месте). Я бью морды тем, кто не может ответить. Исправно максаю чирики ментам и полтаны гайцам, чтобы избежать лишних сложностей…

Эдуард Багиров. Гастарбайтер

По размаху рекламной пальбы роман Гастарбайтер превзошел, думается, маркетинговые бюджеты всех вместе взятых издательств России. Журнал «Прочтение» задал несколько вопросов автору только что созданного издательства «Популярная литература».

Дмитрий Соколовский

Дмитрий Соколовский, известный в Рунете под псевдонимом Удав, — основатель и главный вдохновитель проекта udaff.com. Родился 11 мая 1970 года в г. Ленинграде. Окончил Санкт-Петербургский государственный технический университет по специальности «инженер-электрик». Основной род деятельности — администрирование сайта udaff.com. В конце второго тысячелетия в Рунете появился сайт fuck.ru, который задумывался как оазис для свободомыслящих граждан, зажатых цензурой и литературной нормой языка. Обитатели сайта придумали новый язык, основным правилом которого можно назвать отсутствие орфографических правил, назвали себя «падонками», свою идеологию «контркультурой» и начали активно влиять на русскоязычный сегмент всемирной паутины. Сам fuck.ru долго не просуществовал, но оставил после себя множество «падонковских» сайтов. На одном из них и начал свою сетевую карьеру Удав. В какой-то момент Удав решил создать собственный сайт. На нем он воплотил все лучшее, что было на тот момент на контркультурных сайтах, и сформулировал несколько новых идей, сразу ставших основополагающими. Во-первых, он ввел возможность комментирования текстов, что уравняло в правах писателя и читателя, именно в комментариях зачастую рождалось большинство неологизмов, и именно в них активно развивался «падонковский» язык. Во-вторых, Удав структурировал лексику «албанского» языка, что приблизило его к статусу полуофициального языка Рунета. «Падонки» и «албанский» язык уже вышли из Сети, «падонкизмами» пользуются даже те, кто знать не знает о существовании udaff.com, бывшие активисты контркультурных сайтов выступают на телевидении, пишут в прессе, издают книги. Вот отрывок креатива, опубликованного на udaff.com 2 сентября 2002 года, под названием «Поколению 1970-1976 годов рождения…» аффтара Амиго: «Мы провели детство и пошли в школу на закате славной эпохи Леонида Ильича Брежнева. В эпоху, где джинсы Levi’s и видеомагнитофон практически приравнивались к цене человеческой жизни, а в отдельных союзных республиках намного превышали ее.
Нашими героями были югослав Гойко Митич, лихо игравший индейцев и прочих правильных пацанов, и хохол Олег Блохин, за…ривший ниибацца скоко голов в чемпионате СССР. Мы играли в войну и собирали вкладыши от жвачек, за которые могли убить однокласников. Мы п…или в универсамах пепси-колу, а если завозили кока-колу то про это месяц говорила вся школа: Типа я коки сп…ил 10 бутылок, до сих пор одна осталась…». До Духlessа оставалось 3 года.

Алексей Колышевский. МЖ. Роман-жизнь от первого лица

Конечно, «Манагер жжот» — это роман-симптом своего времени. Вместе с ним пройдет он сам и пройдет интерес к нему. Но актуальность и качественное исполнение делают его на сегодняшний день более чем привлекательным.

Книги Текст: Анна Макаревич

Алексей Колышевский

Алексей Колышевский о себе, Сергее Минаеве, Удаве и контркультуре

Вопрос: «Действительно ли Вы друг Минаева и не умерла ли еще контркультура?»

Я друг того Сергея Минаева, которого встретил как-то раз на выставке Продэкспо в 97-м году. Я друг того Сергея Минаева, который несколько раз помог мне так, как могут помогать лишь самые преданные и верные друзья. В благодарность, которая может быть лишь малой толикой от той огромной благодарности, что живет в моем сердце, я на титульном листе своего романа написал маленькое посвящение Сергею. Это он «вывел» меня в литературу и перед этим фактом все меркнет.

И Минаев и я вышли из Ресурса Удава. Литпром был уже после этого, как попытка создать «московскую альтернативу» питерскому Удафкому. Альтернативы не получилось, а получился еще один КК ресурс «для своих». Сейчас дела его плохи. Там у руля был поставлен агрессивный пэтэушник, благодаря деятельности которого — антисемитским высказываниям, очернению личности Иисуса Христа, откровенно фашистским выпадам против русской нации — множество талантливых людей покинуло ресурс. Мне же стало тесно в рамках Интернет-ресурса около двух лет назад. Тогда же, в принципе, и мог быть написан мой роман, но, узнав о том, что Сергей создает «Духless», я решил повременить и, банально, посмотреть, «что из всего этого выйдет». Что вышло — все знают, и, естественно, сомнения у меня рассеялись. Минаев позвонил в редакцию спецпроектов ЭКСМО, шеф-редактору Игорю Анатольевичу Лазареву и попросил его полистать мою рукопись, предупредив: «Лёха, если ты написал говно, то ничто на свете, даже мое участие, не помогут тебе издаться». К счастью, «говно» в романе вынесено лишь на его обложку в цитате про «гребаное высшее общество, у которого денег, как говна за баней». Я написал правдивую книгу, и мне за нее не стыдно. И книги Сергея, и мой роман, и та книга, над которой я заканчиваю работу и которая увидит свет в конце августа, — все это невозможно было бы без участия Димы Соколовского — Удава. Он создал в Рунете прекрасную подготовительную площадку для литературных опытов писателей новой формации — «КК авторов». КК — подразумевает прежде всего честность и жизненность литературы, называет все вещи своими именами и заставляет читателя думать, анализировать, воображать — то есть берет на себя все функции настоящей серьезной классической литературы, донося нужные мысли при помощи современного языка. Мат, «албанцкий» сленг — не нужно этого пугаться. Это не более чем новые формы русского языка, и у меня есть глубокая уверенность в том, что язык КК поможет победить ханжество и увеличит доброту в социуме путем того, что люди перестанут вкладывать в мат тот самый жесткий и оскорбительный смысл, а просто станут относиться к этим словечкам как к обыкновенному стебу. Существует закрытая лексика меньшинств, страшная лексика зоны — вот это не для всех, использовать «блатную феню» в литературе — это и впрямь «за гранью», а мат… На нем если и не говорят, то употребляют его все.

КК, на мой взгляд, есть двух типов. Это, как водится, full flavor и light. То, что можно прочесть на «Удаве», «Литпроме» и прочих КК ресурсах — это полновкусная КК, а в произведениях Сергея и моих — это КК, которую немножечко «делохматизировали», нацепили ей на руку Breguet, усадили в Lexus и поселили в пентхаусе. И, по моему глубокому убеждению, хуже ей от этого не стало, а читатели сами давно уже сделали свой выбор: ведь лучше читать о цитирующем Геббельса политтехнологе или о менеджере a la new мсье Бендер, менеджере, который жжот, чем мусолить покетбук под названием «Слепой против Бешеного» или «Креветки на балконе», где гламурка Маруся кидается роллами из окон своего гребаного рублевского бунгало.

Алексей Колышевский

Сергей Минаев. Духless. Повесть о ненастоящем человеке

Мне хочется поговорить с вами о книге, которая вызывает откровенно двойственное чувство. Сначала, увидев коротенькое предисловие автора, возвращающее меня к потерявшемуся поколению, к которому я и сам имею сомнительную честь принадлежать, я мысленно подпрыгнул от восторга и, потирая руки, торопливо раскрыл первые страницы. Я предвкушал, что наконец найду в книге слова, которые сам давно хотел и не мог высказать. Те слова, которые, наверное, хочет сказать любой из нас — из поколения конца шестидесятых — середины семидесятых.

Книги Текст: Дмитрий Каширских