# Китай

Чайна-тайна

Мусульмане сильны числом, но есть на свете сила, которая гораздо мощнее. Автор, наблюдая за своими лондонскими однокурсниками, пришел к выводу, что в результате все равно всех победят китайцы

Проглотить пластинку

В провинции Синьцзян, «китайской Чечне», мусульманскому общепиту запретили закрываться на время поста, а мусульмане, как известно, не едят днем во время священного месяца Рамадан

Юн Чжан. Дикие лебеди: Три дочери Китая

Читая эту книгу с ее потоками крови и дури на каждой странице, постепенно перестаешь удивляться всему, кроме одного: да как же китайцы выжили, почему не превратились в малый народ вроде эвенков, как смогли достичь своей цифры 1,33 млрд. (2007)?

Книги Текст: Андрей Степанов
Мухам нет

За дело взялись в апреле 2007 года, когда ресторатор Го Чжаньци кинул клич: «Мухам нет, новый Пекин. Мухам нет, великая Олимпиада» и стал платить гражданам за убитых мух.

Олимпийская деревня: Поднебесная или Потемкинская?
Автор: Ли Хуан, переводчик с английского, работавший на Олимпиаде-2008

Современная китайская проза. Жизнь как натянутая струна

Первое, что почему-то вспомнилось при прочтении, — «русский с китайцем — братья навек». Вероятно, в знак братства народов и вышла эта антология. В скобках заметим, что история антологий (и вообще хорошей литературы) насчитывает в Китае не одну сотню лет. И даже не одно тысячелетие. Да и сами антологии на самом деле изобретены в Китае.

Пу И. Последний император

Каким же он был, настоящий Пу И? Сломался ли он — или, напротив, с восточным коварством обманул врагов, избежав судьбы Романовых? Тосковал ли о былом величии, ухаживая за растениями в пекинском саду? Или, подобно танским мудрецам, достиг освобождения, и постиг, что все есть суета сует? Чувствовал ли себя узником в последние годы жизни, уже на воле — или, напротив, втайне радовался обретенной свободе от предписаний, ритуалов и бремени власти? Страдал ли он или, напротив, был счастлив?

Книги Текст: Адам Асвадов