# Издательство Ивана Лимбаха

Мистика крови

Роман литовца Саулюса Томаса Кондротаса был написан в конце семидесятых, когда жанр уже успел утвердиться, но еще не был пущен в оборот дельцами бестселлеров от Бразилии до Сербии.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Натали Азуле. Тит Беренику не любил

Роман Натали Азуле, удостоенный в 2015 году престижной Премии Медичи, заключает историю жизни великого трагика Жана Расина в рамку современной истории любовного разрыва, превращая «школьного классика» в исповедника рассказчицы, ее «брата по несчастью».

Изведанная территория

Гедройц не возвращал великую Польшу, а строил новую Европу, чего ему не могли простить ни эмигранты, ни социалисты, ни даже польские инакомыслящие — для них «Культура» была журналом далеким и слабо отображающим повестку дня.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Выход из лабиринта

Вряд ли существует много людей, способных понять Арно Шмидта без подсказок и объяснений. Тем ценнее вышедшее издание трилогии Nobodaddy’s Kinder, «Ничейного отца дети», где почти половину текста составляют комментарии и едва ли не комментарии к комментариям, путеводная нить в нагромождении слов.

Книги Текст: Мария Лебедева
Исцеляя набережную

С первых же строк автор показывает: тут главным будет не архитектура, каналы и лодочники, а мой город, пусть мой он — лишь временно.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Саулюс Томас Кондротас. Взгляд змия

В романе "Взгляд змия" литовский прозаик и сценарист Томас Кондротас воссоздает мироощущение литовцев XiX века, восприятие ими христианства. Книга переведена на пятнадцать языков, экранизирована в Литве и Венгрии.

Одиссея веры

у романа получается говорить о серьезных вещах в несерьезной манере таким образом, что, балансируя на грани пошлости и вызова, история приобретает абсурдный, однако ламповый оттенок. На фоне человеческих пороков перед читателями разворачивается чистая и светлая история о вере.

Книги Текст: Александра Сырбо
Арно Шмидт. Ничейного отца дети

Трилогия Арно Шмидта — рассказ очевидца о жизни в Люнебургской пустоши в военные и первые послевоенные годы. Клочок немецкой земли предстает как часть большого пространства мировой истории и культуры, как место, где на равных правах с людьми действуют персонажи античной, германской и кельтской мифологии.

На расстоянии близости

Название романа мнимо акцентирует внимание на том, что вся книга посвящена взаимоотношениям между мужчиной и женщиной. Любопытно — для чего, ведь персонажи рассказов не только «он» и «она», но и «она и она», «мы», «я», «вы». Все границы между лицами, полами стираются, остаются только говорящие души.

Книги Текст: Александра Сырбо
Йоан Петру Кулиану. Эрос и магия в эпоху Возрождения. 1484

«Эрос и магия в эпоху Возрождения. 1484» Йоана Петру Кулиану — историческое исследование проблемы магии и фигуры мага, в котором автор доказывает, что всякая магия основана на эросе, в том числе магия социальная или политическая.

Голоса в его голове

Семь историй, составляющих книгу Володина, так или иначе связаны с переходом в Бардо. Но главной проблемой романа становится не смерть героев и даже не пресловутая смерть автора — «Бардо иль не Бардо» провозглашает смерть диалога.

Книги Текст: Мария Лебедева
Спрыгнуть с нацистского корабля

Именно это и есть самое главное в «Истории одного немца» — личная жизнь одной-единственной души, вобравшей в себя и крупные события, и секунды страха, и унижения среди бела дня, и мучительные ночные размышления.

Книги Текст: Надежда Каменева
Антуан Володин. Бардо иль не Бардо

Новый роман самого загадочного писателя современной Франции Антуана Володина «Бардо иль не Бардо» — это семь историй об особом пространстве-состоянии, «Бардо», которое, согласно буддизму, в течение сорока девяти посмертных дней проходит человеческое «я».

В поиске вопросов

Всем известная разница между любопытством и любознательностью предстает перед читателями в новом свете. Точнее, Мангель говорит этой разнице «нет», а взамен представляет свое новое «любопытство», играя его значениями, словно солнечным зайчиком.

Книги Текст: Александра Сырбо
Александр Гранах. Вот идет человек

Автобиографический роман Александра Гранаха принадлежит к лучшим книгам этого жанра, написанным по-немецки. Это история о бедном детстве в еврейском местечке Восточной Галиции, скитаниях, участии в Первой мировой войне, плене, бегстве и актерской работе в театре и кино эпохи экспрессионизма.

Лабиринт Перека

Панграммы, палиндромы, гетерограммы, моновокализмы, анаграммы — лишь малая часть безумной языковой игры, в которую на протяжении всей жизни играл Перек.

Книги Текст: Натали Трелковски
Альберто Мангель. Curiositas. Любопытство

Экскурс в историю любознательности; рассказ о способах осмысления мира, нашедших отражение в литературе, философии и древних памятниках письменности.

Нора Боссонг. Общество с ограниченной ответственностью

Семейное дело существует вот уже три поколения: прадеды наживали состояние, деды — сохраняли, отцы — разбазаривают. А что достанется на долю четвертому? Луизе Титьен 27 лет, и она наследует то, чем никогда не жаждала заниматься, — фирму «Титьен и сыновья», одновременно и связующее звено, и яблоко раздора между близкими людьми.

Монаху снятся новые побеги

Рейнальдо Аренас написал книгу в 1966 году, после чего оказался в опале на родной Кубе и сел в тюрьму из-за нелегальной публикации произведения за рубежом. Похожая участь постигла и его героя – реальную личность, монаха Сервандо Тересу де Мьера, жившего в XIX веке.

Книги Текст: Елена Васильева
Жизнь и смерть Поля-Эмиля Луэ

Байи протоколирует каждую стадию распада, обращая внимание на все детали, вплоть до того, какие насекомые трудятся над трупом на той или иной ступени разложения.

Книги Текст: Сергей Васильев
Жан-Луи Байи. В прах

Телевизионный репортаж, посвященный молодому пианисту-лауреату, вызвал некоторый интерес. Он создавал образ чрезвычайно робкого, но поразительно уверенного персонажа: его речь была затруднена, слова как будто читались с подсказки умирающего суфлера, но содержание — для того, кто согласился бы приноровиться к этой раздражающей манере изложения, — отличалось масштабным видением и убежденностью.

Неисчезнувший Пригов

Нет контекста, нет авторской маски, нет самого автора. Но есть сборник. И сборник переиздан именно сейчас. Пригов по какой-то причине оказался нужен не только узкому кругу почитателей (им больше приглянется увесистое собрание сочинений), но и новому, неподготовленному читателю.

Книги Текст: Валерий Отяковский
Всеволод Петров. Турдейская Манон Леско. Коллекция рецензий

Повесть «Турдейская Манон Леско» искусствоведа и писателя Всеволода Петрова стала одним из первых произведений о Великой Отечественной войне. О том, почему этот текст меньше всего похож на традиционную военную прозу и что в нем дарит ощущение счастья, рассуждают критики и литературоведы.

Всеволод Петров. Турдейская Манон Леско

«Вы помните картину Репина «Не ждали»? Там в двери входит бывший арестант, вроде меня, возвращенный из ссылки. Я подобрал по размеру и на его место вклеил Лаокоона со змеями». Мы вообразили картину Репина с Лаокооном. «Да, — сказал Михаил Алексеевич. — Действительно не ждали!»

Дайджест литературных событий на февраль: часть 1

В первой половине февраля наступит раздолье для любителей классики и мечтающих повзрослеть детей. Лекции о Гофмане и Стивенсоне, встреча с автором «Путешествия в Чудетство» пройдут в Москве; в Петербурге же уделят внимание Хармсу и Мандельштаму – но Роальду, а не Осипу.

Дайджест литературных событий на январь: часть 1

Длинные выходные могут стать отличным стимулом прочесть массу хороших книг. Вот и мероприятия Москвы и Петербурга намекают — и классическая, и современная литература нуждаются во внимании читателей с самого начала года. Лекции о Мандельштаме, Пришвине, Достоевском и Серебряном веке устроит Государственный литературный музей; встречи с читателями организуют Полина Барскова, Иван Зорин и Сергей Носов; а еще можно узнать об истории сборника «Сказка сказок» от самого переводчика этой удивительной книги.