# Издательство «Эксмо»

Виктор Пелевин. Empire «V»

Мы поднимаемся на вершину Фудзи вместе с главным героем книги и вместе с ним ощущаем восторг и в то же время растерянность от ее покорения, которое застало нас врасплох. Читателям остается лишь надеяться, что сам автор до своей вершины Фудзи еще не дошел. В этом случае в будущем нас ожидают еще более интересные и неординарные книги Виктора Пелевина.

Книги Текст: Мария Карпеева

Виктор Пелевин. Empire «V»

Почти одновременно с вручением «Большой книги» состоялся официальный выход «Empire V» Пелевина: литераторы получили пять с половиной миллионов рублей, повысив тем самым свой социальный статус; Виктор Пелевин написал роман о том, что социальный статус — это ловушка, из которой нет выхода.

Книги Текст: Вадим Левенталь

Андрей Молчанов. Антифада

Формально текст заявлен как роман. Причем имеет подзаголовок («ранее не публиковавшаяся версия терактов 11.09.2001») и оговорку («любое возможное совпадение не может трактоваться как утверждение, что это было на самом деле»). То есть получается определенная нестыковка: c одной стороны — исследование, с другой — домысел

Книги Текст: Алексей Яхлов

Жди меня... Энциклопедия человеческих судеб

«Жди меня…» Сейчас эта фраза Константина Симонова, родившаяся в мрачном октябре 1941 года, когда люди уходили защищать Родину в неизвестность и многие не вернулись до сих пор, уже не ассоциируется с Великой отечественной войной. А зря…

Книги Текст: Алексей Яхлов

Наталья Толстая. Мужские измены. Война и мир

Книга начала радовать прямо с названия. «Мужские измены. Война и мир. Практическое пособие для мужин и женщин». Невольно возникает вопрос: пособие по чему? По изменам? Или по борьбе с оными? Автор, Наталья Толстая, представлен тоже несколько туманно — это и известный психоаналитик, и популярный практикующий психолог, и психотерапевт, и (видимо, по совместительству) кандидат медицинских наук.

Книги Текст: Кирилл Алексеев

Том Клэнси. Красный шторм (Red Storm Rising)

Сегодня Том Клэнси безоговорочно может быть отнесен к числу самых известных американских авторов патриотических боевиков. Вот уже два десятилетия его книги читают, их экранизируют, по ним делают компьютерные игры. Издательство «Эксмо» порадовало нас сразу несколькими творениями знаменитого американца. Среди них и роман «Красный шторм», внушительный двухтомник, дающий достаточно полное представление о творчестве писателя.

Книги Текст: Владимир Кучурин

Родриго Кортес. Пациентка

Едва не став жертвой маньяка, добропорядочная домохозяйка Нэнси понимает: острые ощущения — именно то, что ей нужно! А судьба, словно в насмешку, вновь и вновь сводит ее с Салли. И, странное дело, именно извращенец-садист, преследующий ее по пятам и оставляющий за собой горы трупов, способен дать Нэнси то, что ей нужно. Чувство опасности.

Книги Текст: Оллен Мюту

Дин Кунц. Предсказание (Life Expectancy)

Дин Кунц пишет совсем не страшно. Вернее, страшно, но и смешно — так, помнится, все тот же Стивен Кинг в своей «Балладе о гибкой пуле» поведал о гениальном авторе, написавшем жуткий рассказ о том, как «один парень сходит с ума и кончает с собой». При том, что «Предсказание» невозможно читать без смеха. И смех этот будет не над автором, а — вместе с ним. Пожалуй, если бы не сюжет книги, я даже назвал бы Дина Кунца «добрым и мудрым клоуном».

Джулия Кеннер. Код Givenchy (The Givenchy Code)

Отечественный и зарубежный рынки книжной продукции с легкой руки Дэна Брауна заполонили всевозможные коды, головоломки, загадки, подсказки и ребусы. Подобно тому как Эдгар По считается родоначальником мистического хоррора, Уэллс — фантастики, Толкиен — фэнтези, а Конан-Дойл — детектива, автора «Кода да Винчи» можно было бы назвать отцом, основоположником, патриархом и первопроходцем нового жанра и стиля. И даже придумать особый термин. Что-нибудь вроде «криптотриллера» или «постисторического романа»…

Книги Текст: Адам Асвадов

Михаил Угаров. ОБЛОМ OFF

Сборник, включающий пьесы и повесть Михаила Угарова, московского писателя архангельского происхождения, есть событие если и не знаменательное, то по меньшей мере интересное. Во всяком случае, не безделица какая-нибудь.

Книги Текст: Адам Асвадов

Луис Альфредо Гарсиа-Роза. Безмолвие дождя (O Silencio Da Chuva)

Детективы читают, чтобы развлечься. В поездах, самолетах, на курортах или дома, удобно устроившись в любимом кресле, — в часы досуга. Детективы расслабляют. Они прочно ассоциируются с отдыхом. После тяжелых и напряженных будней человек тянется к детективу в надежде отвлечься от повседневных проблем. Между тем существуют по крайней мере две причины, позволяющие поставить под сомнение все вышесказанное.

Книги Текст: Виталий Грушко

Джонатан Фоер. Полная иллюминация (Everything is Illuminated)

Время, подобно сосновой смоле, заключает в себе вещи и людей. Блеск янтаря времени есть тема этого романа. Нет будущего без прошлого — эта выброшенная на панель истина уже не кажется правдой. Но секрет состоит в том, что будущего нет без прошлого не потому, что будущее следует из прошлого, а потому, что оно вместе с ним составляет единую луковицу памяти. Фоер не просто знает этот секрет сам, он ничего не подозревающего читателя заставляет лепесток за лепестком эту луковицу разобрать.

Книги Текст: Вадим Левенталь

Гарт Никс. Ключи от Королевства. Мрачный вторник (Keys to the Kingdom: Grim Tuesday)

Бурлеск, иррациональность, сквозь которую прорывается истинный мир, — не тот, что мы привыкли видеть со школьной скамьи, за затылками впередисидящих, а другой, где распевают мандрагоры, где можно провалиться в кроличью нору и попасть на вечное пятичасовое чаепитие, где мальчишки убивают пиратов, где дедушку звали Посторонним В… Мир волшебный, но и жутковатый. Своим протестом против всякой логики он привораживает детей, но отпугивает взрослых. Этот мир — гамельнский крысолов, взывающий к тому, другому ребенку в каждом из нас, запертому в чулане собственного «я»…

Родриго Кортес. Садовник (El jardinero)

Достаточно беглого ознакомления с аннотацией к книге, чтобы понять — речь в романе пойдет о герое, уже не раз выныривавшем на поверхность мировой литературы, герое, которого очень условно можно назвать творцом-маргиналом. «Парфюмер» Зюскинда, «Золотой храм» Мисимы — вот с чем ассоциируется творение Кортеса.

Книги Текст: Виталий Грушко

Георгий Данелия. Тостуемый пьет до дна

Книги Данелия (правильно было бы сказать — первая и вторая серии) написаны (правильнее было бы сказать — поставлены) великолепным и неподражаем мастером кинематографа. Из этого не следует, что по ним можно снять фильм. Из этого следует, что они и есть фильм. Яркий, запоминающийся, сильный, как и предыдущие работы режиссера. Просто каким-то случайным образом они предстали перед нами в виде текста.

Настоящая книжка Фрэнка Заппы

Заппе до всего есть дело, поэтому в книжке черный юмор соседствует с пафосом, а анекдоты о рокерах — с открытым письмом к президенту Рейгану.

Интереснее всего, конечно, читать байки о «старых добрых временах», когда Заппа только-только начинал делать первые шаги на поприще рок-н-ролльного хулигана.

Книги Текст: Виталий Грушко

Боб Дилан. Тарантул

У Дилана своеобразный язык. Словарный запас очень велик (в чем, думаю, никто и не сомневается), а сами слова сгруппированы настолько необычно, что никогда не знаешь, чего ждать от следующего предложения. Русский перевод сделан великолепно; единственная претензия к издателям — отсутствие подробного комментария. В романе много отсылок к реалиям Америки 60-х годов, и, не имея возможности узнать, кем был тот или иной упомянутый автором персонаж, немного теряешься при чтении.

Книги Текст: Виталий Грушко

Федерико Андахази. Милосердные

Андахази, молодой и модный аргентинец (на четверть, впрочем, русский), предлагает свою остроумную трактовку. Повесть легко балансирует между готикой и порнографией с веселой улыбкой на лице. В сущности, основа повести — анекдот, но этот жанр не мешает автору непринужденно поразмышлять о роли художника в процессе творчества и о сущности самого процесса. Проблема литературного отцовства решается в повести самым радикальным образом. Параллельно приоткрываются тайны творческой лаборатории Пушкина, Гофмана, Шатобриана и даже самого Андахази.

Книги Текст: Вадим Левенталь

Сергей Переслегин. Вторая мировая. Война между реальностями

«„Когда настоящее существование заканчивается, начинается метасуществование. Затем метасуществование изменяется и начинается перевоплощение“, — писал мастер Сохо мастеру фехтования в местности Синогава», — прочел я и почувствовал очарование бесконечности веков, ложащихся на мои ладони. Еще не понимая, какое отношение эти строки могут иметь ко Второй мировой войне, я перелистнул страницу, и… «Неожиданно пришла мысль, что человек перед смертью обрамляет перебираемые памятью события жизни невероятным количеством успешных подробностей, словно художник, желающий польстить увядающей гейше». На мгновение мне показалось, что я перепутал книги, но приводимые на следующей странице тактико-технические показатели линкоров развеяли сомнения. Я продолжил читать, все больше погружаясь в магию Переслегинского слога.

Книги Текст: Дмитрий Каширских

Алексей Слаповский. Первое второе пришествие

Алексей Слаповский как раз из тех писателей, которые умеют талантливо рассказывать отличные истории. За что его и уважаю. Ни выплеснутых на бумагу комплексов и подавленных сексуальных желаний, ни постмодернистских игр с чужими цитатами и стилями. Обходится он как-то без этого. Не гоняется за модой и не ставит бездарные эксперименты над словом. Просто работает. По мнению некоторых эстетов от литературы такой подход к прозе — чуть ли не преступление. И даже хуже — ведь пишет Слаповский о нормальных людях! Не о пьяницах и наркоманах, не о жителях Рублевки и уголовниках, а о самых обычных российских гражданах.

Книги Текст: Кирилл Алексеев