# Издательство «Пушкинский фонд»

Аршин, сын вершка

Вместе с рождением профессиональной журналистики, формированием конкуренции на книжном рынке, возникновением профессионального писательского сообщества — короче, вместе с началом новой русской литературы неизбежно должны были появиться литераторы особого рода. Уделом их было не властвовать над умами, не пытаться предлагать новые идеи или импортировать заграничные знания, не жечь сердца глаголом или выжимать слезу у романтически настроенных дев.

Книги Текст: Алексей Балакин

Самуил Лурье. Изломанный аршин

Смерть давала какие-то шансы (Бог милостив; люди не бессердечны), а жизнь давно уже была не нужна, представляя собой просто неизвестное количество оставшегося рабочего времени, конвертируемого в денежную компенсацию (час тичную: поносите-ка воду решетом) материального вреда, причинённого семье в середине 30-х — ошибочным решением остаться в словесности. Теперь, когда решето заскрипело ободом по песку, умереть — по-прежнему значило оставить семью в нищете, но умереть не как можно скорей — значило потянуть её за собой в такую унизительную будущность, которую помыслить было куда тяжелей, чем умирать.