# Издательство «Лимбус Пресс»

Литературная матрица

В начале ноября в магазинах появится двухтомник «Литературная матрица. Учебник, написанный писателями». Это совместная попытка издательства «Лимбус пресс» и Филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета сделать «альтернативный» школьный учебника по литературе. В книге о классиках русской литературы — от Пушкина до Солженицына — рассказывают не ученые-литературоведы, а знаменитые современные писатели и поэты. «Прочтение» публиковало сокращенный вариант статьи Андрея Рубанова о Варламе Шаламове. На страничке проекта на сайте ideafair.ru можно прочитать еще одну статью — о Федоре Михайловиче Достоевском рассказывает Сергей Носов.

Фройляйн, скажите, вас ист дас инкубус?

А кто такая Лина Лом? Простая блядь. Простая питерская блядь. Простая питерская блядь, как с некоторых пор выяснилось, немецких кровей. Вир хабен дорт гезессен, вир хабен дорт гегессен, вир хабен дорт гефрессен, гетрункен унд гезунген унд кельнерин гефикт фон обен унд фон унтен! Послесловие Виктора Топорова к сборнику стихов Лины Лом «Лакомства»

Настас-ся Абросимовна

Это — если по Святцам, буква в букву, конечно же — Анастасия Амвросиевна. Моя бабушка по матери. Урождённая Вторых, в бабах Русакова. Вот и прабабушка моя по той же линии в синодик вписана под именем Синклитикия, а при жизни называлась Секлетиньей. И обычно. Cплошь да рядом. Будто одно имя, вариант ли его, словно справка, вместо паспорта, чтобы зря тот не трепался и не изнашивался, упрощённое в угоду языку и укороченное для удобства, назначено для повседневности, а другое, полное, — для вечности. Отрывок из романа Василия Аксенова «Время ноль»

Василий Аксенов. Время ноль

В немногословности сюжета — глубина повествования, в диалогах — характеры, в историях — жизнь и смерть.

Герман Гессе. Магия книги

Давно миновали те времена, когда наше национальное чувство, растревоженное внезапной угрозой, побуждало нас смотреть на все чужое с неприязнью и враждебностью. В те времена у нас даже высказывали сомнения, позволительно ли нам играть пьесы англичанина Шекспира, а некоторые излишне усердные господа опорочили как слабость, которую надлежит немедленно преодолеть, лучшую из лучших черт Германии — уважение ко всем ценностям и достижениям других народов мира. Несколько эссе из книги

Труп у станции Выхино

Мы нашли могилу Антона, смахнули снег с таблички. На могиле лежал венок с черными траурными лентами; от матери и семьи. От нацболов венка не было, потому что родители скрыли от нас дату и место похорон нашего товарища. Мать, видимо, считала нацболов и меня лично ответственными за смерть сына. По некоторым сведениям похоронить Антона тайно матери посоветовали следователи. Отрывок из книги Эдуарда Лимонова «Книга мертвых-2. Некрологи»

А железо ползет

Весна года сто пятьдесят первого от сотворения «Черного квадрата» выдалась ранняя. Уже в марте началось повсеместное таяние снегов. Танковая колонна к этому времени добралась до Зеленогорска, но весенняя распутица не замедлила движения машин. Поначалу вся информация о продвижении танков засекречивалась, но с начала весны секретность была снята специальным штабным предписанием, ибо полный отчет о поведении боевых машин все равно ежедневно появлялся в Интернете. Плюс к тому распространялись всякие фантастические слухи. Отрывок из романа Наля Подольского «Время культурного бешенства»

Илья Бояшов. Кто не знает братца Кролика!

Попадающиеся «форды и «БМВ» жмутся к тротуарам: сунуться под колеса такого вот разухабистого отряда в сегодняшнем Петербурге не решились бы Бонни и Клайд. Торжеством момента проникнуты даже светофоры: нам светит сплошная «зелень». Едва успел нырнуть в проулок глупенький зазевавшийся джип. Шофер «газона» прищелкивает языком: «То-то, гнида!» Отрывок из книги

Как Еська одного чуда ждал, а другое сыскал

Глядит Еська, а тама груши висят. И тоже, главно дело, на сосне, будто Гриб нарочно дерево повыше выбирает. Жёлтые да румяные побоку, сверху узеньки, а книзу толще да мясистей — ровно тело бабье, что уж из девичества вышла да в самый сок вошла. Только не достать, больно высоко. А Гриб подначки строит: пытайся, мол. Еська руку вытянул, да и достал. Да и сорвал грушу, саму сочну да сладку. Глава из книги Михаила Першина «Еська»

Наталья Ключарёва. SOS!

Роман-дебют Ключарёвой «Россия: общий вагон» критика встретила с восторгом. Среди певших осанну был и я.

Книги Текст: Андрей Степанов

Илья Бояшов. Танкист, или «Белый тигр»

Историк Бояшов доказывает: погибли, сгорели заживо почти все, кто воевал в самоходных печах, украшенных по бокам топливными баками; после удара болванки жить трем танкистам оставалось три секунды.

Книги Текст: Андрей Степанов

Путеводитель по Израилю Игоря Губермана и Александра Окуня

Игорь Губерман, Александр Окунь Путеводитель по стране сионских мудрецов Путеводитель по стране Израиля, народу и истории, искусству, музыке, страстям, политике и многому другому — в 42 главах Известный автор «гариков» Игорь Губерман и художник Александр Окунь уже давно работают в творческом тандеме.

Ужас пустоты

Кунзру Хари Без лица Kunzru Hari «The Impressionist» Перевод с английского А. Анистратенко под редакцией В. Тублина GQ «Роман, в котором злоключения и унижения героев в правильной пропорции соединяются с юмором повествователя... Кунзру можно назвать современным Киплингом». Esquire «Кунзру — автор, наделенный огромным талантом, и его текст производит впечатление исключительно сильное, что редко бывает с первыми романами.

Думание мира

Быков Дмитрий Думание мира Дмитрий Быков не перестает удивлять читателей всеохватностью своего литературного и публицистического таланта. Кажется, нет темы в искусстве или социальной жизни нашего общества, которую не наколол бы этот вездесущий автор на свое безукоризненно отточенное перо.

Эдуард Лимонов напутствует Евгения Чичваркина

Эдуард Лимонов Мальчик, беги! Стихотворения Эдуард Лимонов приехал завоевывать Москву молодым поэтом. Несмотря на то, что литературную известность он снискал как резкий, острый, предельно откровенный прозаик, стихи прошли через всю его жизнь. Даже в боевой «Лимонке» он то и дело являлся перед читателями в качестве поэтического трибуна.

Дмитрий Жвания. Битва за сектор

Cоветские менты чувствовали себя великолепно, когда им в руки попадал кто-нибудь из нас. Им не надо было соблюдать права человека. Они, менты, просто нас п...ли. Им было наплевать, что мы — подростки, что наши организмы еще до конца не оформились. Они просто нас тупо п...ли!

Юрий Бригадир. Мезенцефалон

Появись эта книга 30 лет назад — и ее давали бы почитать на ночь, бледно-фиолетовую четвертую копию на машинке «Эрика».

Книги Текст: Андрей Степанов

Илья Бояшов. Повесть о плуте и монахе

Идеально выстроенная притча о путях великого подвижника и великого скомороха. Сказовый стиль, контраст раёшника и духовного стиха, цирковой репризы и житийной риторики. Безупречная симметрия и точность сюжетных рифм. Неожиданное вторжение истории. Смех и слезы. Можно долго перечислять достоинства — но, кажется, всего этого мало.

Книги Текст: Андрей Степанов