# Издательство «Амфора»

Лена Элтанг. Побег куманики

Значительная часть «Побега куманики» на протяжении периода с 2004-го по 2006 год (та часть, которая составляет дневник заглавного персонажа) публиковалась в виде интернет-блога и изначально сделана так, что представляет собой нечто среднее между средним интернет-дневником и средним худ. текстом.

Книги Текст: Дмитрий Трунченков

Донна Ванлир. Рождественские туфли (The Christmas Shoes)

Настоящий святочный рассказ не сложней (но и не проще) брусничного варенья: главное — чтобы рука была тверда. Недоложить сахару — выйдет кислятина, переложить — прощай пикантная горечь. А точная пропорция неизвестна: все делается по традиции да на глазок.

Книги Текст: Самуил Лурье

Николай Сванидзе. Политика, женщины, футбол. Сборник политических эссе

Всякое в жизни бывает, и чего только не сочинишь, будучи сотрудником государственного телеканала, но зачем из этого делать книгу, само устройство которой предполагает жизнь долгую, это ведь и дети твои могут прочесть двадцать лет спустя?

Книги Текст: Сергей Князев

Джозеф Хеллер. Поправка-22 (Catch 22)

Однако будь «Поправка-22» только очень смешной абсурдистской комедией вряд ли роман производил бы столь сильное впечатление. Война уродлива, ненормальна, а что хуже всего — на ней гибнут люди. Хеллер не перестает напоминать об этом. Книга, от которой так смешно и так страшно, как от «Поправки-22» точно заслуживает определения «шедевр».

Книги Текст: Иван Денисов

Евгений Шестаков. Пьяные сказки

Если вы не монархист и не клирик, а красочно живописуемые обильные излияния (с последующими упражнениями в безобразиях), равно как и похмельный синдром (с более физиологическими, нежели нравственными последствиями оного) не провоцируют вас на то глубокое сопереживание литературным героям, каковое способно пагубно повлиять на ваши взаимоотношения с окружающими, никакого вреда для вас от этой книжки не будет.

Книги Текст: Валерий Паршин

Дмитрий Быков, Игорь Порублев, Максим Чертанов. Живой

Внешне безбашенный кинороман «Живой» при спокойном рассмотрении оказывается весьма ловко сложенным литературным пазлом, в котором можно найти все общие места современной журналистики средней руки и коммерческого кино: чечня, русская глубинка, суетливая столица, продажная шкура-начфин, неверная невеста, безутешная вдова, чистый и праведный в своем гневе герой, верные друзья, духовное лицо, «эти черные, которые тут все захватили», что-то там в адрес Путина, что-то в адрес Иванова, бухло, кровь

Книги Текст: Тамара Буковская

Амос Оз. Мой Михаэль (Mikhael Sheli)

Вывод, который можно сделать, который заставляет Оз сделать своего читателя, таков: человек так же чужд самому себе и точно так же от самого себя не зависит, как не зависят от него другие люди, он может лишь наблюдать за тем, что с ним делается, не понимая, кто это делает и зачем.

Книги Текст: Дмитрий Трунченков

Гарольд Пинтер. Карлики (The Dwarfs)

Авангардный жест, пусть даже самый радикальный, всегда адаптируется культурой, а новый литературный язык легко усваивается и легко профанируется профессиональной литературой. С языком «Карликов» этого по-видимому не произошло. Он и по сей день не утратил ту радикальность, которая восхищала интеллектуальную молодежь в европейском авангарде 1950-х гг.

Книги Текст: Андрей Аствацатуров

Алексей Герман, Светлана Кармалита. Что сказал табачник с Табачной улицы

У Германа, как у всякого художника, при всем разнообразии материала, тема одна: о гибели или выживании человека в невыносимых условиях тоталитарной системы. «История с удивительной последовательностью еще раз доказала нам, — написано в предисловии к одному из сценариев, — что все связанное с тиранией повторяется в таких подробностях, что можно заплакать»

Книги Текст: Николай Крыщук

Книги навсегда

Текстовой состав обеих книг вызывает самые теплые чувства. Если вирши и абсурдистские россказни Хармса, стихи Чуковского и Маршака, рассказы Л. Пантелеева, сказки Е. Шварца довольно широко печатались у нас и вполне популярны, то детские произведения некоторых их коллег и товарищей, порой не менее любопытные и талантливые, известны меньше.

Славомир Схуты. Герой нашего времени (Zwal)

Роман заключает в себе все элементы текста, обреченного стать культовым: литературный профессионализм в виде готовых литературных приемов, и модную идею, сложившуюся из готовых концепций современного общества. Прочтите роман. Это модно. И поучительно. О неудачнике нам расскажет писатель удачливый во всех отношениях. Тут есть над чем задуматься…

Книги Текст: Андрей Аствацатуров

Том Вулф как Leo Tolstoy

Никак нельзя сказать, чтобы Том Вулф (родился в 1931 г.), один из главных американских писателей последних лет тридцати, гуру так называемой «новой журналистики», был для нас совершеннейшей terra incognita. По-русски выходили и его образцовый документальный опус об американском андеграунде 1960-х «Электропрохладительный кислотный тест», и превосходный по любым меркам роман «Костры амбиций». Но творчество Вулфа у нас было представлено всяко недостаточно для прозаика такого уровня. Издательство «Амфора» благородно решило восполнить этот пробел, затеяв выпускать «авторскую серию» произведений Вулфа

Евгений Даниленко. Меченосец

«Меченосец» состоит из трех произведений, и главное их достоинство заключается в том, что они не похожи друг на друга. Писатель словно демонстрирует нам три разных проявления своего авторского «Я». И в двух случаях это выходит действительно удачно.

Книги Текст: Виталий Грушко

Владимир Короткевич. Христос приземлился в Гродно (Евангелие от Иуды)

Когда сегодня очередной ремесленник берется за сочинение на библейскую тему, понятно, что он рассчитывает на большие тиражи и признание публики. На что рассчитывал в 1966-м Короткевич — непонятно. Бесконечные цитаты из Библии, обыгрывание евангельских сюжетов, никакого обличения народных суеверий — естественно, писатель понимал, что советской цензуре все это очень не понравится. И все же он писал, чувствуя, что никто его не похвалит, а книгу скорее всего не издадут. Писал, потому как знал нечто такое, что не мог держать в себе, и был уверен, что его правда нужна людям.

Луис Сепульведа. Старик, который читал любовные романы (Un Viejo que leia novelas de amor)

Рычащая, воющая, взвизгивающая и потрескивающая сельва — сельва без прикрас, как она есть, равнозначная Морю Хемингуэя, — по-моему, лучший образ книги, длящийся без конца и без краю от первых и до последних строк. Но есть и еще кое-что в романе Сепульведы, что сначала тихонько прячется за кромку доисторического леса и спины главных героев, а потом вдруг встает во весь рост, перекрывая собой и талантливо выписанные образы персонажей, и саму непостижимую сельву…

Книги Текст: Мария Петровская

Виктор Мережко. Сонька Золотая Ручка

Стране нужны новые герои. Об этом знают и писатели, и режиссеры, и продюсеры. Новый герой может собрать кассу. Он может стать народным героем. Может войти в анекдоты. Вот только где взять такого героя, чтобы он обладал ярким характером, харизмой и заинтересовал публику? Штирлиц, Шерлок Холмс… Из этих персонажей выжали все до последней капли — нужен кто-то еще. А почему бы не попробовать Соньку Золотую Ручку? В советские времена о ней мало писали, но теперь, если правильно ее «раскрутить», она может дать фору даже Бене Крику и Остапу Бендеру. Надо просто написать роман, снять сериал и распиарить все это дело, а с остальным Сонька справится. Она соберет кассу — недаром до революции ее знали как самую талантливую мошенницу. Что? Вы полагаете, я намекаю, будто создатели книги и сериала ведут нечестную игру? Нисколько.

Книги Текст: Виталий Грушко

Минеко Ивасаки, Рэнд Браун. Настоящие мемуары гейши (Geisha, a Life)

Наверное, суть и смысл дальневосточной культуры вообще не могут быть переданы средствами языка. Канон японской эстетики — недосказанность-таинственность-очарование — демонстрирует ориентацию на намек, а не на прямое высказывание. Но если для европейца такое высказывание в принципе возможно, то для человека Востока — нет! Внимательно посмотреть на цветок сакуры, на танец красивой девушки, на пузырьки заваривающегося чая — ценнее, чем говорить об этом.

Книги Текст: Никита Николаев

Косюн Таками. Королевская битва (Battle Royale)

«Королевская битва» еще до публикации спровоцировала скандал. В 1998 году она дошла до финала конкурса на лучший роман в жанре «хоррор», когда невесть как затесавшаяся в жюри консервативная писательница Марико Хаяши выступила с яростной критикой романа. Премию Таками не получил, зато внимание издателей привлек, и в 1999 году «Битва» стала бестселлером. Выдающийся же постановщик Фукасаку никогда от провокационного материала не отказывался, потому не должно удивлять, что именно 70-летний мэтр взялся за экранизацию произведения 30-летнего писателя.

Книги Текст: Иван Денисов

Олег Григорьев. Хулиганские стихи

Поразительна преображающая сила дара Григорьева: вот он вдохнул все эти премудрости и явил нам стихи, которые, не стесняясь, можно назвать философской лирикой для старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Не сразу и сообразишь: а была ли такая богатырская поэзия между Корнеем Чуковским и Олегом Григорьевым?

Александр Житинский. Альманах рок-дилетанта

Я погрузился в эту книгу с необыкновенным и давно забытым удовольствием: в последнее время на страницах книг всё реже удаётся встретить нормальный русский язык, здоровое чувство юмора, самоиронию, тёплое отношение автора к своим героям и окружающим

Книги Текст: Андрей Бурлака

Иосип Новакович. День дурака

Рецепт изготовления современного трагифарса хорошо известен писателям. Его составляющие: простоватый и ни в чем не повинный главный герой, которого автор протаскивает через все мыслимые и немыслимые круги ада; изображение низменных страстей человеческих; слишком суровая реальность (войны, революции и т. д.) и юмор висельника — единственный луч света в творящейся вокруг вакханалии.

Книги Текст: Виталий Грушко

Приезд Орхана Памука

От приезда Орхана Памука ожидали большего. Своими заявлениями о геноциде курдов и армян он зарекомендовал себя в глазах русского читателя чуть ли не как турецкий диссидент.

Орхан Памук. Снег

Для чего мы живем и зачем так много и напрасно страдаем? «Я хочу Бога, перед которым мне не надо снимать обувь, не надо вставать на колени и целовать кому-то руку. Бога, который поймет мое одиночество»

Книги Текст: Виталий Грушко

Лев Данилкин. Парфянская стрела

«Парфянская стрела» Льва Данилкина вышла в издательстве «Амфора» в серии «Личное мнение». Ее подзаголовок: «Контратака на русскую литературу 2005 года».

«Работа моя состоит в том, чтобы публично лоботомировать писательские черепа…» — заявляет автор. Однако в аналитическом путеводителе по сталкеровскому полю родной речи мы найдем все что угодно, но не брутальную одномерность — которая, впрочем, вполне выразилась в безвкусной картинке на обложке книги. (Фамилия автора «многофигурной композиции» предусмотрительно не указана.)

Книги Текст: Екатерина Захарова

Эльфрида Елинек. Дети мертвых

«Дети мертвых» — более мистический, нежели политический роман. К тому же он слишком красиво написан, и его жутковатая красота затмевает социальный подтекст. Необычные метафоры, игра слов, афоризмы — язык романа богат. Об этом можно судить по великолепному переводу, выполненному Татьяной Набатниковой. Насколько сложна была ее задача и насколько блестяще она ее воплотила в жизнь, узнает каждый, кто прочтет «Детей мертвых». Теперь остается с нетерпением ждать новых переводов. Елинек из тех писателей, кого просто необходимо переводить

Книги Текст: Виталий Грушко

Дмитрий Орехов. Будда из Бенареса

Язык героев — это язык Ригведы и Дхаммапады. Их одежда, еда, образ жизни вполне достоверны. Отшельники медитируют, испытывают экстатические состояния сознания и даже парят над землей «на высоте двух-трех локтей». Однако все эти моменты воспринимаются вполне естественно. Перед нами не сказка, а притча. Притча о восточном мистицизме или, если угодно, об оккультизме.

Книги Текст: Н. Н.

Андрей Курков. Пикник на льду

«Когда писатель хочет купить бутылку хорошего шампанского, то, чтобы заработать на нее деньги, ему нужно стать на две ступеньки ниже и написать что-нибудь попроще».

Книги Текст: Кирилл Алексеев